Полки для икон Купить икону
CЕМЕЙСКИЕ - СТАРОВЕРЫ ЗАБАЙКАЛЬЯ
Новости История Современность Правила Храм Библиотека Молитвослов Календарь Ответы Наука Ссылки Гостевая

Наука

 

"Говоры у семейских Забайкалья"

 

Казанцева Т. "О пении староверов-семейских"

 

С.Г. Жамбалова, Н.Б. Жалсараева "О Никольской старообрядческой церкви в экспозиции Этнографического музея народов Забайкалья"

 

Тихонова Е.Л. "Предания старообрядцев (семейских) Забайкалья о заселении края"

 

Замула И.Ю. "Из истории семейских Верхнеудинска в XIX - начале XX вв."

 

Забайкальские старообрядцы ("семейские")

 

Кузнецова И.С. "Быт и культура семейских старообрядцев"

 

Товбин К. "Русская Идея и современный россиянин"

 

Вихрев В. "Репрессии семейских священников в 30-е годы XX века"

 

Курикалова А.В. "О почитании старообрядцами Забайкалья местночтимых святых"

 

Епископ Герман "Святыни Иркутско-Амурской епархии, как её духовный потенциал"

 

Курикалова А.В. "Жизнь и служение исповедника Сергия Думнова"

 

Петренко О.В. "Размышление физика о тайне сотворения вселенной"

 

Митрополит Андриан "Иркутско-Амурская епархия РПСЦ в свете исторической перспективы"

 

Сережникова

И.М. "Книжные маргиналии в изучении истории старообрядчества Забайкалья"

 

Гусев М. "Особенности старообрядческого приходского издания"

 

Юхименко Е.М. "Историческая память старообрядчества и почитание протопопа Аввакума в Выговской пустыни"

 

Сережникова И.М. "Лицевой апокалипсис Барминых в Забайкалье"

 

Леонов А.М. "Возвращение к истокам: морально-этические традиции русских старообрядцев (семейских)"

 

Леонов А.М. "Забайкальские старообрядцы (семейские) глазами русских этнографов и историков"

 

Мурашова Н.С. "Хронологический перечень важнейших дат алтайского старообрядчества"

 

Кобко В.В. "Материалы по истории старообрядческой Свято-Никольской общины г. Владивостока"

 

Священноиерей Аркадий "Знаменный распев как сохранение певческой культуры"

 

Мизь Н.Г. "Некоторые факты старообрядческой истории Приморья в экскурсионных маршрутах"

 

Товбин К.М. "Личность в старообрядческой мысли XVII - XXI вв"

 

Фролова И.В. "Как местночтимые святые становятся общецерковными"

 

Елисеев Е.Е. "Этапы восстановления Дальневосточной епархии в конце XX века"

 

Ричард А.Моррис "Старообрядческие общины в Северной Америке"

 

Сережникова И.М. "Крест на сопке Орлинной в г. Владивостоке"

 

Паничев А.М Кобко В.В "О старообрядческой цивилизации в Приморье"

 

Кокорин С.В. "Старообрядческий институт в Москве"

 

Кокорин С.В. "Роль духовных центров русского старообрядчества"

 

Кокорин С.В. ( г. Москва )

 

К вопросу о создании системы образования русского старообрядчества:

Старообрядческий Институт в Москве ( 1912 – 1917 гг.)

 

''Русские старообрядцы и после раскола

жили не в безвоздушном пространстве

и не в замкнутом наглухо царстве, а

 составляли и составляют характерную

часть российской стихии''

 

Владимир Рябушинский

 

 В последние годы заметно возрос интерес к истории духовной жизни русского народа, истории взаимоотношений государства и церкви, воссоздании традиций народной жизни. Особое место в этой связи занимает изучение истории Старообрядческой Церкви. Именно старообрядцы, несмотря на гонения и испытания сумели сохранить традицию древней церкви, принятой от Византии  при Крещении Руси князем Владимиром, и которых по праву можно назвать хранителями апостольской преемственности и древнего благочестия. Раскол в Русской Православной Церкви существует уже более трехсот лет. Влияние его на духовную, светскую и бытовую культуру дореволюционной России было огромно, переоценить которое невозможно. И ныне старообрядчество, представленное разными толками и согласиями, является одной из самых крупных христианских религиозных конфессий в России . Самой крупной и организованной является Русская Православная Старообрядческая Церковь.

 За последнее время как в Москве, так и в регионах изданы ряд монографий, тематических сборников, тезисов, посвященных религиозно-философским основам, мировоззрению старообрядчества, истории, культуры, жизни духовных центров. Старообрядчество активно изучается историками, археографами, филологами, искусствоведами. Заметный интерес проявляется среди самых широких слоев населения, что отражается в появлении статей и передач в средствах массовой информации. Проводятся научные конференции и симпозиумы.

 Однако, как показывает анализ, проблеме просветительской деятельности русского старообрядчества не уделяется должного внимания.

 Цель данной статьи показать на конкретных материалах деятельность Старообрядческого Института, как неотьемлемую часть в культурной и просветительской жизни старообрядчества, его роль и значимость. В полном объеме этот аспект  старообрядческой культуры тема отдельного исследования. При написании  данной статьи привлекались материалы и архивные источники, впервые введенные в оборот после восьмидесятилетнего забвения.

 В сентябре 1912 года в Москве при Старообрядческой Общине Рогожского кладбища - духовном и руководящим центре старообрядцев Белокриницкой иерархии открылся Старообрядческий Институт. Это явилось результатом многолетней борьбы всего старообрядчества за право иметь свои высшие учебные заведения. «Впервые старообрядчество, - отмечалось в старообрядческом календаре за 1913 – 1914 года , имеет свою высшую школу, где поставили задачу не только учить, но и воспитывать, где ученик окружен старообрядческой средой, которая укрепит в нем религиозность, благочестие, бережное отношение к преданиям и установлениям Церкви, познакомить его с вековой многострадальной историей старообрядчества». (1)

 До сих пор существует такое мнение, что старообрядцы в общей массе – это безграмотные, темные люди. Якобы раскол произошел из-за того, что часть населения не сумела разобраться в правильности нововведений патриарха Никона. Не вдаваясь в богословские и догматические тонкости церковной реформы XVII века, хотелось бы отметить абсурдность таких высказываний. Несмотря на повсеместные гонения и притеснения, старообрядцы всегда стремились к знанию и свету. Как говорит историк Н.И.Костомаров, в русской истории «раскол был едва ли не единственным явлением, когда русский народ – не в отдельных личностях, а в целых классах – без руководства и побуждения со стороны власти по образованию, показал своеобразную деятельность в области мысли и убеждения».(2)

 Не имея возможности официально открывать свои школы, старообрядцы в тоже время избегали казенных и церковно – приходских школ, в которых в большинстве случаев дети теряли свою веру и церковно – религиозную ориентацию. Хотя в каждом приходе старообрядцев и существовали начальные школы, все они были нелегальными и преследовались властями. В них преподавалось церковно – славянское чтение, церковное пение, иногда арифметика и правописание. Основное же образование большинством старообрядческих детей получалось дома. «Бесчисленные старообрядческие соборы, богатая литература указывают на огромную силу религиозных переживаний старообрядчества. Старообрядческое население, разбросанное по тысячам сел и городов, в самых глухих местах знает, что делается в центре, знает, что обсуждали и к чему пришли заседавшие соборы. Семья держится прочно, крепко, не разделяется, не обессиливается выделением здоровой мужской половины. Старший в семье является строгим хранителем вековых преданий и отеческих обычаев, знатоком церковного устава и начетчиком. В основе семейного уклада  лежит христианское начало взаимной помощи, труда и взаимного уважения. Женщина в старообрядческой семье пользуется таким же уважением, как и мужчина, у детей есть свои определенные права».(3)

 Когда старообрядчество, лишенное многих гражданских прав, не могло участвовать в общей государственной, хозяйственной и экономической деятельности страны, семейные школы развились и окрепли, и как показывает официальная статистика в 50-х годах XIX века, старообрядчество являлось поголовно грамотными.

 Не оставлялись попытки открыть и высшие школы. Однако правительство быстро закрывало их, так еще в XVIII веке в Олонецкой губернии в знаменитой Выговской пустыни была устроена школа, где преподавались даже философские дисциплины. В середине XIX века она была закрыта. В 1835 и 1869 годах в Москве были закрыты старообрядческие училища, просуществовавшие совсем недолгое время. В 1879 году московские и петербургские старообрядцы ходатайствовали о разрешении им открыть на свои деньги и под контролем правительства торговую школу, не раз подавали всеподданнейшие прошения Александру II и Александру III.(4)

 К 1905 году, когда был издан ''Высочайший указ об укреплении начал веротерпимости'', установивший в России «незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов» и предоставивший старообрядцам право открытия собственных школ. Существовало только две разрешенные правительством школы: Гребенщиковская школа в Риге и Бугровская школа в Нижегородской губернии. Гребенщиковская была открыта в 1818 г. при старообрядческой молельной с разрешения Прибалтийского генерал–губернатора Паулуччи. Закрытая в 1832 г. по предписанию из Петербурга, она была открыта только через пятьдесят лет в 1883 г. Бугровская школа была построена на средства крупного старообрядческого благотворителя Н.А.Бугрова в 1889 г. Разрешение на ее открытие было получено от обер–прокурора Синода Победоносцева, с которым у Бугрова были хорошие отношения . В 1895 г. Министерством Внутренних дел был издан совершенно секретный циркуляр, которым разрешалось православным священникам переходить в «беглопоповский раскол»(5). Это было сделано с целью как-нибудь приостановить переход беглопоповцев в Белокриницкую иерархию. Для поддержания раздора внутри старообрядчества эта школа и была разрешена Бугрову. Преподавание в ней велось по министерской программе, но с учителями старообрядцами и изучением церковно – славянского языка и крюкового пения.(6)

 «Все вероисповедания, - отмечает известный старообрядческий писатель и полемист Ф.Е.Мельников, могли иметь в России и имели свои школы (еврейские существовали даже на государственный счет) только одни старообрядцы не имели этого права. Можно представить себе, какая радость охватила все старообрядчество, когда ему стало позволено в 1905 г. учреждать свои школы низшие и средние, внося свои лишь средства»(7).

 Перед старообрядчеством стояла огромная задача, которая потребовала не только колоссальных средств, но и особого внимания и глубоких знаний. Требовалось как можно быстрее открыть тысячи школ, подготовить преподавателей и законоучителей, напечатать учебники. 

 За эту работу взялось буквально все старообрядческие общины России, но основная координирующая роль была возложена на Совет Всероссийских Съездов старообрядцев. Возникнув в 1900 году, это новое учреждение было призвано, наряду с Освещенными Соборами, решать вопросы текущего законодательства о старообрядцах, народного образования, строительства и иной хозяйственной деятельности. Съезды должны были усилить влияния мирян в управлении старообрядческими общинами России.  

 В 1908 году на Десятом Всероссийском Съезде было окончательно решено открыть для всего старообрядчества богословско-учительский Институт, который подготовил бы старообрядческих учителей, священнослужителей и церковно-общественных деятелей.

 При создании института предполагалось, что он будет готовить преимущественно священнослужителей. Но с течением времени перед институтом выдвинулись другие задачи: для старообрядческих школ нужны были учителя, хорошо подготовленные к преподавательской деятельности. Именно в опытных преподавателях нуждалось старообрядчество. И институт, прежде всего, призван удовлетворить эту насущную нужду.

 Начались многочисленные ходатайства, в правительство была предоставлена разработанная программа Института. Программа Института разбивалась таким образом, что общеобразовательные предметы изучались 4 года, богословские и педагогические -два года. В первых  4 классах изучали: богослужение, катехизис, история восточной и западной Церквей, история русской церкви, история старообрядчества, русский язык, славянский язык, арифметика, алгебра, геометрия, география, физика, природоведение, логика, психология, французский язык, немецкий язык, рисование, пение. В специальных классах - 5 и 6 изучались главным образом, педагогические и богословские предметы: история священного писания, основное, догматическое, нравственное и сравнительное богословие, церковное право, введение в философию, педагогика и методика, греческий язык, латинский язык, пение, гигиена. Изучаемые предметы должны дать общее образование, познакомить с церковной историей, с историей прошлого старообрядчества, с его назревшими нуждами.(7)

 В первых четырех классах обучение соответствовало программе казенных учительских Институтов, введено лишь преподавание Закона Божия и истории старообрядчества. В 1911 году Совет министров разрешил открыть институт, однако не предоставил ему ни- каких прав.

 10 сентября 1912 году состоялось официальное открытие учительско – богословского института по адресу Николо – Ямский тупик, д. общины Рогожского кладбища. Открытию предшествовал молебен с водоосвящением, которое совершал высокопреосвященный Иоанн, архиепископ московский, в сослужении с Александром, епископом рязанским и егорьевским, двумя священниками и двумя дьяконами Рогожского кладбища. На торжестве открытия присутствовали: ученики, педагогический персонал во главе с заведующим А.С.Рыбаковым, председатель совета института С.П.Рябушинский, председатель совета общины Рогожского кладбища И.А.Пуговкин и попечители кладбища Г.М.Кузнецов и С.Т.Соловьев. По окончании молебна архиепископ, обратившись к А.С.Рыбакову, высказал пожелание, чтобы он, получив доверие московского старообрядческаго общества заведывать старообрядческим институтом, воспитал крепких в вере старообрядцев».(9)

 В 1915 году Старообрядческий Институт переместился в новое огромное двухэтажное здание на Рогожском Кладбище, построенное на средства С.П.Рябушинского - председателя педагогического совета Рогожской  общины. При институте существовал сад, столярная мастерская, подсобные помещения. Кроме этого, общиной Рогожского кладбища была отведена за городом значительная площадь, на которой разместились образцовое опытное поле, сады, огороды.

 Начавшаяся война между Россией и Германией не позволила открыть 5 и 6 классы, так как все ученики четвертого класса были призваны на военную службу. «Почти весь состав первого выпуска воспитанников Московского Старообрядческого Института, - писал старообрядческий журнал Церковь, поступил в мае сего года в московское военное Алексеевское училище. Установленный курс они прошли блестяще, и 1 октября получили производство в прапорщики. По случаю этого события воспитатели и преподаватели института устроили с ними – своими бывшими воспитанниками братскую трапезу, за которой делились своими воспоминаниями из жизни института. Того же 1 октября новые прапорщики отбыли из Москвы в назначенные им войсковые части. Полные сил и воодушевления, они вступили в ряды офицеров русской армии с твёрдой надеждой на торжество в России правды и справедливости».(10) 

 В старообрядческих газетах и журналах регулярно появлялись фронтовые репортажи и заметки о подвигах воинов – старообрядцев, их нелёгкой военной жизни.

 Трудные времена настали и в Москве, в виду продовольственных затруднений, задерживалось начало учебных занятий. Приходилось мириться с голодом и холодом, однако, несмотря на это, учебный процесс не сворачивался, и старообрядцы изыскивали любые возможности для продолжения деятельности института.

 Последующие события в нашей стране, ещё более плачевно отразились на Старообрядческом Институте. В середине 1918 года правительством Советской республики было принято решение закрыть Старообрядческий Институт в Москве. Судьба большинства преподавателей и воспитанников Старообрядческого Института похожа на судьбу большей части интеллигенции России того времени. Одна часть приняла участие в ''белом движении'', они воевали в армиях Колчака и Деникина, а затем в дальнейшем составили костяк старообрядческой эмиграции по всему миру, другая часть растворилась в круговороте бурных событий в России.

 На сегодняшний день перед современным старообрядчеством стоит необходимость разрешения серьёзных теоретических и практических проблем, созревавших на протяжении многих десятилетий. В настоящее время научно–богословских и духовно–учебных заведений (за исключением Новозыбковского  духовного училища у Древлеправославной Церкви) у старообрядцев нет. Для старообрядчества всех направлений наиболее важной задачей является организация системы религиозного образования, религиозного просвещения. В последние годы староверие переживает кризис дефицита кадров церковнослужителей, и учебные заведения такого типа, каким был Старообрядческий Институт, жизненно необходимы для старообрядчества.

 Здание Старообрядческого Института сохранилось и находится по адресу: ул. Смирновская, 1а. Сейчас здесь располагается здание московской средней школы № 469. Вопрос о передаче здания Старообрядческого Института в Москве Русской Православной старообрядческой Церкви остаётся открытым. Есть разработанная градостроительная концепция восстановления духовного центра старообрядцев на Рогожском кладбище. Но предстоит ещё много труда и времени, чтобы восстановленный Старообрядческий Институт принял первых воспитанников.

  

 

 (1) Старообрядческий календарь 1913-1914 гг. – М.: Изд. Московского старообрядческого Братства Честнаго и Животворящего Креста, 1913года. - С 57.

 (2) Костомаров Н.И. История раскола у раскольников. Мельников Ф.Е. Указ. соч. – С. 442 

 (3) Старообрядческий календарь 1913-1914 гг. - С. 57.

 (4) Из всеподданнейшего прошения императору Александру II: '' Мы чувствуем крайнюю нужду в просвещении и потому молим о повелении, дабы нам позволено было иметь свои собственные училища, низшие и средние; в них мы желаем воспитывать детей наших в страхе Божием и развивать их способности преподаванием точных наук и нужнейших чужих языков''. См.: Мельников Ф.Е. Краткая история Древлеправославной (старообрядческой)  Церкви. – Барнаул: Изд. БГПУ, - С. 444. 

 (5) Беглопоповцы – так первоначально называли всех старообрядцев, приемлющих священство, переходящих от господствующей церкви. В 1846 г. старообрядцами – поповцами была восстановлена трехчинная иерархия, путем присоединения к старообрядчеству в с. Белая Криница боснийско - сербского митрополита Амвросия. За той частью поповцев, которые не приняли белокриницкую иерархию, с середины XIX в. закрепилось название беглопоповцев. В 1923 году беглопоповцы создали свою трёхчинную иерархию, приняв обновленческого епископа Николу (Позднева). В настоящее время беглопоповцы зарегистрированны в Министерстве Юстиции РФ, как Древлеправославная Церковь. В России , СНГ и Румынии имеются около 60 приходов Древлеправославной Церкви, которые управляются советом Архиепископии  во главе с архиепископом Аристархом. 

 (6) Крюковое (знаменное) пение – старейшая форма русского богослужебного пения. Для песнопений применяются особые книги – певчие, написанные очень замысловатыми знаками , получившими по виду своему названия ''крюков'', а пение по ним – знаменным. Знамена, или крюки весьма различны и означают не только высоту, но и его продолжительность и силу, знаки препинания. Старообрядцы сумели сохранить этот древнерусский распев и используют его в своих богослужениях.

 (7) Мельников Ф.Е. Указ.соч. - С. 445.

 (8) Старообрядческий календарь 1913 – 1914 г. – С 58.

 (9) Церковь. Старообрядческий церковно – общественный журнал. - М.: 1914, №38. – С 923.

 (10) Церковь. 1914, №48. – С 368.

 

e-mail автору проекта

 

 

 

 

  Rambler's Top100 Rambler's Top100 be number one Каталог православных ресурсов 
"Русское Воскресение"