CЕМЕЙСКИЕ - СТАРОВЕРЫ ЗАБАЙКАЛЬЯ

Новости История Современность Правила Храм Библиотека Молитвослов Календарь Ответы Наука Энциклопедия Паломник ЛицаОбщинаКостюмСсылкиГостевая

Правила

 

Постановление Совета Митрополии РПСЦ (10 мая - 11 мая 2011 года)

 

Постановление Освященного Собора РПСЦ (19 - 21 октября 2010 года)

 

Постановление Совета Митрополии РПСЦ (20 апреля - 21 апреля 2010 года)

 

Постановление Освященного Собора РПСЦ (20-22 октября 2009 года)

 

Постановление Совета Митрополии РПСЦ (30 апреля -1 мая 2009 года)

 

Постановление Освященного Собора РПСЦ (15-17 октября 2008 года)

 

Обращение "Об отношении к проявлениям национализма и экстремизма" Собора РПСЦ

 

Христианам, отпавшим от Церкви Христовой

 

Решения Епархиального съезда Дальневосточной епархии РПСЦ (Хабаровск, 19-20 ноября 2005 года)

 

Тайна загробной жизни

 

Наставление перед исповедию

 

Вопросы для подготовки к исповеди

 

О брадобритии

 

Священноиерей Евгений Чунин "Таинство покаяния"

 

Я.А. Богатенко "Статьи о церковном пении"

 

Виновен ли митрополит Амвросий в грехе симонии?

 

Постановление Совета Митрополии РПСЦ (26-28 апреля 2004 года)

 

Постановление Освященного Собора РПСЦ (9-11 февраля 2004 года)

 

Устав Русской Православной Старообрядческой Церкви

 

Свидетельства истинности Старообрядческой Церкви

 

Номоканон

 

О церковном звоне

 

Священноиерей Евгений Чунин (г. Ржев)

 

ТАИНСТВО ПОКАЯНИЯ

 

 Многие сегодня имеют свое представление о том, что такое покаяние. Да и действительно, в нашей жизни человеческое покаянное чувство находит проявление в самых разнообразных формах и выражениях. Это и “прости”, которое мы скажем близкому человеку, и "извините, пожалуйста” — для остальных, и легкомысленное “пардон”, и некоторые понятные жесты. Все эти знаки в человеческом общении служат для выражения нашего сожаления о произошедшем, о сделанной нами ошибке, причиненном кому-то зле. Зачем нужны они? Наверное, для того, чтобы очистить нашу совесть. Покаяние вообще — это действие духовного очищения. Во всех таких случаях мы желаем как-нибудь искупить свою вину перед людьми, примириться с ними. Однако в несравненно большей степени мы бываем виновны перед Богом, когда грешим. Каждое нарушение человеком Заповедей Божиих, называемое грехом, является, по сути, провинностью перед Богом. И, как любая провинность, каждый грех ожидает своего искупления.

 С детства известна нам поговорка: “Один Бог без греха”. Да, это так, как справедливо и заключение: “Все люди — грешники”. Но все это отнюдь не приводит к общечеловеческой уравниловке. Да, грешники все, но КАЖДЫЙ будет отвечать именно 3А СВОИ грехи. Будем ли мы стараться соблюдать Закон Божий или будем грешить, легкомысленно преступая Заповеди в этой, земной жизни, — в строгом соответствии с этим получим наказание или награду в жизни будущей. Важно то, что никто из людей не останется в стороне от правосудия Божия — не взирая на “несогласие” некоторых.

 Большинство, конечно, согласны: да, будем отвечать за свои грехи по всей строгости... А легко ли это? В чем заключается грех, и как можно оправдаться за свои грехи перед Богом? Святые отцы поясняют нам, что в любом грехе всегда присутствует человеческая вина, то есть это — добровольное преступление перед Богом. Человек всегда имеет возможность избежать греха, но часто пренебрегает ею. Быть может, иногда и со вздохом, но все же каждый грех совершается добровольно. Не может, поэтому, быть грехов "вынужденных” — не было бы вины — не было бы и греха.

 Каждым греховным поступком человек удаляет себя от Бога, лишает себя благодатной Божественной помощи в земной жизни и надежды на блаженство в вечности, и, более того, воспламеняет гнев Божий против себя.

 Это важное обстоятельство надо всегда иметь в виду. И, когда в чем-то мы потерпели неудачу, а сатана соблазняет нас подумать так: “Господи! Но ведь я хотел хорошего! Почему Ты не помог мне?” — давайте все-таки удержимся от роптания. Ведь на самом деле Господь оказал нам милость еще большую, чем мы хотели. Он до сих пор не отмстил нам за все множество наших беззаконий, и, долготерпя, ждет, пока мы обратимся от греха.

 Для того чтобы примирить всякого грешника с Богом, вернуть ему надежду на спасение в вечности, наставить на путь добродетельной христианской жизни, облегчить лежащую на душе греховную тяжесть, Церковь содержит Таинство покаяния. Поэтому, не углубляясь в рассуждения о значении бытовых проявлений покаянного чувства, познакомимся с Покаянием — как церковным Таинством. Именно это Таинство, совершаемое согласно Чину исповеди, является наиболее значимым инструментом очищения человеческой души от недобрых, греховных наслоений. Оно выводит человека из глубины греха и приводит к Богу.

 Отличительная особенность этого Таинства в том, что оно может и должно совершаться многократно в течение жизни человека. И именно посредством участия в этом Таинстве регулярно подтверждает свою принадлежность Христианской Церкви каждый верующий. Тот же, кто не участвует в совершении церковных Таинств и, в первую очередь, — Покаяния, фактически исключает себя из Церкви.

 

Покаяние — победа над искусителем — диаволом

 

 Человек наделен от Бога свободной волей, сам избирает свой жизненный путь, и только по собственному изволению может творить добрые дела или совершать грехи. Хотя многие, оправдывая себя, пытаются возложить вину за свои грехи на диавола, это несправедливо. Сатана никого не может насильно заставить согрешить. Он действует хитростью, обманом, пытается внушить человеку иллюзию выгодности греховной сделки или предвкушение греховного удовольствия. Но всегда человек, если захочет, — увидит, что предлагаемое — грех. Если же человек не устоял перед соблазном и нарушил Заповедь — значит, он исполнил этим волю диавола, принес ему жертву.

 Часто бывает, что человек, постоянно впадающий в тяжкие грехи, такие, как неверие в Бога, убийство, блуд, воровство, курение табака и другие, изменить самостоятельно порочный образ своей жизни уже не может. Сколько бы ни собирался такой человек однажды начать жить по-новому, диавол всякий раз, проявляя чудеса изобретательности, будет искать способа снова соблазнить его. Такое происходит от того, что, будучи отягчен многими грехами, человек лишается Божественной помощи и, наоборот, впадает в сильную зависимость от диавола. Именно поэтому такому человеку отойти от греха и совершить доброе дело очень трудно. И практически единственной возможностью вырваться из этого порочного круга, из коварного сатанинского пленения является спасительное Таинство покаяния, возвращающее нам милосердие Божие и Его помощь. Видя грешника кающимся, сатана бывает посрамлен и теряет свою власть над ним, которую получил ради многих грехов того человека.

 

Покаяние — примирение с Богом, утишение Его гнева

 

 Каждым своим грехом человек удаляет себя от Бога и воспламеняет гнев Божий против себя. Но Господь долготерпелив и не спешит излить на грешников чашу Своего праведного гнева. Он ждет, пока грешник снова обратится к Нему, пока исправит свой жизненный путь и принесет сердечное раскаяние в содеянных грехах. Но как многие сегодня пребывают в греховном закоснении и не спешат облегчить покаянием свою душу, не беспокоятся о своих многих долгах перед Богом! Каждый из таких людей серьезно рискует испить чашу гнева Божия, быть может, уже и в этой жизни, на земле. Но грядущее наказание за нераскаянные грехи — вечное мучение — несравненно страшнее любых бывающих на земле страданий и несчастий. Призывая всех к покаянию, преп. Ефрем Сирин пишет: "Отстраняешься, возлюбленный, от огня, чтобы не обгорело у тебя тело; избегай греха, чтобы телу твоему вместе с душой не гореть в огне неугасимом". Только Покаяние может спасти нас от вечной погибели; знает это и враг людей, диавол. Он знает, что если кто искренне раскается в грехах, то силой благодати Божией тот человек будет вырван из его мохнатых лапищ. И, цепляясь за обладание каждым человеком, сатана снова силится употребить все свое коварство, чтобы прельстить христиан. Он нашептывает миллионам людей, что покаяться они еще успеют... И сколько человеческих душ, обещавшихся Богу в Таинстве крещения, верующих во Христа, знающих о вечном аде, не отвергающих и покаяния, все-таки уходят в другой мир не раскаявшись, ибо всегда откладывали исполнение этого наиважнейшего дела в бесконечную даль. Каждый человек, у кого есть хоть искра страха Божия, не должен в жизни обходиться без покаяния, как мы не можем и дня прожить без греха. Добро есть очищать покаянием свою душу в каждый из четырех постов. Во всяком же случае не должна быть упущена возможность совершить покаяние во святую четыредесятницу Великого поста. Ежегодно в Великий пост должен побывать на исповеди каждый христианин. Тот, кто не бывает на исповеди по нескольку лет, даже если и стремится жить благочестиво, делает бесполезным труд своего духовного совершенствования. Тот же, кто вообще не приходит на исповедь, этим совершенно явно отступает от Бога. Если такой человек называет себя христианином, то это — ложь! Не по Крещению только определяется каждый человек как христианин, но по всем делам нашей жизни, по тому, как соблюдаем мы Заповеди Божии, одна из которых — Покаяние.

 

Покаяние — врачевание греховных недугов и начало добродетельной жизни

 

 Чтобы покаяние принесло нам пользу, мы должны прежде подвергнуть себя суду собственной совести. Перебирая в памяти дни своей жизни, вспоминая свои плохие поступки, злые дела, скверные слова, греховные мысли и желания; размышляя о всем том, что нами сделано вопреки заповедям Божиим, — постараемся сокрушить панцирь нашей самоуспокоенности и проникнуться сознанием того, насколько многочисленны и тяжки наши грехи. Надо всем сердцем возненавидеть свои греховные пороки, научиться испытывать к ним презрение и отвращение, загореться сильным желанием очиститься от греховного смрада. Если подобное настроение мы ощутим, хотя в малой степени — тогда призовем Бога на помощь и, не упуская драгоценное время, приступим к трудам духовного очищения.

 Как у всякого растения существует невидимая для поверхностного взора корневая система, которая, однако, питает его всем необходимым — так точно и любой греховный проступок человека не может быть объяснен одной только лишь случайностью, но всегда является следствием неких внутренних причин — греховных пристрастий — коренящихся в глубине человеческого сознания. Причем часто эти пристрастия — или страсти — бывают неведомы самому человеку, в то время как именно они и приводят его ко грехам.

 В деле такой “нравственной прополки" очень важно тщательно удалять из глубины души каждый сорняк греха, извлекая его до самого корня. Если корень окажется не удаленным, то сорное растение быстро прорастет вновь и еще крепче укоренится.

 Все неисчислимое множество грехов может быть сведено к весьма ограниченному перечню греховных страстей, которые к ним приводят. Вот важнейшие из них: гордость, тщеславие, блудная похоть, чревоугодие, сребролюбие, гнев, уныние, ненависть. Необходимо различать, что есть грехи, что — страсти, и как можно бороться с теми и с другими.

 Преподобный авва Дорофей так поясняет это различие: “Ибо одно суть страсти и иное грехи. Страсти суть: гнев, тщеславие, ненависть и тому подобное. Грехи же суть — самые действия страстей, когда кто приводит их в исполнение на деле, т. е. совершает телом те дела, к которым побуждают его страсти, ибо можно иметь страсти, но не действовать по ним".

 Если человек не будет желать какого-то греха, — он без труда сможет его избежать или отвратиться, даже когда сатана и предложит ему искушение. Наоборот, когда человек уязвлен неким пристрастием, он постоянно находится в опасности совершить грех. Поэтому сами грехи в некоторой мере являются делом случая, в то время как страсти всегда заключаются в нас самих.

 Бывает, что страсти долгое время коренятся в душе человека, не проявляя себя определенными грехами, пока не представится для этого удобный случай. Они как бы "дремлют" до поры до времени.

 Однако это вовсе не дает нам поводов к успокоению, ибо мы не знаем, когда они проснутся, и каково будет их пробуждение. Как во время охоты легче справиться с хищным зверем, пока он спит, чем когда проснется и ринется в нападение, так и со страстями мы должны бороться — отсекать страсти — не дожидаясь, пока они заставят нас согрешить. Так и Господь будет спрашивать с нас за греховные пристрастия не менее строго, чем и за самые грехи. Преподобный Симеон Новый Богослов пишет: “Тот, кто вожделеет денег, осуждается как сребролюбец, хотя бы совершенно ничего не имел”. Важно уметь разбираться, какие страсти являются причинами некоторых наших грехов. Так, воровство происходит от сребролюбия, леность и пьянство — от чревоугодия, убийство и всякая жестокость — от ненависти или гнева, осуждение — от тщеславия, превозношение — от гордости, ложь — от тщеславия или сребролюбия и т.п.

 Таким образом, борьба собственно с грехами сильно зависит от обстоятельств и часто оказывается безуспешной, потому что живущие внутри нас страсти постоянно представляют для нас соблазн, и рано или поздно диавол ухитрится навести нас на грех. Чтобы надежно избегать грехов, надо бороться со страстями, которые к ним приводят. А каждая из страстей имеет себе противоположную добродетель и врачуется ею. Гордость — смиренномудрием, гнев — кротостью, сребролюбие — милосердием, малодушие — терпением, тщеславие — самоуничижением, ненависть — заботой и стяжанием любви, чревоугодие и похоть — воздержанием.

 Например, чтобы преодолеть грех воровства, происходящий по страсти сребролюбия, необходимо с усердием творить милостыню (лучше — тайную), и мало-помалу соблазн станет угасать, греховная страсть будет побеждена. А для того, чтобы справиться с грехом осуждения, имеющим причину в тщеславии, надо упражняться в самоуничижении, считая себя самым недостойным, грешным, мерзким из всех людей. Подобно этому необходимо нам поступать и с каждым грехом, который хотим изжить, ополчаясь против самой страсти, приводящей к нему.

 Однако, вступив в сражение с искусителем-сатаною, не будем обольщаться, думая, что мы сами сможем одолеть его. Человек слаб по своему естеству и без благодатной помощи от Бога бессилен преуспевать в добродетели. Поэтому весь труд духовного совершенствования должен быть основан на искреннем раскаянии в грехах, совершаемом в церковном таинстве Покаяния.

 

Святые отцы — проповедники покаяния

 

 Поистине бесценные сокровища душеспасительных наставлений предложены нам в творениях Отцов церкви. Для того чтобы лучше находить в себе духовно-нравственные пороки и недостатки и тщательнее исправлять их, необходимо чаще обращаться к Священному Писанию — этому духовному зеркалу. Часто бывает, что именно чтение духовных книг позволяет нам увидеть и оценить себя с высоты Божественной истины. И если вопреки нашему мнению о себе мы увидим свое отражение в этом зеркале обезображенным грехом — не будем восставать против слова Божия, которое открывает нам подлинный наш духовный облик. Ведь глупо разбивать зеркало, если оно показывает нам наше лицо, запачканное грязью. И если даже зеркало будет выброшено или разбито — грязь на лице все равно останется. Хотя сами мы ее перестанем замечать — она будет видна нашим близким, и, самое главное, нашему Господу. Если уже Господь показал нам всю грязь и язвы нашего духовного облика — потрудимся сделать его чистым! Только наше усердие ко исправлению будет подобающей благодарностью Господу за внимание к нашим изъянам и порокам. Только это позволит нам и в будущем надеяться на Его милосердную помощь.

 Святители Иоанн Златоустый и Кирилл Александрийский, преподобные Макарий Египетский, авва Дорофей, Иоанн Лествичник и многие, многие другие святые отцы сами прошли тернистым путем борьбы со своими страстями, и, достигнув совершенства, оставили нам в назидание множество душеспасительных поучений. Слава Богу, сегодня практически все святоотеческое наследие доступно каждому. Но сколь велика будет скорбь тех людей, которые день за днем равнодушно проходят мимо предлагаемых сокровищ, оставаясь сами не имущими добродетелей.

 

Духовный отец и покаяльная семья.

 

 Таинство покаяния устанавливает, что хотя кающийся исповедает свои грехи Богу, однако он совершает это в присутствии священника, который в этом Таинстве действует от лица Самого Господа. Такое посредничество священника в отношениях человека с Богом, называемое духовничеством, установлено Самим Сыном Божиим, Который дал апостолам власть прощать или не прощать грехи кающимся, сказав: "Примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся, на ком оставите, на том останутся". (Иоанн, 20: 22-23). Таким образом, Господь именно служителям Церкви, принявшим преемственное апостольское посвящение, вручил власть освобождения людей от греховного рабства, и всякий верующий должен приходить в церковь и раскаиваться перед Богом в своих согрешениях, как это и происходит в Таинстве покаяния. Если же кто-то считает это необязательным, либо никак не находит удобного времени, то ко всем прочим своим грехам такой человек прибавляет грех непокорения Святой Христовой Церкви, а, значит, и Самому Господу.

 С момента первой исповеди между человеком, принесшим искреннее раскаяние в своих согрешениях, и священником, который стал свидетелем этого, устанавливаются отношения духовничества, возникает так называемая “покаяльная семья", включающая духовного отца и его духовных детей. Учитывая спасительную важность этих отношений, Церковь дает каждому человеку право свободно выбирать духовника: "Избери себе отца духовного по сердцу" (из поучения в чине исповеди). Но, однажды выбрав духовника, человек впоследствии должен регулярно приходить на исповедь только к нему. Для того чтобы переменить духовника, должны быть чрезвычайно веские причины, а не заурядное нежелание подчиняться или исполнять даваемые им поручения или епитимии. Однако, в любом случае, для того, чтобы пойти на исповедь к другому священнику, требуется благословение первого. Иначе подобная перемена будет самовольством, проявлением непокорности перед Богом и не принесет пользы. Еще одна сторона жизни покаяльной семьи — взаимная молитвенная забота друг о друге. Священник в своих молитвах во время совершения Таинств, а особенно при служении Литургии, но также и в домашних молитвах поминает всех своих духовных чад — христиан, которые избрали его духовным отцом, поведали ему свои грехи, обратились за помощью в излечении от греховных недугов и приняли от него духовное лекарство — епитимию. В свою очередь за благо почитается каждому христианину в ежедневной домашней молитве вместе с ближайшими родственниками поминать и священника — своего духовного отца.

 

Епитимия — оружие в борьбе с диаволом и путь к получению прощения грехов

 

 Выше было упомянуто, что всякая греховная страсть человека врачуется соответствующей добродетелью. Добавим: и, конечно, молитвой, потому что в молитве мы можем и должны испрашивать у Господа помощь на все, в чем нуждаемся. Это положение является очень важным для понимания сущности Таинства покаяния.

 Когда человек приходит на исповедь, раскаивается в каких-то своих грехах, в эту минуту он побеждает диавола и свою гордыню и за это уже частично заслуживает прощения. Но если такому человеку не помочь в борьбе с той греховной страстью, которая явилась причиной греха, — он, выйдя из церкви, окажется обуреваемым диаволом, возможно, с еще большей яростью, и может упасть снова, легко утеряв то, что накануне приобрел.

 Именно поэтому всякому человеку, пришедшему на покаяние, непременно дается определенное поручение, или епитимия, в виде посильного, но не слишком легкого труда, который бы служил на пользу тому человеку в христианском утверждении и борьбе с греховными пристрастиями. Вид и характер епитимии определяется в каждом случае духовником в соответствии с церковной практикой. И пока человек несет труды по исполнению епитимии, он силой Благодати Божией бывает охраняем от диавольских ухищрений, укрепляем в соблюдении заповедей. Исповедь, подкрепляемая соблюдением епитимии, никогда не бывает напрасной.

 Само прощение грехов на исповеди человек получает не за одно лишь признание “Грешен, батюшка!", а потому что, раскаиваясь в грехах содеянных, человек искренне желает и стремится избежать их повторения, готов принести и какие-то жертвы ради подтверждения основательности своего намерения. В этом смысле епитимия предоставляет нам возможность на деле показать искренность нашего раскаяния. Поэтому добросовестное исполнение епитимии является непременным условием действительного прощения грехов.

 Более того. Духовнику-священнику дано право (Иоанн, 20: 22-23) не только прощать грехи, но и не прощать их. Таковое прощение испрашивается священником у Господа при чтении специальных молитв, завершающих чин исповеди. И эти молитвы, знаменующие само прощение греха в полном соответствии с буквой и духом Евангелия, могут быть отсрочены духовником до момента фактического исправления человека. Таким образом, получение прощения увязывается в церковных канонах не только с раскаянием, но в еще большей степени с исправлением человека и исполнением им полученной епитимии. Здесь мы наблюдаем всю полноту смысла приведенного евангельского речения. Иначе говоря: кто не желает трудиться для своего исправления — как может быть прощен? В прошедшие века обе эти возможности — простить и не простить — употреблялись Церковью одинаково часто, что, несомненно, помогало многим людям действенно совершенствоваться в соблюдении заповедей. Сегодня, к сожалению, мы делаем много различных послаблений, и это не проходит бесследно. Чем еще можно объяснить то, что люди, считающие себя порядочными христианами, порой живут так, что вызывают осуждение у безбожников. Слова, завершающие исповедь, которые священник произносит от имени Господа — “Бог простит!” он зачастую произносит авансом, почему и звучат оные в будущем (!) времени. Не сейчас уже простил, а простит потом, после нашего исправления или, во всяком случае, добросовестно исполненной епитимии. Смысл епитимии заключается еще и в том, что, исполняя ее, человек своими трудами мало-помалу умилостивляет Господа и угашает праведный гнев Божий, возгоревшийся по причине совершенных человеком грехов.

 

Препятствия к чистому покаянию

 

 Враг Бога и людей, диавол, стремится всякими путями повредить людям исполнить их естественную потребность в раскаянии перед Богом, потому что ясно видит в этом свое поражение. И во многих случаях ему это удается при нашем попустительстве и нерадении. Прежде всего, диавол внушает нам, будто у нас нет особых грехов, в которых бы надо было специально раскаиваться. А если человек, поддавшийся такому внушению, придет все же на покаяние, он может сказать, например: “Я никого не убил, никого не ограбил... А грешу — как все люди...” Вдумайтесь! Ведь это не только не есть покаяние, но — страшнее того — осуждение всех людей! Вот какие проделки при нашей неразборчивости устраивает диавол. Страшно не видеть своей греховности. "Если говорим, что не имеем греха, — обманываем себя, и истины нет в нас. Если исповедаем грехи наши, то Он (Господь), будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды” (1 Иоанн., 1: 8-9).

 Иным людям сатана внушает обратное: что они столько уже согрешили, что не могут надеяться на прощение. И если человек не распознает в этом диавольского наваждения, то может впасть в отчаяние, что и само по себе является грехом, и препятствует совершить искреннее раскаяние. Поэтому мы должны твердо помнить: по милосердию Божию всякий грех может быть прощен, наше дело — покаяться и терпеливо нести труды по своему исправлению.

 Иной человек, видя свои грехи и сознавая необходимость покаяния, смущается постыдностью своих поступков: “Как же я буду рассказывать об этом священнику?” О ложном чувстве стыда, внушаемом диаволом во время исповеди, ясно говорит преподобный Ефрем Сирин: “Ты стыдишься и краснеешь, когда нужно сказать свои грехи. Стыдись лучше грешить, чем исповедаться. Размысли: если не будет принесена исповедь здесь, то все будет исповедано ТАМ (на Страшном Суде) перед всей Вселенной. Где больше мучения? Где больше стыда? На деле мы отважны и бесстыдны, а когда должны исповедаться, тогда стыдимся и медлим". Поэтому мы должны, преодолев этот стыд, поведать священнику обо всем, зная, что вызвать его удивление нам все равно не удастся.

 Как неуместен на исповеди стыд, так же не должно быть и излишней легкости в изложении своих греховных проступков. Так, исповедь некоторых людей более напоминает доклад о проделанной работе, нежели собственно покаяние. Ведь мы должны раскаиваться в грехах, а не докладывать о содеянном. И, если мы не чувствуем сожаления о своих грехах — значит, должны прежде всего покаяться в таком грехе, как невидение своих грехов и отсутствие страха Божия.

 Кто-то, собираясь на исповедь, решает для себя: об этом я скажу, а об этом не стану. Но как невозможно исцелиться от телесной болезни, не показывая врачу больное место или скрывая от него истинную причину заболевания, так и на покаянии ничего нельзя утаивать ни от Бога, ни от священника, если мы желаем получить исцеление от своих греховных язв. И, когда в ответ на наше раскаяние, священник скажет долгожданное “Бог простит”, то это разрешение касается только исповеданных, а не вообще всех, совершенных нами грехов. Заведомое утаивание греха само по себе является обманом — то есть грехом, и таким образом лишь увеличивает меру нашей ответственности перед Богом. Поэтому, если в этот раз нам не хватило мужества рассказать о каком-то своем грехе, — мы должны обязательно пересилить себя в другой раз и покаяться как в самом этом грехе, так и в том, что он был утаен. Некоторые, однажды придя на исповедь, после того соблазняются, рассуждая так: "Я пришел и покаялся, но потом опять стал грешить. Зачем же я снова пойду?” Можно спросить таких людей, сколько раз надо подниматься человеку, если он споткнулся и упал? Сколько раз мы падаем, столько и поднимаемся; сколько грешим, столько должны и каяться. А наши неуспехи в исправлении, скорее всего, объясняются тем, что мы не приложили достаточно старания и усердия.. Значит, придя на покаяние снова, и снова покаявшись, будем осмотрительнее и приложим больше старания к своему исправлению.

 Бывает, что человека, желающего покаяться, сдерживает незнание того, как надо себя вести в храме, что нужно делать во время покаяния. Это все лишь жалкие страхи, которые должны быть отвергнуты.

Приходите! Ибо покаяние — единственный путь в Небесное Царство.

 

Духовные ответы. № 5. 1996 год.

 

e-mail автору проекта

  Rambler's Top100 Rambler's Top100