CЕМЕЙСКИЕ - СТАРОВЕРЫ ЗАБАЙКАЛЬЯ

Новости История Современность Правила Храм Библиотека Молитвослов Календарь Ответы Наука Энциклопедия Паломник ЛицаОбщинаКостюмСсылкиГостевая

Современность

 

Олег Хохлов "Раздоры в РПСЦ, XXI век."

 

Валерий Коровин "Признак конца"

 

Конец "непоминающей" иерархии. Наступит ли мир в Улан-Удэнской общине?

 

Архипастырские поздравления с Рожеством Христовым (2010/2011 год)

 

Максим Гусев "Тернистый путь ..."

 

Кирилл Великанов "Мир спасет красоту"

 

"Слово в неделю о мытаре и фарисее"

 

"Ржевская обитель - 2009"

 

Город Улан-Удэ: поставление нового священника

 

Село Селезнево: хроника церковного раздора

 

Архипастырское пасхальное поздравление (лето 7516 года)

 

"Не единожды соврамши" или о моральном облике забайкальского священства ДЦХ БИ

 

Кирилл Товбин "Разбей своего врага "

 

Тарбагатай

 

Встреча старообрядцев мира "Путь Аввакума"

 

Программа основных мероприятий встречи старообрядцев мира "Путь Аввакума" 30 мая - 3 июня 2007 года

 

"Торжественное празднование дня жен-мироносиц. 2007 год "

 

"Звонарь по призванию"

 

Архипастырское пасхальное поздравление (лето 7515 года)

 

Кирилл Товбин "Вера и идентичность"

 

Зимой в Шамарах

 

Открытое письмо Кириллу Товбину

 

Кирилл Товбин "8 марта"

 

"Преодолеть разделение братьев" Открытое письмо христианам РДЦ

 

Архипастырские поздравления с Рожеством Христовым

 

"Православный путь или Am(erican) Way?"

 

"В престольный праздник всей Руси ... "

 

"Свято место - пусто... "

 

"Уральский праведник"

 

"Греховно ли страхование"

 

О мироточивой магаданской иконе святой великомученицы Парасковии Пятницы

 

Фотоочерк с празднования Недели свв. Жен Мироносиц

 

Архипастырские пасхальные поздравления

 

"На деревню - к деду Феодору "

 

"Фоторепортаж из Олекминского заповедника"

 

"На уральской Пристани год 7514... "

 

"Богом избранный... "

 

"У нас разное понимание истории"

 

"Новая обитель в Подмосковье"

 

"Два дня в "оплоте старой веры"

 

"Фоторепортаж о празднике Святой Троицы"

 

"Самый культурный день"

 

Выступление митрополита московского и всея Руси Андриана на Всемирном Русском Народном Соборе

 

"Незабытая старина"

 

"На престольный праздник к отцу духовному"

 

"Старой веры хранители"

 

Виктор Бужинский "Нелепость велия!"

 

Старообрядцы - "руссейшие из русских"

 

Крест святому из Тарбагатая

 

Молодые староверы побывали в Миассе

 

"Урал -оплот старообрядчества России"

 

Архипастырское пасхальное поздравление

 

Собор у черты раздора

 

Митрополит московский и всея Руси Андриан "Старообрядцы ждут молодых"

 

Биография Митрополита Андриана

 

Виктор Бужинский "Сруб не сгорел, он всё ещё горит"

 

Бремя Перво-святительства

 

Избрание нового Митрополита

 

Прощание с долгожителем

 

Архипастырское поздравление митрополита Алимпия с Рожеством Христовым

 

Великорецкий крестный ход

 

Христианскому лагерю "Ржевская обитель" - десять лет!

 

Крестный ход во Ржеве

 

"Сарахван" на глазок

 

Антимастодонтия : атеистична ли наука?

 

Архипастырское пасхальное поздравление

 

Солженицын А.И. "О старообрядчестве"

 

Знатнов А.В. "Противление злу ненасилием"

 

Кутузов Б.П. "Об анти-старообрядческой деятельности и официальной позиции РПЦ"

 

Освящение Троицкого храма в Николо-Улейминском монастыре

 

Мельников Ф.Е. - певец (древнего) Православия

 

Об оккультизме, магии и "нетрадиционных методах"

 

Архипастырское рождественское послание

 

Ирина Фролова "Телевидение и дети. Союзники или противники?"

 

Терентий Серединов "Нужен ли старообрядцам патриарх?"

 

Преосвященный Силуян, епископ Новосибирский и всея Сибири "О проявлениях неоязычества у христиан"

 

Газете "Дальневосточный старообрядец" 80 лет

 

Осипов В.И. "...в Боровск ... на место мученое..."

 

Всемирный собор старообрядческой церкви

 

Владыка Силуян - 10-летие архипастырского служения

 

К вопросу об ИНН

 

Михаил Шахов "Проблемы современного старообрядчества"

 

интервью с митрополитом Алимпием (НГ-Религия)

 

Л.Воронцова С.Филатов Церковь достоинства

 

 

ТАРБАГАТАЙ

 

 

Тарбагатай, село в Бурятии, центр Тарбагатайского района, в 52 км к юго-востоку от Улан-Удэ. Расположено на р. Куйтунка (приток Селенги). Население 5,3 тысячи человек. Основан в начале 18 в. Тарбагатай - местность богатая тарбаганами (сурками). Тарбагатай....

 

Мимо тарбагатайских лесов и степей 350 лет назад, проплывая по пути в Даурию по Селенге, освящал эти земли, своим посещением святой священномученик протопоп Аввакум. Через 100 лет, эти места стали вторым домом, для его последователей, людей правой веры - староверов. Они оказались здесь не по своей воле. Во второй половине XVIII века, по решению Екатерины II состоялся насильственный массовый выгон старообрядцев из пределов Польши, Белоруссии и Украины. Их ждал неведомый край, суровая Сибирь, нетронутые земли.

 

Людей собирали в Калуге, где на берегу Оки за городом специально выстроили амбары (бараки), в которых перемерло немало народу. Затем на судах везли до Казани и до Верхотурья. В "Ведомости", обнаруженной доктором исторических наук Н. Н. Покровским в Центральном государственном архиве древних актов, показано, "сколько выведенных из Польши российских беглых людей... в Сибирь отправлено было". "Из Калуги отправлено в разных партиях 10917 человек. Из того числа, следуя до Тобольска, померло и бежало (надо полагать, не от хорошей жизни - Ф. Б.) 2690. В Тобольске в формирующиеся в Томский и Селенгинский полки годных в службу с их семействами определено 3955 человек. За неспособностью быть в службе... отправлено на поселение в Селенгинское ведомство 2949 чел".

Первая партия старообрядцев прибыла в Иркутск в декабре 1756 г. Вот что по этому поводу сообщает Иркутская летопись: "Сего (1756) года пришли в Иркутск польские старообрядцы для поселения их за Байкалом. Их сопровождал подполковник Иванов". А в январе-феврале следующего 1757 г. староверы были отправлены из Иркутска в Забайкалье и поселены по Чикою и Иро, притокам Селенги. Другая группа в составе 824 человек, была в 1765 г. поселена недалеко от Верхнеудинска в селах Тарбагатай, Куйтун, Куналей, Десятниково и Бурнашево, где уже проживали русские старожилы.

 

Дома первых поселенцев

 

Первые сведения о поселившихся в Забайкалье "семейских" сообщил в печати ученый академик П. С. Паллас, который в 1772 году объезжал Забайкалье в целях изучения естественных условий этого края и побывал в тех местностях, где незадолго перед тем водворились старообрядцы. По его данным в слободе Тарбагатай было около 40 дворов и одна православная церковь — Зосимо-Савватиевская, построенная в 1744 году. Из 40 дворов 10 принадлежали старообрядцам.

 

 

В 1824 году в Тарбагатае побывал инженер и писатель А.И. Мартос вот как он описывает эти земли -

"Влекомый любопытством, я своротил от почтовой дороги в сторону в одно селение старообрядцев, - мне хотелось взглянуть на сию отрасль обитателей Стародубовских слобод и уверится в том счастливом состоянии сих переселенцев, про которое я много наслышался. Дабы достигнуть в сию колонию, на пятой версте от Нетесова едут вправо по большой долине, в коей протекает речка Куйтун, принимающая в себя речку Тарбагатай. На устье Куйтуна представляется высокая гора Гозогор-Саган; при подошве ее пахотные места; тут же несколько ниже по Селенге есть другая каменная гора Омулевка, названная потому, что при сем утесе промышляют чрезвычайное множество омулей. Сия гора лежит в 45 верстах от Верхнеудинска, но в ясное время с ее вершины, как сказывают, бывает виден город. Здешние горы вообще состоят из слоев каменной, или глинистой почвы.

Скоро показалось и селение, раскинутое в пространной долине, с двумя церквами. Не смотря на чувствительную стужу, люди стояли кружком у ворот; женщины, одетые в настоящем русском национальном платье, в повойниках унизанных жемчугом, с покрытыми фатами; мужчины в нарядных зимних кафтанах, в шапках набекрень; сии группы и самая одежда привели мне на мысль Чудово, Бронницы и другие ямы по Московскому тракту. Почтарь остановился в селе у одного деревянного дома противу старообрядской церкви Св. Николая Чудотворца; другой храм посвящен имени Св. Зосима и Савватия. Я спешил войти в дом; чистые сени привели меня в опрятную комнату. Мне это с первого взгляда очень понравилось. "Чей это дом?" - спрашиваю женщину, которая пришла поздравить меня с приездом. - Крестьянина, сударь! Отвечает мне. Мебель красного дерева, со вкусом выработанная, полы покрытые коврами, большие зеркала в нарядных рамах, в третьей комнате часы с музыкою, заставили меня забыть ответ и снова повторить прежний спрос. - Хозяин наш крестьянин Верхнеудинского округа, - отвечает женщина, - и теперь его нет дома: он уехал в город, но сего дни ждем его. - Во время моих начальных расспросов выходит и хозяйка, приветствует меня с Новым годом, говорит, что она рада в день сей иметь гостя, и повторяет, что ее муж непременно скоро возвратится. Во время наших разговоров девушка, прекрасная собою, приносит мне чай: он был очень хорош; скоро приглашают обедать. - Четыре блюда хорошо приготовленные, чистой прибор, чистая скатерть и салфетки, очень хорошо вычищенные серебреные ложки, придали мне и лучший аппетит.

Скоро смерклось, - подали свечи. Хозяйка ко мне приходит и говорит: "Что как верно мне у них в Тарбагатае скучно, то для сокращения времени, не угодно ли мне прочесть журналы?" Я снова удивился, увидя перед собою, в доме крестьянина, за 6500 верст от столицы, петербургские политические и литературные периодические издания. "Хозяин давно выписывает их," говорит хозяйка, и "газеты тоже мы исправно получаем".
Таким образом в самом приятнейшем занятии прошел вечер первого дня Нового года.

 

 

Селение Тарбагатай раскинуто верстах на двух; прямая улица составляет красу его. Здесь домов 110 и жителей 700, в числе коих ясашных более ста человек. Село лежит при речках Тарбагатае и Куйтун, в коих ловятся омули, язи, сиги, налимы, щуки, хайрузы, ленки и таймени, а в Селенге, где обыватели имеют свои рыбные промыслы, осетры, только здесь невелики, сказывают мне, не больше трех пудов, а ниже к истокам реки у моря попадаются осетры и в пять пудов весом! Пуд мяса здесь продается за два рубля; хлебопашество в высочайшей степени совершенства: многие оратаи засевают хлеба по сто десятин! Рож родится сам - десять, яровой хлеб обыкновенно дает двадцать зерен. Сверх того здешние жители, отважные и прилежнейшие охотники, бьют сахатых (лось), зубрей, диких коз, медведей, волков, лисиц и зайцев. Крестьяне довольно зажиточные в домашнем обиходе, держат по сотне рогатого скота, от трех до пяти сот овец, по сотне лошадей, коими обрабатывают землю, - это относится к довольно зажиточным людям, но в сравнении их, есть еще и богаче.

 

р. Куйтунка

 

Назад тому с небольшим 50 лет несколько юрт занимало долину Тарбагатайскую; пришли русские со своим прилежанием, с своею страстью к землепашеству, и все переменилось. Довольство есть отпечаток совершенного благополучия колонии. - Водворение тарбагатайцев происходило таким образом: правительство, желая обуздать раскольников, привыкнувших заманивать в свое сословие людей без различия состояния, неоднократно внушало им не укрывать у себя бродяг, а паче преступников; но все настояния были тщетны. Виновники, люди прошатавшиеся, из Москвы, Рязани, Ярославля и других городов, находили средство к укрытию себя от преследования законов: бегать в Стародуб и Гомель. Стечение их все увеличивалось, и естественно сии беглецы вредили обществу. Тогда взяли иные меры. В 1765 году сорок тысяч старообрядцев велено переселить в Сибири; они следовати водою из Калуги до Верхотурья и продолжали идти далее сухим путем. В Тобольске сформировали из них два пехотные полка: Томский и Селенгинский; остальных затем разделили надвое: одна часть поселена по Иртышу, другая за Байкалом. Последние избрали урочище Тарбагатай, но одна часть их подалась еще ближе к Китайским пределам на берега Чикоя, где основалась, и, как известно, живет в совершенном довольстве. Старообрядцы пришли сюда семьями, водворены семьями и потому сохранили доселе имя семейных. Для начальных обзаведений выдано было каждому по лошади, корове, сошнику и семян на посев. Так, в недрах Сибири, жители Стародуба, Добрянки, Гомеля, обрели для себя новое отечество, а неутомимое прилежание, деятельность, даровали переселенным возможное на земле счастие. Настоящее поколение, родившееся за Байкалом, довольно своим настоящим.

На другой день хозяин дома возвратился из города; он показывал мне собрание географических карт, недавно изданных в С.Петербурге, говорил, что любит литературу и сельские работы, и тем особенно вселил в меня неизъяснимую радость при виде крестьянина с бородою, который знает быть настоящим человеком."

 

Прошло ещё пятьдесят лет, Н. А. Некрасов "Дедушка" -

...

Чудо я, Саша, видал:
Горсточку русских сослали
В страшную глушь, за раскол,
Волю да землю им дали;
Год незаметно прошел -
Едут туда комиссары,
Глядь - уж деревня стоит,
Риги, сараи, амбары!
В кузнице молот стучит,
Мельницу выстроят скоро.
Уж запаслись мужики
Зверем из темного бора,
Рыбой из вольной реки.
Вновь через год побывали,
Новое чудо нашли:
Жители хлеб собирали
С прежде бесплодной земли.
Дома одни лишь ребята
Да здоровенные псы;
Гуси кричат, поросята
Тычут в корыто носы...

 

Так постепенно в полвека
Вырос огромный посад -
Воля и труд человека
Дивные дивы творят!
Всё принялось, раздобрело!
Сколько там, Саша, свиней,
Перед селением бело
На полверсты от гусей;
Как там возделаны нивы,
Как там обильны стада!
Высокорослы, красивы
Жители, бодры всегда,
Видно - ведется копейка!
Бабу там холит мужик:
В праздник на ней душегрейка -
Из соболей воротник!

 

Дети до возраста в неге,
Конь - хоть сейчас на завод -
В кованой, прочной телеге
Сотню пудов увезет...
Сыты там кони-то, сыты,
Каждый там сыто живет,
Тесом там избы-то крыты,
Ну уж зато и народ!
Взросшие в нравах суровых,
Сами творят они суд,
Рекрутов ставят здоровых,
Трезво и честно живут,
Подати платят до срока,
Только ты им не мешай".
-"Где ж та деревня?" - "Далеко,
Имя ей: Тарбагатай,
Страшная глушь, за Байкалом...
Так-то, голубчик ты мой,
Ты еще в возрасте малом,
Вспомнишь, как будешь большой...

 

Улица Тарбагатая

 

В 1919 году профессор Иркутского университете Селищев А.М. пишет -"Да, и теперь тут избы тесом покрыты и народ здоровый «хрушкой», как говорят сибиряки. Но насчет сытости и прочего дело обстоит не так: заболевания голодным тифом, и «рекруты» не те: жалуются на побеги мобилизованных; да и трезвость шатается, на подати ропщет народ, суд творит присланная милиция. В Тарбагатае 539 дворов; из них 14 единоверческих, 60 православных («сибирских»), 465 старообрядческих. Число населения 3391.

Прежде всего, от каждого собеседника я слышал неизбежную жалобу на недостаток земли. От старика и старухи до парнишки все в один голос вопили: земли мало, земли дайте, хлеба недостает, сена не хватает, и эти вопли не жадность семейских. С землей обстоит у них дело не благополучно. Посевная площадь недостаточна. На душу приходится от 2-21/3 до 5 (редко) десятин. В с. Тарбагатае и Куналее уже 2 года, как нет урожая.

Чтобы поправить свои дела по хозяйству, семейские ходят на заработки, на железнодорожные станции или на прииска (на Олекму, на Зею). Много уходит на заработки из сел Харауза, Никольского, Хонхолоя, Тарбагатая, Мухоршибири и некоторых других. По приискам давно уже ходят. В 1882 г., напр. ушло из Мухоршибири 780 человек. На приисках теряют нередко здоровье и жизнь.

Другое обстоятельство, угнетающее семейских – это современная неурядица. «Будет ли порядок?» – опять неизменный вопрос задававшийся мне на каждом шагу мужиками. «Видно нам не дожить до порядку!» – меланхолично замечали, вздыхая, старики. Неурядицей вызвано и ненадежное настроение мобилизованных."

 

1994 год, Фирс Федосович Болонев -

"В советское время многочисленные преобразования не могли не пошатнуть отдельные стороны народной культуры староверов. Насильственные меры коллективизации, раскулачивание, при которых пострадали не только кулаки, а наиболее крепкие работящие крестьяне, тоже отрицательно сказались на положении старообрядцев. Население большинства сел уменьшилось почти в два раза. Традиционное трудолюбие еще сохраняется. Но в период брежневщины пала дисциплина, усилилось пьянство, которого прежде почти не бывало. Несмотря на это, колхозы, где преобладает старообрядческое население, не убыточны."

Динамику изменения численности населения в Тарбагатае -

1919 года - 3391

1966 года - 2945

1988 года - 4638

В Тарбагатае из 835 хозяйств 201 хозяйство колхозников и 634 хозяйства рабочих и служащих.

Следовательно, в селе подавляющее большинство населения составляют рабочие и служащие. В нем только за 50 лет Советской власти выросли около 10 небольших предприятий легкой и пищевой промышленности. С другой стороны, видно, что количество хозяйств увеличилось, но в целом население уменьшилось. Следовательно, старые большие семьи старообрядцев, состоящие из нескольких поколений, уже отжили свой век, они стали небольшими, состоят в основном из 3-5 человек.

Уменьшение численности населения в семейских селах обусловлено рядом причин:

1. Из-за недостатка земель в некоторых селах в двадцатые-тридцатые годы много семейств переехало на менее занятые земли, где выходцами из этих деревень были основаны новые поселки.

2. Немало семейских, по различным причинам порвав с крестьянством, пополнили население растущих городов. По сути дела пригороды Улан-Удэ, особенно поселки Октябрьского района (3ауда) заселены в значительном числе семейскими.

3. Одной из основных причин уменьшения численности населения сел было раскулачивание. Это была запретная тема для историков. Писать об этом чудовищном отчуждении крестьян от земли не разрешали. Но наряду с кулаками, которые до революции в России составляли примерно 15%, а в семейских селах их было не более 5-8 проц. Сталинскими репрессиями из семейских сел было выселено крестьян в 2-3 раза больше, чем было в них кулаков. К сожалению, мне пока точные цифры репрессированных в семейских селах неизвестны. Хотя выселяли не только кулаков, но и многих безвинных тружеников.

Репрессии, ссылка, ничем не оправданная расправа с истинными тружениками калечили общество, размывали веками выработанные устои, унижали людей, сокрушали их честь и достоинство. Приведу ряд примеров из жизни репрессированных семей; большинство этих лиц я знал лично, о других же получил сведения от их близких и родных.

Помню землячку Екатерину Филипповну Назарову, статную красивую женщину лет 38-40. Ее муж Агафон Назаров оказался в ссылке за то, что был отменный работник, но верующий. Бедная женщина с двумя детьми Савушкой и Васей осталась без своего угла. Их приютили у себя близкие родственники, отведя им для жилья горницу в своей пятистенке. Дети с 8-10 лет работали в колхозе на разных работах (боронили, седочили, возили копны, гребли сено, копали картошку, пропалывали поля, поливали огороды). Сама же Екатерина ходила как помешанная; постоянная скорбь, тоска, какое-то чувство вины тяжелым камнем лежали на ее душе, она почти постоянно твердила одно и то же: "Что же я наделала, что я наработала?!".

Когда ее муж вернулся из ссылки, ее лечили, какой-то народный лекарь неожиданным психологическим приемом стряхнул с нее этот тяжкий груз. Она пришла в себя. Потом семья уехала в Улан-Удэ. Да, большинство репрессированных крестьян не вернулись в родные места, им не разрешали жить у родных очагов, могил. Чем это было вызвано - мне неизвестно. Возможно, местные власти не хотели видеть невинно репрессированных перед глазам.

Полное порабощение прав и воли колхозника управленца всех рангов было одной из причин бегства крестьян из села. Оставаться вечно обездоленным поденщиком у ретивых надсмотрщиков и распорядителей благ самостоятельный человек не хотел и при первой возможности срывался с насиженного места, уходил искать лучшей доли, уходил туда, где лучше, помятуя старую русскую пословицу: "Рыба ищет, где глубже, человек - где лучше". Выезжали из села целые семьи, не оставалась в селе молодежь не возвращались к родным очагам отслужившие срок военной службы солдаты. Уезжало будущее деревни, оставляя ее на стареющее, отживающее свой век поколение. Все это отрицательно сказывалось на культуре села, на ее благосостоянии. Сельское хозяйство держалось на безвестных героях, на тех тружениках, которые не мыслили своей жизни вне села. Они продолжали кормить страну, получая при этом самую низкую зарплату, обездоленные в социальном и культурном плане.

Несомненно, раскрестьяниванию способствовали ряд факторов не только раскулачивание, но и строительство промышленных предприятий, рост городов. Вчерашний земледелец становился горожанином, и процесс этот был настолько стремительным и резким что некогда было опомниться, прихватить в новую жизнь устоявшиеся нормы и формы поведения, культуры, житейского опыта. Корни народной духовной культуры, нравственности, этики и эстетики были подрублены; образовалась ниша, которую заполняли не всегда доброкачественным материалом. Бурно разрасталась сорная трава, истинно культурные растения в ней глохли и хирели. Официальные призывы и лозунги о повышении культуры били мимо цели, но и в этом одичании вырастали отдельные плодоносящие деревья, сохранялись отдельные оазисы подлинной культуры. Жизнь очень противоречива. И в худшее время появляются лучшие плоды.

Бескультурье - основная разрушительная сила общества. Общество, предавшее забвению родную культуру, пустившее ее на самотек, и подрывшее ее корни, незамедлительно будет наказано различными проявлениями бездуховности, аморализма, всеобщей апатии, безразличием, аморфностью поведения и другими катаклизмами (пьянство, разврат всех слоев, наркомания, коррупция, мафия, безверие, бесхозяйственность, безответственность)... В известной мере многое из этого мы пожинаем теперь, разрушив до основанья всю прежнюю культуру, созданную гением народа за прошедшие тысячелетия."

 

На дворе 2007 год. Ранним утром в понедельник мы с протоиереем Елисеем Елисеевым садимся в маршрутку и направляемся в Тарбагатай. Где нас уже ждут иерей Александр Шестаков и тарбагатайский уставщик и иконописец Вячеслав Измайлов. Дорого не большая, чуть более часа, даже и поговорить не успеешь, тем более, если есть о чём.

 

Священство РПСЦ в Бурятии. Храм г. Улан-Удэ

 

Сейчас наши старообрядцы в Тарбагатае собираются на молитву в доме Измайловых, причина - огромный пожар 2004 года, когда ночью в центре Тарбагатая, полностью уничтоженными оказались библиотека, музыкальная школа, магазин «Гевс», районная аптека и старообрядческая церковь Белокриницкой общины вместе со старинными иконами, книгами и церковной утварью. Вячеслав встречает нас экзотическим салатом, из крапивы, ревеня и лука - зарплата в Тарбагатае не более 2000 рублей, а цены выше московских....

 

Вячеслав Измайлов

 

Немного перекусив, мы начинаем паломничество по местам связанным с жизнью священномученика Афанасия, епископа Иркутского-Амурского.

 

Явился на свет Божий, младенец Амвросий 21 декабря 1877 года. Он был первенцем в семье староверов-поповцев, проживавших в старообрядческом (семейском) селе Тарбагатай Верхнеудинского уезда Забайкальской волости. Его родители Феофан Иванович и Фекла Ивановна Федотовы были крестьянами. Жили не бедно, ибо и сами не привыкли сидеть без дела, и детей своих к тому приучали.

Мать троих детей - Амвросия, Марьи и Ильи - умерла рано, оставив Феофана Ивановича вдовым. Поднять детей без хозяйки оказалось непосильным делом для отца. Он, будучи еще довольно молодым человеком, венчался во второй раз на Агафье. От второй жены у Феофана Ивановича родилось еще четверо детей - четыре девочки: Марья, Елизавета, Анна и Иулиания. Большие семьи в старообрядческой среде дело обычное.

Выросли браться Федотовы симпатичными, рослыми, способными и трудолюбивыми парнями. В холостяках не задержались. Женился старший брат Амвросий, женился вскоре и Илья. Амвросию сосватали невесту в старообрядческом селе Десятниково Тарбагатайской волости. Девицу звали Марья, происходила она из крестьянской семейской среды староверов-поповцев. У Амвросия и Марьи родились две дочери: в 1904 году - Екатерина, а в 1908-м - Анна.

Не долго думая, взяли друзья-братья два земельных нареза рядом друг с другом и поставили два дома: Илья - дом-связь, Амвросий - пятистенок. Дома - красавцы. У Ильи - хоромы, а у Амвросия - дом поменьше, но высокий и добротный, как терем.

Вот к этим домам, читая житие святого мы и направились...

Дом владыки Афанасия

Дом его брата Ильи

В начале ХХ века, после Высочайшего Императорского веления об основах веротерпимости 1905 года, давшего староверам некоторые свободы в вероисповедании, решили Федотовы-старшие строить свой храм. Амвросию не было тридцати, а Илье и того менее, когда собрали Феофан (их отец), дядя Ермила и Киприян Федотовы свою родову да единоверных христиан-старообрядцев и сказали: "Мужики, давайте, пока есть возможность, строить свою церковь. Сколько же можно по домам молиться?".

Решено - сделано. Дабы не тратить деньги, которых всегда не хватает, на покупку земли, предложили Федотовы-младшие строить храм на их земле  - в огороде на Шелухановой улице. С лесом для часовни поступили так: каждого совершеннолетнего мужика из семейских малого прихода обложили церковной данью - должен был каждый по своим силам съездить в лес и заготовить по два бревна на Церковь.

Собрали стройматериал быстро. Буквально за сезон срубили церковь и в скором времени начали молиться в новенькой, пахнущей смолой церквушке. Собственно говоря, это была не церковь, а часовня, ибо в ней не было алтаря.

Место, где была Знаменская церковь

Сейчас на этом месте, где был храм - снова огороды, в годы безбожия все церкви, как и обещали, сровняли с землёй. Но, вдали за речкой Куйтункой нашему взору предстаёт небольшой, аккуратный Никольский храм РДЦ, воздвигнутый в 2003 году.



Колокола для колокольни были отлиты в г. Каменск-Уральский.

Иконостас храма св. Николы

Настоятель храма о. Сергий Палий удивительный человек. В Бурятию он приехал в 1979 году и поселился в с. Куйтун. Там же построил первую церковь. При строительстве о. Сергий обнаружил во дворе старую свалку с редкими старинными вещами, топорами, скребками. Не удержался, бережно собрал и отложил для коллекции.

 

 

Три года назад о. Сергий переехал в село Тарбагатай. Через дорогу от Никольской церкви стоял сгоревший спортзал. Отремонтировав его практически на свои средства он и сделал его домом для своей коллекции.



Сегодня собрание музея насчитывает более 1000 экспонатов. Собрать их отцу Сергию помогали и жители окрестных сёл: Тарбагатай, Куйтун, Десятниково.

Люлька

 

Среди экспонатов: долбленые деревянные корыта, горшки, крынки, кувшины, самовары. Большую группу экспонатов представляют орудия труда: плуги, бороны, деревянные вилы, серпы, мельницы.

Высокоточные весы

Украшает музей одежда семейских - сарафаны, запоны, рубахи, кички, кокошники и платки. Есть и верхняя одежда - тулупы, шубы.

Детская кроватка

Но, главное богатство музея - церковные ценности - иконы, облачения, медное литье.







Есть здесь и несколько личных вещей епископа Афанасия -

Панагия вл. Афанасия

Крест вл. Афанасия, найденный вместе с панагией

После осмотра потрясающей коллекции музея мы направляемся к бывшему единоверческому Никольскому храму.

Весной 1929 года пятидесятилетний отец Амвросий по приглашению епископа Тихона выехал в город Томск, где 6 мая в храме Успения Пресвятыя Богородицы был возведен в достоинство архиерея.

В иночестве ему было наречено имя Афанасий. Хиротонию (чин возведения в сан епископа) совершили преосвященный Тихон (Сухов), епископ Томский и Алтайский и преосвященный Амфилохий (Журавлев), епископ Уральско-Оренбургский.

 Новопоставленный архиерей был принят с любовью и почтением всеми старообрядческими общинами епархии как находившимися на территории советской России, так и оказавшимися в эмиграции на территории Китая.

Сразу по поставлении в родном Тарбагатае владыку Афанасия ждала приятная неожиданность. Маловместительная Знаменская церковь, некогда отстроенная братьями Федотовыми, не могла вместить всех молящихся. Никольский же единоверческий храм, расположенный в центре села, на протяжении ряда лет оставался пустующим. По возвращении новопоставленного епископа оставшаяся группа старообрядцев-единоверцев присоединилась к Белокриницкой иерархии и торжественно передала своему новому архиерею храм вместе со всем убранством и имуществом.

Владыка Афанасий переосвятил церковь из единоверческого в древлеправославный, сохранив ему прежнее название. Удобное расположение Никольского храма, его размеры и убранство наиболее подходили для кафедрального собора епархии.

Ставший кафедральным, Свято-Никольский храм заблистал иной, не познанной ранее силой и красотой. Авторитет, ум и глубокая духовность новопоставленного епископа привели в Церковь множество народа.

На клиросах не хватало места для всех желающих здесь служить Богу. Молились на два клироса, на которых находились только мужчины. Первая половина храма также была заполнена мужиками. Во второй половине молились женщины. Молодежь и дети стояли сзади. В воскресные дни обширный Никольский храм был переполнен, а в церковные праздники из-за обилия молящихся к храму трудно было подойти, не то чтобы войти в него.

Три крупных колокола благовестили о церковных торжествах. Бывало ударит звонарь в бас - слышно его и за 20 верст, до Десятниково и вплоть до Нижнего Жирима слышны колокола были. А уж крестьяне в полях, заслышав колокола, бросали свое мирское попечение и спешили на служение во храм.

Богатое убранство собора, колокола, древнее крюковое пение в исполнении мужских хоров - все это увидела Забайкальская земля, как вспышку света во тьме, как прообраз духовного мира, как дар за долгие страдания семейских.

К сожалению, в советское время здание храма перестроили и сейчас здесь размещается Тарбагатайская районная поликлиника.

От былого величия не осталось и следа...

Бывший дом притча

В сентябре 2004 года Тарбагатай посетил митрополит Московский и всея Руси Андриан. На возвышении, называемом «камушек», где районной администрацией выделен земельный участок под строительство церкви во имя священномученика Афанасия, епископа Иркутско-Амурского, митрополит Андриан освятил поклонный крест. Планы постройки есть до сих пор, но вот делателей нет. Какой уж год Вениамин Маркелович Борисов, внук владыки Афанасия обещает взяться за возведение храма, но дальше слов дело не идёт...



За горой Омулёвкой, в километрах 10-15 от Тарбагатая, в горах располагается глубокая пространная пещера. Братья Федотовы еще в детстве, будучи непоседливыми, отыскали ее и время от времени бегали туда играть. В пещере можно было надежно укрыться от дождя и даже прожить несколько дней в летнее время. О ней-то и вспомнили владыка Афанасий и уставщик Илья Федотов, когда встал вопрос о сохранении церковного имущества.



Действовать надо было с умом, чтобы не вызвать подозрений. Церковные богослужебные книги увесистые и объемные, и переносить их нужно было тайно, чтобы злые глаза не увидели и злые языки не донесли.

Малая пещера

Из храма церковное имущество переносили домой к владыке. Когда дома накапливалось достаточное количество книг и икон, снаряжали телегу, прятали в ней надежно церковное добро и ночами возили в горы, где укладывали в пещеру, которую предварительно заложили камнями так, чтобы не было видно входа.

Подъём до пещер по крутым склонам занимает около часа

Увозили то, без чего можно было обойтись во время богослужения. Да и к середине 30-х о той первоначальной красоте служения остались одни воспоминания. Боялись люди в церковь ходить, так как за это запросто можно было угодить в лагерь.



Уже в 50-х годах бродил в горах у Омулевки охотник по имени Демьян из села Кордон. Места глухие, нелюдимые. Смотрит, у скал обрывки свежих газет валяются (должно быть, кто-то из христиан посещал эти места, приглядывал за пещерой). Присмотрелся внимательный и зоркий охотник - сдвинуты камни, натоптано. Отвалил один камень, другой и ахнул. Взору пропитанному атеизмом человеку открылась дивная картина: глубокая пещера наполнена старинными книгами, утварью и иконами. А были здесь и засушенные просфоры, и мука для новых просфор, и восковые свечи - словом, практически все, что необходимо для временного церковного служения.

А вокруг - Богом созданная красота

Не на шутку испугался Демьян. Обратился в милицию, где и рассказал о "страшной" находке.

Люди не могли понять, каким образом и кто перевез сюда столько добра. Дороги к пещере нет, немалое расстояние с подножья горы нужно идти пешком, в пещере же добра оказалось столько, что пришлось увозить церковное имущество на двух полуторках.

Поклонный крест рядом с пещерой

Книги и иконы отвезли в Тарбагатай. Выгрузили во дворе районного отделения милиции, где под открытым небом буквально валялись на земле сии ценности. Куда делись книги, точно не известно. Одни говорят, что разошлись книги и иконы по людям, другие предполагают, что все найденное было свезено в Улан-Удэ в запасник Исторического музея, располагавшийся в Свято-Одигитриевском соборе.

 

Отслужил последнюю службу преосвященный епископ Афанасий в Свято-Никольском кафедральном соборе села Тарбагатай в праздник Покрова Пресвятой Богородицы 14 октября 1937 года. Отслужил Божественную Литургию, причастился Тела и Крови Христовой, закрыл храм и ушел домой.

Промыслом Божиим вечером 20 октября в дом, где жил последние месяцы владыка, пришел христианин. На руках он держал умирающую девочку. Она была рождена слабенькой и, прожив малое время, стала увядать. Родители, боясь, что умрет их дочь без приобщения Святых Тайн Христовых, почему-то решили именно в этот вечер нести ее ко Причастию. Успели причастить, а через два дня Господь взял ее невинную душу к Себе.

 Едва окончил владыка причащение младенца, как в дом буквально ворвались сотрудники ОГПУ. Обвинив святителя в "незаконной" религиозной деятельности, объявили, что он арестован. Отца с умирающим ребенком отпустили, пригрозив, чтобы больше не попадался. А владыку увезли в Верхнеудинск.

В заключении епископ Афанасий провел более полугода. Чего же хотели добиться от него огэпэушники? Почему столь долго вели следствие?

От владыки требовали отречения от Христа. Предлагали в обмен на жизнь публично признать христианское учение ложным. Ему нужно было лишь написать в газетах свое отречение и оклеветать веру Христову, сам же он мог и далее жить и молиться как хочет. Исповедник же отвечал: "Опубликуйте сначала вы в газетах, что ваша идеология ложная, тогда, может быть, и я подумаю".

Начались избиения уже немолодого и болящего человека. На допросах жгли ему бороду и усы, тушили о лицо папиросы. Святитель же стойко отвечал мучителям: "С моим телом вы можете делать все, что хотите, с душой моей вам ничего не удастся сделать".

Последний допрос длился четверо суток. Его держали на ногах, не давая присесть или передохнуть, и требовали подписать признание в контрреволюционной пропаганде и заговоре против советской власти. Допросами был изнурен так, что прямо из комнаты дознания он был определен в тюремный госпиталь.

В последней своей записке к племяннице Февронии он просил принести сумку, кружку, ложку и полотенце. "Скоро меня отправят", - писал он.

16 апреля 1938 года Феврония принесла все, о чем просил владыка, но охрана ничего не приняла, сказав: "Отправили его в дальний путь, без права переписки".

Спустя 50 лет епископ Афанасий был реабилитирован посмертно ввиду отсутствия состава преступления. В справке КГБ Бурятской АССР от 31 мая 1990 года, выданной родственникам погибшего, сказано: решением НКВД от 16 марта 1938 года Федотов Амвросий Феофанович был приговорен к высшей мере наказания (расстрелу) по статьям 58-10 и 58-11 за контрреволюционную агитацию и пропаганду. Приговор приведен в исполнение 18 апреля 1938 года. Место захоронения не известно.

 

Так закончил свою земную жизнь вл. Афанасий, святой, освятившей своей жизнью, своими подвигами - Тарбагатай перед годами полного мрака...

После семидесяти лет темноты, духовная жизнь в Тарбагатае просыпается. Люди идут в Никольский храм со своими болезнями, проблемами и чаяниями на лучшее. Будем надеется, что село проснётся, как сказочный русский богатырь и мы услышим ещё стихи нового Некрасова о нашей земле и о нас.

 

М. Максимов. Лето 2007 год.

Низкий поклон за теплый прием на Тарбагатайской земле,

протоиерею Елисею Елисееву

иерею Александру Шестакову

иконописцу и уставщику Вячеславу Измайлову

Спаси Христос!

 

e-mail автору проекта

  Rambler's Top100 Rambler's Top100