CЕМЕЙСКИЕ - СТАРОВЕРЫ ЗАБАЙКАЛЬЯ

Новости История Современность Правила Храм Библиотека Молитвослов Календарь Ответы Наука Энциклопедия Паломник ЛицаОбщинаКостюмСсылкиГостевая

История

 

Иеромонах Никита (Добронравов) "Старообрядцы Дальнего Востока в Китае. 1917-1958 гг."

 

В. В. Вяткин "Между Церковью и государством"

 

Г. П. Михайлов "Староверы, как колонизаторы Уссурийского края"

 

"Домовая роспись у семейских Забайкалья"

 

"Материалы по прославлению подвижников Церкви Христовой к освященному Собору 2009 года "

 

"10-летие освящения кафедерального собора во имя Рожества Пресвятыя Богородицы"

 

С. А. Белобородов "Австрийцы" на Урале и в Западной Сибири" (из истории РПСЦ)

 

С. Е. Деев "Правопре-емственность в старообрядческой белокриницкой иерархии"

 

Кирилл Товбин "Церковно-государственные отношения при Петре I "

 

Максим Гусев "Помедли, путник, Христа ради..."

 

Максим Гусев "Лестовка, подручник и книга..."

 

Максим Гусев "Как много дум наводит он..."

 

Галина Чебунина "Горсточку русских сослали..."

 

Краткая история об основании старообрядческого святительского престола

 

Очерки истории Рогожского кладбища в Москве

 

Ирина Будкина "Духовный капитал купцов Мальцевых"

 

Г.А. Мариничева "Хоры рогожского кладбища"

 

Владимир Богданов "Старообрядческое купечество"

 

Религиозный и политический идеал старообрядцев в трудах Ф.Е. Мельникова

 

О Феодоре дияконе московского собору

 

Глеб Чистяков "Русская Православная Старообрядческая Церковь"

 

320-летие мученической кончины священномученика и исповедника Аввакума

 

Мученический венец епископа Рафаила

 

Слово об исповеднике Мефодие, епископе Томском

 

Житие святаго священномученика и исповедника Павла, еписопа Коломенского

 

Горсточку русских сослали в страшную глушь за раскол

 

Старообрядческая община г. Улан-Удэ

 

Преосвященный Афанасий, епископ Иркутско-Амурский и всего Дальнего Востока

 

ПОМЕДЛИ, ПУТНИК, ХРИСТА РАДИ…

Мощи старообрядческих святых покоятся за уральским хребтом

 

 

Глубоко в уральских лесах, в двухстах километрах на северо-запад от Екатеринбурга затерялся небольшой поселок Шамары… Еще в конце восьмидесятых годов прошлого века о нем кроме местных жителей слышали разве что географы, да некоторые особо дотошные исследователи. Вокруг здесь дремучий лес – бесконечными зимними ночами голодные волки с заостренными мордами да ввалившимися боками, нет-нет, да и протопчут к людскому теплу только им ведомую тропу, но близко не подходят – подолгу принюхиваются, втягивая запахи дыма, вслушиваясь в неведомые им звуки, да и уходят восвояси. Колорита поселку добавляет небольшая река Сылва, словно лентой притягивающая несколько десятков домов к лесу. По весне речка разливается, подступая к срубам домов и огородам, а в жаркие июльские дни ее легко можно перейти вброд.

Из окна поезда Пермь-Екатеринбург (линия судьбы – железная дорога – словно нарочно пролегла через Шамары) взгляд невольно выхватывает небольшой деревянный храм – в лучах солнца ослепительными бликами переливается крест на маковке, заставляя жмуриться от солнечной игры.

Но не всякий, кто держит свой путь по железной дороге, знает, что этот небольшой поселок – святое место для староверов, веками хранящих «древлее благочестие». В праздничный день из окна растянувшегося поезда, если присмотреться, можно увидеть спешащих на богослужение женщин в сарафанах, да бородатых мужиков. Здесь, в старообрядческом храме во имя Рожества Иоанна Предотечи отныне и до века пребывает рака с мощами святых преподобномучеников Константина и Аркадия шамарских чудотворцев, почитаемых староверами всей Руси Великой.

Но это сегодня… А несколько веков назад только началось освоение суровых уральских земель. В начале XVIII века сюда пришел известный промышленник Никита Демидов с сыном Акинфием, а за несколько десятилетий до этого Средний Урал стал прибежищем для старообрядцев, которые бежали от преследований за веру с обжитых мест вглубь страны. Оказалось, именно в таких, словно награжденных природой местах с богатой фауной и суровым климатом лучше всего сохранить свою веру, укрываясь в скитах от немыслимых гонений.

В одном из таких мест в начале XIX века жили и спасались трудами и молитвой иноки, братья по плоти и по духу Константин и Аркадий. В их житии, написанном по воспоминаниям современников и скудным документальным источникам, читаем, что вероятнее всего, они принадлежали к беспоповскому часовенному согласию и происходили из уважаемого и состоятельного рода. Несмотря на свою молодость, братья были хорошо образованы и внимательно следили за тем, что происходит в староверии. Поэтому, когда в 1846 году греческим Митрополитом Амвросием была восстановлена иерархическая полнота Православной Старообрядческой Церкви, братья отправились в дальнее путешествие, чтобы воочию узреть священство Христово. Вскоре они познакомились с главой Русской Старообрядческой Церкви – архиепископом Антонием (Шутовым). После бесед с владыкой иноки признали церковную иерархию истинной христопреданной и вскоре сами удостоились священнического сана.

Возвратившись в родные края, Константин и Аркадий стали рассказывать землякам о возобновленной иерархии, о благочестивом духовенстве, о семи таинствах церковных в которых заключено спасение души христианской. Но братья-иноки не нашли понимания у своих бывших единоверцев и потому удалились в пустынное место, где неустанно молились и изнуряли плоть тяжкими веригами. Доподлинно известно, что некоторое время братья скитались по лесам, а вскоре остановились в Рощинской волости Красноуфимского уезда Пермской губернии, испросив позволения на строительство кельи у крестьянина Гурьяна Щукина.

Весть о том, что в лесу подвизаются истые боголюбцы, быстро разлетелась по округе, и к братьям потянулись люди – благословиться ли, получить совет или просто вместе помолиться. К преподобным отцам люди шли отовсюду, ехали на перекладных даже из Центральной России. И проклятия местных беспоповцев, их завистливые клеветнические речи не могли поколебать стремления христиан побывать у преподобных отцов.

В посты иноческую келью посещала пожилая староверка с внуком. Гостья приносила братьям продукты, исповедовалась и причащалась по достоинству своему. В Петров пост 1856 года (по другим рассказам – 1857) эта благочестивая женщина вновь пришла к Константину и Аркадию. Однако в этот раз в обители было непривычно пусто, а на столе лежала записка: «Ищите нас под березовым выворотком».

Недалеко от кельи, под березовыми ветками были найдены тела убиенных отшельников – несмотря на летнюю жару, они оказались нетленными. И лишь мизинцы были чуть тронуты смертью, что говорило о давности случившегося злодейства. В ходе следствия выяснилось, что мученического венца иноки Константин и Аркадий сподобились еще 18 января 1856 года…

Нашли и преступника, который признался, что убил братьев в надежде найти у них золото или иные ценности. Во время допроса убийца рассказал, что пока он расправлялся с одним иноком, другой горячо молился: «Господи! Вот братца моего убивают, сейчас и меня убьют! Прости нас, Господи!» Местные жители, беспоповцы и новообрядцы, узнав об обретении нетленных мощей, целыми селениями присоединялись к Старообрядческой Церкви, признав за ней истину и жизнь.

Погребли иноков неподалеку от места их гибели, на вершине лесистого холма близ деревни Гурьяновка. И многие годы не иссякал поток верующих, желающих с трепетом поклониться могиле братьев. Люди, пришедшие сюда, с удивлением замечали: вокруг на многие версты ни души, а на могиле мучеников всегда теплятся свечи!

В 1927 году одному из жителей деревни Платоново (что в нескольких десятках верст от поселка Шамары) было видение: явились к нему иноки и попросили перезахоронить их в другом месте. Сон повторялся вновь и вновь, а разговоры о нем дошли до местного старообрядческого епископа, который спешно прибыл в Шамары. Мощи тайно были перенесены к подножию холма и вновь с молитвой преданы земле. Христиане окрестных сел и деревень благословились молиться инокам как местночтимым святым – святость Константина и Аркадия уже тогда не вызывала ни у кого и малейшего сомнения. Уверенность только окрепла, когда близ могилы забил родник, вода которого стала помогать людям в избавлении от различных недугов. И потекли паломники… Люди ехали издалека, исцеления получали даже иноверцы, если с верой и надеждой просили у Бога и Его угодников помощи.

Вот и мы едем на праздник Рожества Иоанна Предотечи (7 июля по новому стилю) и на крестный ход к месту упокоения Константина и Аркадия… Четыре часа под перестук колес в жаркой электричке из Екатеринбурга пролетели почти незаметно, за оживленными разговорами.

Станция Шамары встречает тишиной и прохладой. Вскоре электричка неспешно, пересиливая себя, точно уставший старик с клюкой, поползла назад, долго еще кряхтя за поворотом… Спускаемся с железнодорожной насыпи к церкви. В ближайшем продуктовом ларьке, среди шоколада и лимонада неожиданно замечаем брошюру «Житие святых преподобномучеников Константина и Аркадия Шамарских». Продавец объясняет, что эту книжицу спрашивают здесь едва ли не чаще, чем продукты первой необходимости.

Время далеко за полдень, у храма оживление – богослужение уже идет: золото икон сверкает в свечных отблесках и от безмолвных, точно хранящих какие-то великие тайны ликов святых исходит непередаваемое духовное умиротворение. По окончании службы каждый «со страхом и любовию» может приложиться к раке с мощами, которая занимает в храме почетное место.

На этот раз сюда, на уральский островок дораскольного православия прибыло много молодых христиан со всей Уральской епархии Старообрядческой Церкви. Староверы славятся русским хлебосольным гостеприимством, но здесь это как-то особенно ощущается. После службы в гостевом доме, нарочно выстроенном для паломников, поток которых не иссякает здесь ни зимой, ни летом, хозяйки хлопочут у столов, покрытых расшитыми скатертями. Гостей угощают разносолами, знатными пирогами с грибами, которыми богаты окрестные леса, и всякий стол традиционно украшает своя зелень с огорода, которая придает трапезе домашний уют и невыразимую, святую простоту. Пироги еще дымятся, и дух у столов стоит – словами не передать: плотный, густой!

Вечереет. Старожилы с удовольствием «по секрету» рассказывают приезжим, что в летние вечера, когда полуденное марево далеко позади, солнце катится к закату и касается сосновых макушек, а земля застенчиво остывает после жаркого дня, на небосклоне появляются две точки, которые то вдруг увеличатся, то исчезнут вовсе. Говорят, видят их не все, а те, кто видит, отмечены Божией благодатью по вере своей…

Ночью, когда с реки потянуло прохладой, и верхушки деревьев зашелестели от запоздалого ветерка, а на небе тут и там засверкали россыпи звезд, мы с ребятами постарше отправляемся на прогулку. Местные девушки умело разжигают костер – он тут же принимается, огонек звонко трещит, юркая в полусырых поленьях. Задымило. Такие «вечерки» в почете у молодых старообрядцев: сейчас можно откровенно поговорить о будущем, поделиться впечатлениями, а потом, измазавшись в золе и обжигаясь, есть печеную картошку, угадывая силуэты ребят по ту сторону костра. Вокруг ни звука, разве что с речки изредка доносится пенный шелест воды, как-то вдруг зашуршит высокий камыш, да от железной дороги донесется бесконечное, долго утихающее вдали эхо проходящего поезда.

Взгрустнулось… И полился над остывающей рекой духовный стих:

Помедли, путник, Христа ради,

Склони в смирении главу.

Стоишь в местах большой отрады

Ты не во сне, а наяву.

Вот здесь, под нашими ногами

Сияет святостью земля,

Здесь подвиг свой несли годами

Те, чей приют – леса, поля.

Презрев покой, утехи мира,

Всю жизнь в молитве и посте

Они стремились быть достойны

Того, Кто умер на Кресте.

Аркадие и Константине,

Молитесь Господу за нас!

Пусть наша вера не остынет

И в самый страшный, грозный час.

Пусть ваши светлые молитвы

Нас укрепят в пути земном,

Чтоб с честью выйти нам из битвы

Со злым безжалостным врагом.

До рассвета оставались считанные мгновения – уже пышно заалело на востоке – и, кажется, наступала та последняя минутка, когда селяне вот-вот готовились вставать, еще успевая украсть у наступающего дня несколько сладких мгновений, а мы только возвращались с затянувшейся прогулки, оглашаемой первыми, совсем еще робкими криками петухов…

Ранним утром (часы только-только показали шесть) следующего дня, когда от Сылвы поднимался перистый туман и стелился ватой по сочной траве, когда местные рыбаки сонно спускались к реке и, покрякивая от усилия, отталкивали лодки от илистого берега, у храма началось оживление. Юноши и девушки, староверы постарше, поеживаясь от утренней прохлады, весело переговаривались друг с другом. Казалось, будто расторопная хозяйка спозаранку выгнала утиное семейство на двор и утята, бегая, громко спорят о чем-то своем.

Через несколько минут люди двинулись в долгий путь. Крестный ход возглавил настоятель прихода – священник Михаил Татауров. Через реку переходим по мосткам, которые раскачиваются от каждого шага, отчего по воде бегут чуть приметные волны. Перебравшись на тот берег, оглядываюсь – череда паломников растянулась на много метров. Полунощницу, с чтения которой начинается каждый новый день у староверов, молимся уже в дороге – далеко позади остался последний покосившийся плетень и старый, уж вовсе замшелый домик на краю поселка. Впереди – двадцать с лишком километров пути к могиле иноков. Мы идем по дороге, со всех сторон окруженной березняком да соснами. Лишь изредка по этому великолепному зеленому коридору, заставляя паломников прижаться к обочине, промчится машина… И снова тишина, нарушаемая лишь протяжным чтением молитв, жужжанием мошкары и щебетом птиц.

- А сколько чудесных исцелений было в этих святых местах, – рассказывает по дороге отец Михаил. – Одна женщина приехала из Перми, все жаловалась, что мучается болями в суставах ног. Мы ее повезли к могиле иноков, помолились вместе, пошла она к источнику, долго омывала с молитвой ноги чудотворной водой – вскоре боли прекратились. Такие случаи до сих пор происходят! Из Приморья бабушка приезжала, врачи от нее отказались, а рана у нее была серьезная и никак не заживала. Ей больше не на что надеяться было, приехала сюда. Несколько раз омыла рану, когда обратно домой приехала, письмо нам написала: рана зарубцевалась – чудо!

Шамарская старожилка Екатерина Уткина рассказывает, как однажды ее мать шла к могиле, помолиться. Только стала подниматься на горку, как вдруг сзади слышит: то собаки залают, то кошки закричат. Откуда здесь кошки? Какие собаки?! Оглянулась – оказывается, бесом одержимые. Они шли позади, а ближе к могиле подходить стали – ноги и отказали, попадали на землю без сознания, и пена изо рта пошла. Тогда их под руки подхватили и на себе до могилы несли, и уж там, омытые водой из источника, они успокаивались, а многие исцелялись совершенно.

Таких чудесных исцелений было не счесть сколько! По просьбам шамарской общины в мае 1996 года прошло освидетельствование святых мощей. Многочисленная делегация духовенства и мирян во главе с митрополитом прибыла к могиле Константина и Аркадия. Очевидцы рассказывают, что при открытии мощей от них исходило чудесное благоухание. Здесь же были найдены истлевшие останки одежды, железные вериги и нательный крест.

Согласно церковной традиции, восходящей к преданию святой горы Афон, состояние костей (желтоватого цвета, хорошей сохранности), обнаруженных здесь, свидетельствует о праведности людей, которым они принадлежали. Часть мощей была положена в специально приготовленный ковчег и перенесена в шамарский храм, другая часть – в новый гроб, который был захоронен на прежнем месте. Частички этих святых мощей вскоре разошлись по старообрядческим церквам по всему миру…

Оставив позади деревушку Платоново, взбираемся на высокий холм. После пыльной дороги взору открывается бесконечное поле, дорожка густеет бархатом трав. Цветочный аромат кружит голову. Под палящим полуденным солнцем, после долгого пути, хочется пить, и лишь молитва сейчас укрепляет. Но вот показался лес. Здесь, под сенью деревьев берет начало крутая тропинка, извилисто ведущая вниз, к надгробному памятнику-часовне – «здесь покоятся рабы Божии, священноиноцы Аркадий и Константин»…

На молебне у часовни и старики, и отроки стоят с одухотворенными, смиренными лицами, и каждый чуть слышно повторяет, вслед за чтецом: «Вода при гробех ваших текущая, многую прият исцелении благодать, юже с верою радостно почерпающе, ублажаем вас, Божия любве хранители»… Кажется, само время в эти мгновения замирает: под ногами время от времени чуть слышно захрустит хвоя, солнечные лучи нестерпимо ударят в глаза из-за тонких сосен, да откуда ни возьмись, вдруг пролетит стрекоза, от которой невольно отмахнешься рукой…

У икон горят свечи, их пламя неугасимо дрожит на ветру. Каждый просит у святых своего – кто-то здоровья и помощи в делах насущных, а кто-то христианского благополучия. «Святии преподобномученицы Константине и Аркадие, молите Бога о нас!»

Отмолившись, спускаемся под гору к источнику. Здесь в прохладе, серебрясь средь невысокой, аккуратно скошенной отавы, журчит вода. Над колодцем – большой крест. Черпаем ледяную воду, чуть сладковатую на вкус. После долгого пути и молитвы так приятно облиться этой благодатной водой, от которой сотни людей получили исцеление! У святого источника можно присесть на лавочку и проникнуться духом умиротворения, что царит в этой лесной тиши. И только радостные крики детей, брызгающихся святой водой, нарушают в эти мгновения тишину.

К месту упокоения иноков вот уже второй год проводится всероссийский крестный ход, который проходит на второй день после престольного праздника в поселковом храме. За месяц до своей скоропостижной кончины 10 августа 2005 года глава Старообрядческой Церкви Митрополит Андриан (Четвергов) шел во главе этого крестного хода, превозмогая все тяготы пути. Те дни навсегда останутся в памяти христиан, ведь завершался ход сплавом по реке – на лодках, байдарках, плотах. И сегодня у всех перед глазами Митрополит, сидящий в небольшой лодке и улыбающийся кроткой улыбкой – по ней легко читалась радость, которую в эти мгновения он испытал.

Почитание шамарских чудотворцев не осталось уделом только уральских староверов. В октябре 2005 года, на Соборе Русской Старообрядческой Церкви было принято решение о всеобщем почитании святых преподобномучеников Аркадия и Константина. Люди, приехавшие на Собор со всех концов бывшего Советского Союза, заслушав свидетельства о правом житии святых, их подвигах и чудесах, единодушно постановили почитать и прославлять их в лике угодников Божиих. Дни церковного чествования Аркадия и Константина – 18 января и 30 апреля по старому стилю. В эти дни в Шамары отовсюду приедут старообрядцы, чтобы молитвой и крестным ходом почтить память чудотворцев и припасть с благоговением к их мощам.

И, кажется, не случайно исцеления от мощей угодников Божиих и от чудотворного источника, о коих известно уже по всей Руси, продолжают приводить страждущих на эту суровую, но благодатную уральскую землю, которую как огоньком лампады освятили своей жизнью и мученической смертью два брата, преданно служившие Христу и Его Церкви – святые Константин и Аркадий.

 

 

 

 

Максим ГУСЕВ,

Свердловская область

В оформлении использованы фотоиллюстрации Анны Черных

 

ОПУБЛИКОВАНО: «Истина и Жизнь», 7-8/2006

 

 

e-mail автору проекта