Полки для икон Купить икону
CЕМЕЙСКИЕ - СТАРОВЕРЫ ЗАБАЙКАЛЬЯ
Новости История Современность Правила Храм Библиотека Молитвослов Календарь Ответы Наука Ссылки Гостевая

Наука

 

"Говоры у семейских Забайкалья"

 

Казанцева Т. "О пении староверов-семейских"

 

С.Г. Жамбалова, Н.Б. Жалсараева "О Никольской старообрядческой церкви в экспозиции Этнографического музея народов Забайкалья"

 

Тихонова Е.Л. "Предания старообрядцев (семейских) Забайкалья о заселении края"

 

Замула И.Ю. "Из истории семейских Верхнеудинска в XIX - начале XX вв."

 

Забайкальские старообрядцы ("семейские")

 

Кузнецова И.С. "Быт и культура семейских старообрядцев"

 

Товбин К. "Русская Идея и современный россиянин"

 

Вихрев В. "Репрессии семейских священников в 30-е годы XX века"

 

Курикалова А.В. "О почитании старообрядцами Забайкалья местночтимых святых"

 

Епископ Герман "Святыни Иркутско-Амурской епархии, как её духовный потенциал"

 

Курикалова А.В. "Жизнь и служение исповедника Сергия Думнова"

 

Петренко О.В. "Размышление физика о тайне сотворения вселенной"

 

Митрополит Андриан "Иркутско-Амурская епархия РПСЦ в свете исторической перспективы"

 

Сережникова

И.М. "Книжные маргиналии в изучении истории старообрядчества Забайкалья"

 

Гусев М. "Особенности старообрядческого приходского издания"

 

Юхименко Е.М. "Историческая память старообрядчества и почитание протопопа Аввакума в Выговской пустыни"

 

Сережникова И.М. "Лицевой апокалипсис Барминых в Забайкалье"

 

Леонов А.М. "Возвращение к истокам: морально-этические традиции русских старообрядцев (семейских)"

 

Леонов А.М. "Забайкальские старообрядцы (семейские) глазами русских этнографов и историков"

 

Мурашова Н.С. "Хронологический перечень важнейших дат алтайского старообрядчества"

 

Кобко В.В. "Материалы по истории старообрядческой Свято-Никольской общины г. Владивостока"

 

Священноиерей Аркадий "Знаменный распев как сохранение певческой культуры"

 

Мизь Н.Г. "Некоторые факты старообрядческой истории Приморья в экскурсионных маршрутах"

 

Товбин К.М. "Личность в старообрядческой мысли XVII - XXI вв"

 

Фролова И.В. "Как местночтимые святые становятся общецерковными"

 

Елисеев Е.Е. "Этапы восстановления Дальневосточной епархии в конце XX века"

 

Ричард А.Моррис "Старообрядческие общины в Северной Америке"

 

Сережникова И.М. "Крест на сопке Орлинной в г. Владивостоке"

 

Паничев А.М Кобко В.В "О старообрядческой цивилизации в Приморье"

 

Кокорин С.В. "Старообрядческий институт в Москве"

 

Кокорин С.В. "Роль духовных центров русского старообрядчества"

 

Кобко Вера Васильевна

(г. Владивосток. Приморский государственный музей им. В.К. Арсеньева)

 

Материалы по истории старообрядческой Свято-Никольской общины г. Владивостока

 

К истории старообрядческой Свято-Никольской общины в течение последних 10 лет я обращалась уже не раз по различным поводам: в связи с изучением предпринимательства, в связи с изучением истории забайкальских старообрядцев в Южно-Уссурийском крае. Но тем не менее воссоздать целостную картину жизни этой общины еще не удавалось, остается еще много неизвестного. Опуская, может быть, не менее интересные и важные подробности складывания общины, динамики ее численности, регионального, социального состава, обратимся к истории общины с точки зрения церковной жизни.

После принятия вероисповедных законодательных актов 1905-1906 гг. началось восстановление полного богослужения, строительство новых храмов. В 1916 г. в Приморское областное правление поступило заявление: " В г. Владивостоке предполагается построить храм на старообрядческом кладбище в Куперовской Пади во имя святителя Николы, прихожанами которого будут состоять старообрядцы г. Владивостока и соседних селений. Мы учереждаем старообрядческую общину на основании Высочайшего Указа от 17 октября 1906 г. ..." (1).

Храм был построен и освящен для проведения Богослужения только в.1918 г., самое тревожное и непредсказуемое время. И тем не менее впереди у старообрядческой общины и храма было еще чуть больше 10 лет спокойной жизни. Уже в самом начале 30-х гг. ходить на службы стало не безопасно. Как рассказала одна из прихожанок Свято-Никольского храма Е.Е. Серова, "время было опасное... На службу уже не все ходили: боялись, а если и шли, то крадучись. В 1931 г. на Пасху на крестный ход вокруг церкви уже не решились, а последняя служба была Рождественская с 1931 на 1932 г." (2).

Для того, чтобы сохранять за общиной храм, обязательна была перерегистрация общины. Регистрация общины производилась в те времена в управлении городской милиции, НКВД. Раз в 5 лет требовалось возобновление договора на аренду церковного здания. В одном из последних договоров приводятся очень важные для нас сведения о самом здании: "Храм деревянный с такой же колокольней, крытой оцинкованным железом, при 10 и 2 окнах колокольни. Построен в 1917 и 1918 г. Притвор 4 1/2х9 аршин. На каменном фундаменте . 7 колоколов разных размеров. ...Два домика, принадлежащих церкви (бывшая сторожка и дом священника) по словам уполномоченного (Тимофея Викуловича Николаева - авт.), отобраны неизвестно какой организацией в мае 1933 г.(3).

Гораздо больший интерес для различных городских организаций представлял сам земельный участок. Городской отдел коммунального хозяйства в 1932 г. угрожал: "Предлагаем в 3-дневный срок оформить договор на пользование культовым имуществом, а земельный участок, как не имеющий никакого отношения к культовому имуществу передать правлению ЖАКТа №145" (4).

Между тем участок, где выращивали овощи, уже несколько лет помогал выживать членам общины. Все попытки Тимофея Викуловича Николаева объяснить, что община не имеет никаких задолжностей, а все многочисленные налоги, ренты, страховки выплачены сполна, оказались бесполезными. Выводы комиссии, решающей судьбу полупустующего здания, были не утешительны: "Имея в виду полное бесхозяйственное состояние церкви, которая в течение ряда лет не ремонтировалась, в данный момент находится беспризорной  и община как таковая распалась, священника тоже нет, только есть уполномоченный Т.В. Николаев, который не имеет прав на исполнение культовых обрядов, отсутствие денежных ресурсов, которое давало бы возможность произвести ремонт, а поэтому ...комиссия считает, что в дальнейшем такая бесхозяйственность не допустима" (5). События развивались очень быстро и в 1935 г. здание старообрядческой Свято-Никольской церкви было передано в безвозмездное пользование новому хозяину - 703-му участку ПВО. Позднее здание было передано православной новообрядческой церкви. Храм пережил общину, давшую ему жизнь, на много лет, просуществовав до 1978 г. В 1978 г. разрушен. До перестройки оставалось всего 7 лет...

Несмотря на то, что храму удалось выстоять даже в гонительные времена советской власти, приходится с горечью сознавать, что этот единственный старообрядческий храм в крае остался не зафиксирован для истории фотографами. Музей располагает лишь несколькими любительскими снимками Свято-Никольской старообрядческой церкви.

Время собирания камней уже давно наступило. Общество не смогло сохранить старообрядческий храм даже как памятник культуры. Эта утрата уже невосполнима, но пока мы еще в силах восстановить и сохранить в нашей памяти имена священнослужителей, тех, кто все это трудное время оставался хранителем религиозной и нравственной традиции. Основным источником в нашей работе стала метрические книги о родившихся, брачующихся и умерших старообрядцах Владивостокской городской управы Приморской обл. 1916 - 1923 гг.(6).

С увеличением на Дальнем Востоке в конеце ХIХ - начале ХХ в. численности старообрядцев, приемлющих священство, особо остро встала проблема духовного окормления верующих в связи с отсутствием священников.

Создание в 1911 г. Иркутско-Амурской и всего Дальнего Востока епархии и хиротония преосвященного Иосифа епископом призвано было решить эту насущную проблему.

Из уже опубликованных наших работ известно, что в с. Красный Яр община старообрядцев, приемлющих священство, появилась в результате раскола большой общины старообрядцев часовенного толка. По чьей инициативе произошел раскол в с. Красный Яр, нам не известно. Шла ли эта инициатива от старообрядцев Владивостока, или часть краснояровских часовенных старообрядцев усомнились в истинности их веры. "Два года назад (т.е. в 1910 г., письмо датировано 1912 г. -авт.) 10 семей из наших, причислив себя к австрийскому толку, пригласив к себе священника и в настоящее время приступают к постройке церкви своей" (7). Несмотря на упорное сопротивление со стороны большей части беспоповского населения с. Красный Яр, храм был все же выстроен в кратчайшие сроки. Тем самым приглашенным священником, по нашему мнению, и стал Петр Масленников. Именно эту фамилию называют как поповцы, так и беспоповцы, жившие в то время в Красном Яре. "Прадед мой Пантелей Николаев и дети его... жили сначала все в Красном Яре, потом у них раскол произошел. Приехал откуда-то не то Маслов, не то Масленников. Он всех собирал в белокриницкую веру. Мама рассказывала, дед Пантелей так плакал, не хотел идти в эту Австрию, но все же пошел. И дядя Артемий, и тетка Анисья, а дядя Тимофей пошел и даже священником во Владивостоке стал...", - так вспоминала об этом событии Соломония Леонтьевна Гуменная, одна из потомков Бортниковых - Николаевых, оставшихся беспоповцами (8). По воспоминаниям  бывшей жительницы с. Красный Яр Анны Ивановны Спиридоновой, священник Петр Масленников был служителем в старообрядческой церкви приблизительно до 1912 г. (9). Видимо, позднее 1912 г. о. П. Масленников переехал во Владивосток, поскольку его имя встречается вплоть до 1919 г. в записях метрической книги Владивостокской городской управы Приморской обл.

С Приамурьем было связано начало церковной службы другого дальневосточного священника - Артемия Евстафьевича Соловьева. Из архивных документов - переписки воинских начальников Амурской и Казанской губерний по поводу исключения Артемия Соловьева из запасных лиц в связи с назначением его старообрядческим священником, нам удалось узнать, что Артемий Евстафьев Соловьев, был призван на срочную службу в 1898 г., служил рядовым в 38-м драгунском Владимирском полку в Казанской губернии. В 1907 г. он сдал свой увольнительный билет во время проведения поверочного сбора. Из документов можно также понять, что после окончания  воинской службы свою дальнейшую судьбу Артемий Соловьев связывает со служением Богу. В 1910 г. по благословению Казанско-Вятского старообрядческого епископа Иоасафа и решению Совета съезда старообрядцев из г. Москвы "старообрядческий священник Белокриницкой иерархии Артемий Евстафьевич Соловьев был назначен " на переселенческий участок в Суражевский подрайон Амурской обл. для священнодействия среди переселенцев-старообрядцев" (10).

В этом же деле есть документ, датируемый все тем же 1910 г. По приговору христиан-старообрядцев Николо-Александровского прихода (с. Николо-Алескандровское, г. Хабаровск, д. Покровка, д. Князе-Волхонская) отцу Артемию Ефстафьевичу Соловьеву отдавался "под квартиру... общественный дом со всеми надворными постройками и усадьбой, а также должны мы поставлять для отопления дров, сколько потребуется, а также муки ежегодно не менее 75 пудов и рыбы соленой не менее 50 пудов..." (11). Приговор прихожан был прочитан и признан верным, подписан и скреплен печатью старообрядческого епископа Иоасафа Томского и временно всея Сибири и Амура 22 ноября 1910 г. В метрической книге Свято-Никольской старообрядческой общины  имя священника Артемия Соловьева встречается с 1916 по 1923 гг. с некоторыми перерывами.

В 1917 г. старообрядцы, проживающие в г. Харбине, объединились в приход и ходатайствовали перед преосвященным Иосифом о приходском священнике. Идя навстречу просьбе манчжурских старообрядцев, епископ предписал священнику с. Красный Яр (храма во Владивостоке еще не было) о. Артемию Соловьеву исполнять духовные требы как в г. Харбине, так и по всей Манчжурии (12). О дальнейшей судьбе о. А. Соловьева нам, к сожалению, не известно.

Священником Николо-Александровского прихода до о. Артемия Соловьева был священник Иоанн Мартемьянович Емельянов, отказавшийся от своего прихода перед епископом томским Иоасафом. В определении епископа священнику Артемию Соловьеву предписывалось занять место приходского священника Иоанна Емельянова как "покушавшегося и не раз оставлять без служения Божественной литургии николо-александровских христиан..." и "всегда не опустительно быть при своем приходе и исправлять все требы ... и не оставлять церковной службы...." (13). Видимо, после удаления с Николо-Александровского прихода в 1911 г. о. И. Емельянову был доверен приход в ст. Гродековской  Уссурийского казачего войска (14). В 1914 г. его имя встречается уже в метрической книге Свято-Никольской общины г. Владивостока.

В связи с революционными событиями, с волной беженцев во Владивосток прибывает епископ Вятский и Казанский Филарет. Судя по записям в той же метрической книге, он служит в храме с 1920 по 1922г. С его приездом стало возможно переселение епископа Иосифа в Харбин в 1921 г.(15).

О владивостокском периоде жизни диакона Иоанна Старосадчева, упоминаемого в записях владивостокской метрической книги за 1918г., известно еще меньше. Из того же журнала "Дальневосточный старообрядец" мы знаем только, что он прибыл в Манчжурию с Амура из с. Бордагон в г. Харбин. В 1923 г. он вместе с главой Харбинского прихода Иоанном Кудриным совершал богослужение вместе с преосвященным Иосифом в день закладки храма в Харбине 18 августа 1924 г. Через год они же отслужили торжественный молебен по случаю освящения храма во имя святых Верховных Апостолов Петра и Павла (16).

Уже после смерти преосвященного епископа Иосифа старообрядцы с. Покровка через протоиерея о. Иоанна Шадрина ходатайствовали перед епископом Афанасием Иркутско-Амурским за благословением открытия нового прихода в с. Покровка, расположенного в северо-восточной части Китая по левой стороне р. Илгачи. Старообрядческая община была довольно большой и соседствовала в селе с новообрядческой. Старообрядцы, населяющие Покровку, были выходцами из Забайкалья, Западной Сибири и центральной части России. Храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы построили на вершине самого высокого холма в селе. В 1932 г. настоятелем храма был назначен о. Иоанн Старосадчев, который оставался на этом приходе до прихода советских войск в Китай (17).

Сподвижником епископа Иосифа на Дальнем Востоке был о. Иоанн Кудрин. Родом он, как и преосвященный епископ Иосиф, из Пермской губернии и так же как он, происходил из семьи старообрядцев часовенного согласия. Родители его присоединились к старообрядцам, приемлющим священство, когда мальчику было 7 лет. Автор статьи об Иоанне Кудрине в журнале "Дальневосточный старообрядец" 1935 г. отмечает в нем, прежде всего талант "книжной мудрости", талант оратора, талант миссионера. С самого начала своего служения о. Иоанн стал весьма заметной фигурой в Пермской губ.: ему, еще совсем молодому священнику доверяют один из сложнейших приходов - Саранинский завод, приход, состоящий в основном из обращенных часовенных старообрядцев. Затем ему предстояло открытие нового прихода уже в Уфимской губ. В это же время его избирают в члены Епархиального Совета, а затем председателем Епархиального совета Пермско-Тобольской епархии. Как и прежде, все свое свободное время он продолжал заниматься самообразованием. Во время революционных событий вместе с беженцами он оказался в Кургане, где его избирают на высокий пост Старшего Священника Армии и Флота. Военное Министерство поручает ему разработать "Положение о старообрядческом духовенстве, обслуживающем Армию и Флот".

Верный священническому и человеческому долгу, о. Иоанн прошел крестным путем Белой армии через Сибирь до Владивостока. Я хочу лишь напомнить в нескольких словах об этом страшном в своей реальности переходе...

После падения Омска в 1919 г. началось медленное движение огромной Белой армии на Восток. Уходя из Омска Верховный правитель Колчак дал приказ об эвакуации всего гражданского населения города, не желающего попасть под власть красных. Это были семьи офицеров, солдат, госпитали, интендантство. Они были полны надежд на спасение от большевистского режима и не представляли, сколько испытаний выпадет на их долю. Совсем скоро (во многом из-за предательства союзных войск) Белая армия оказалась на грани гибели. Белое командование всеми силами старались спасти свои эшелоны с госпиталями, беженцами. "Ужасное положение, в котором оказались эти поезда, не подлежит никакому описанию. Они оставались без продовольствия, без топлива, и это в декабре, когда сибирские морозы доходят до 40. Даже воду надо было добывать, растапливая снег. Повальная эпидемия тифа, сыпного и возвратного превращала эти несчастные эшелоны в кладбища на колесах..." (18).  Нужно ли говорить о том, кем стали для этих людей священники, сопровождавшие армию. Самые высокие слова окажутся здесь уместными. Пока мы не знаем точно, но почти уверены, что о. Иоанн Кудрин, был отмечен орденом "За Великий Сибирский поход", учрежденным в 1920 г. Верховным правительством для награждения всех участников похода. Вместе с остатками Белой армии, с чудом выжившими участниками Сибирского похода о. И. Кудрин добирается до Владивостока. Здесь он был избран в Народное Собрание, где продолжал защищать интересы старообрядчества. С установлением советской власти в Приморье о. Иоанн уехал в Харбин, где в конце 1922 г. и возглавил приход харбинских старообрядцев (19).

Один из последних священников, оставшихся в памяти бывших прихожан Свято-Никольского храма во Владивостоке был Черников Леонтий Петрович. К сожалению, архивных материалов, как-то связанных с его именем мы, обнаружили очень немного. Сохранилась лишь анкета "на служителя церковных культовых треб общества старообрядцев, приемлющих священство, г. Владивостока. Документ датирован 1931 г. Год Рождения Леонтия Черникова 1847 г. С 1914 г. по 1924 г. по преклонности лет был на иждивении старообрядцев Имана и соседних мест, с 1924 г. живет во Владивостоке на иждивении старообрядцев. О размере получаемого вознаграждения написано: без вознаграждения, на полном иждивении. Районом деятельности  назван Владивосток и дачные районы. Адрес проживания: ст. Океанская, 11. Образование: домашнее. Семейное положение: Одинокий (20). Умер о. Леонтий Черников во Владивостоке, предположительно, в 1933 г. (21).

Мы уже писали, что раскол и послереволюционные события рассеяли старообрядческое население с. Красный Яр. Старообрядцы, приемлющие Белокриницкую иерархию, с начала 20-х г. потихоньку стали перебираться во Владивосток. Вспоминает Феодот Максимович Казанцев из семьи Казанцевых-Николаевых: "Отец в колхоз не пошел, смог уехать во Владивосток... Следом за нами поехали Николаевы, Спиридоновы, Калугины, Воробьевы, Киселевы. Селились  больше на Угольной, на 14 км, на Седанке..." (22). До начала 30-х г. молиться собирались в старообрядческой церкви во имя святителя Николы, что во Владивостоке на 1-й Речке. Когда стало опасно собираться в ней и был арестован священник, стали ездить на Угольную. Вот тогда-то, кажется, в 1936 или 1937 г. был рукоположен в Москве новый священник - Николаев Тимофей Викулович, из большой семьи забайкальских старообрядцев, бывших часовенных. По воспоминаниям дочери Тимофея Викуловича - Александры Тимофеевны, ныне здравствующей, отцу пришлось поколесить по краю. Жили в Спасске, Кокшаровке, потом в Красном Яре. Пятистенный дом построил отец в Кедровке, вблизи Красного Яра. Тимофей вместе со своим братом Артамоном перегоняли скот из Спасска в Красный Яр. Во время коллективизации в колхоз вступать не захотел, купил дом на Угольной. Все ездили молиться к нему. Он очень грамотный был, голос красивый, пел хорошо. Старики его упросили стать священником. Деньги на поездку в Москву собирали по копейке, кто сколько мог. В его ведении находились Хабаровский и Приморский край. Он много ездил, много ходил пешком, всегда с вещевым мешком, в котором лежали книги. Часто в те дома, где собирались на моление старообрядцы, приходили милиционеры и разгоняли верующих. Умер Тимофей Викулович в 97 лет на станции Угольная. Могила его сохранилась, за ней ухаживают родственники" (23).

Итак, Свято-Никольская община разделила судьбу многих старообрядческих общин в советское время. Многие главы старообрядческих семей были арестованы, семьи высланы в Сибирь. Не так уж много их вернулось назад. Кто-то сумел уйти вовремя за рубеж, в Китай, а затем рассеяться по всему миру. Последующие годы стали для владивостокской общины временем заката. После смерти последнего священника - Николаева Тимофея Викуловича, весьма малочисленная община долгое время оставалась без духовного пастыря. По инициативе Казанцева Ф. М., одного из старейших членов Свято-Никольской общины и ближайшего родственника Т.В. Николаева, уже в конце 80-х гг. были восстановлены связи с тогда еще благочинным всея Сибири и Дальнего Востока, а с 1992 г. - с епископом всея Сибири и Дальнего Востока - Силуяном. Благодаря его подвижнической деятельности старообрядцы Приморья не оставались без епископского окормления. Заметное оживление и восстановление церковной жизни на Дальнем Востоке начинается лишь с начала 90-х г. ХХ в., с образования почти одновременно с 1993 г. по 1995 г. сразу нескольких старообрядческих общин: в поселках Врангель, Вольно-Надеждинское, в городах Большой Камень, Уссурийск. Основу их составили молодые люди от 20 до 40 лет, не из традиционных старообрядческих семей, а, как правило, пришедшие к вере в результате длительных духовных поисков, что было так характерно для периода 80-90 гг. Большинство обращенных имеют высшее и почти все среднее образование. Даже самые первые их шаги отличались завидным умением смотреть вперед и исходя из этого определять стратегические направления в своей деятельности.

Восстановление соборности, этого краеугольного камня веры, они начали с восстановления традиции съездов мирян. Первый съезд мирян состоялся уже в 1996 г. в с. Суходол. На одном из последующих съездов было принято очень важное и ответственное решение о восстановлении Дальневосточной епархии. Благодаря усилиям старообрядцев Приморья, поддержке Освященного Собора РПСЦ и по его решению от октября 1998 г. была воссоздана Дальневосточная епархия.

Следующим очень рискованным для нашего сложного времени, но чрезвычайно нужным и важным для собирания верующих и восстановления церковной жизни стало создание Информационного центра на базе Большекаменской общины и издание газеты "Русь православная". Понимая ценность получаемой в результате разносторонней деятельности исторической информации, ценность подлинных материалов, оказавшихся волей судьбы в их распоряжении, и вполне осознавая горечь от невосполнимости утраченных в годы гонений материалов по истории церкви, постоянно действующий Совет съезда мирян делает еще один мудрый шаг - создание Дальневосточного Архива РПСЦ.

Восстановление полноты церковной жизни невозможно было бы в крае без разрешения самой насущной проблемы для всех верующих - постоянного духовного окормления, обретения священников. И эта проблема, несмотря на все трудности, оказалась решаемой: после обучения рукоположены 3 священника, назначен благочинный иерей. Для всех дальневосточников отрадно сознавать, что инициатива и многолетний труд приморцев по канонизации преосвященного Иосифа (Антипина), епископа Иркутско-Амурского и Дальнего Востока, увенчался успехом.

Сохранить угасающую традицию и восстановить преемственность не только юридически - задача номер один не только для ученых, но прежде всего для самих старообрядцев.

 

ПРИМЕЧАНИЯ.

 

1. РГИА ДВ.- Ф.1.- Оп.2.- Д.2487.- Л.3.

2. Полевой дневник Приморского государственного музея им. В.К.Арсеньева (далее ПГОМ).- № 14.- С.63.

3. ГАПК.-  Ф.25.- Оп.4.- Д.8.- Л.7.

4. Там же. - Л.55.

5. Там же. - Л.8.

6. РГИА ДВ.-  Ф.1646.- Оп.3.- Д. 7,8,9.

7. РГИА ДВ.- Ф.702.- Оп.3.- Д.99.- Л.131.

8. Полевой дневник ПГОМ.- №14.- С.131.

9. Выписка из письма А.И. Спиридоновой к И.Н. Грабовенко (частная переписка).

10. РГИА ДВ.- Ф.1.- Оп.2.- Д.1801.- Л.151.

11. Там же. - Л.152.

12. Дальневосточный старообрядец. - Харбин, 1935.- С.7-8.

13. РГИА ДВ.- Ф.1.- Оп.2.- Д.1801.- Л.153.

14. РГИА ДВ.- Ф.1.- Оп.2.- Д.2329.- Л.144.

15. Дальневосточный старообрядец. - Харбин, 1935.- С.8.

16. Там же. - С.10-11.

17. Церковь. 1983.- №13.- С.27-28.

18. Halfter N.A. Адмирал Колчак. Изд-во ун-та Мельбурна, 1998.- С.74.

19. Дальневосточный старообрядец. - Харбин, 1935.- С.13-14.

20. ГАПК.- Ф.25.- Оп.4.- Д.8.- С.62.

21. ГАПК.- Ф.25.- Оп.4.- Д.8.- Л.7.

22. Полевой дневник ПГОМ.- №14.- С.70.

23. Там же. - С.74-76.

 

вопрос священнику

 

e-mail автору проекта

 

 

 

 

  Rambler's Top100 Rambler's Top100 be number one Каталог православных ресурсов 
"Русское Воскресение"