CЕМЕЙСКИЕ - СТАРОВЕРЫ ЗАБАЙКАЛЬЯ

Новости История Современность Правила Храм Библиотека Молитвослов Календарь Ответы Наука Энциклопедия СсылкиПаломник Гостевая

Библиотека

 

Ефрем Сирин "Слово на Второе пришествие Господа нашего Исуса Христа"

 

Григорий Палама "Толкование на притчу о блудном сыне"

 

Еп. Михаил (Семенов) "Каждый делай свое дело"

 

Мельников Ф.Е. "Откуда произошла вера в Бога (Яко с нами Бог)"

 

Публичное собеседование архимандрита Михаила с синодальным миссионером К.Крючковым

 

Духовные стихи

 

А. М. Селищев "Забайкальские старообрядцы. Семейские"

 

В.П. Гирченко "Из истории переселения в Прибайкалье старообрядцев-семейских"

 

Соловецкий инок Герасим Фирсов "О сложении перстов"

 

Книга Иова (ветхий завет)

 

Пр. Ефрем Сирин "Слово о священстве"

 

"Повесть о боярыне Морозовой"

 

Св. Иустин филосов и мученик "Апология I"

 

И. Усов "Разбор ответов на сто пять вопросов"

 

Епископ Арсений, уральский "Оправдание Старообрядствующий Святой Христовой Церкви"

 

Епископ Арсений, уральский "Истинность старообрядствующей иерархии"

 

Кириллов И.А. "Сущность обряда"

 

Мельников Ф.Е. "Старообрядчество и обрядоверие"

 

Аврелий Августин "О супружестве и похоти"

 

Еп. Михаил (Семенов) "Зачем нужны обряды?"

 

Мельников Ф.Е "Публичная беседа об именословном перстосложении"

 

Мельников Ф.Е "Краткая история древлеправославной (старообрядческой) Церкви"

 

Мельников Ф.Е "В защиту старообрядческой иерархии"

 

Житие святых преподобномучеников Константина и Аркадия Шамарских

 

Ветковский патерик

 

Мельников Ф.Е. "О старообрядческом священстве до митрополита Амвросия"

 

Священномученик Афанасий, епископ Иркутско-Амурский

 

Апостольское служение преосвященного Иосифа

 

Сын церковный

 

Епископ Арсений, уральский и оренбургский

 

св. Иоанн Златоуст "О сквернословии"

 

ДУХОВНЫЕ СТИХИ

CОДЕРЖАНИЕ:


Покаянная молитва mp3


Пред образом Спасителя mp3


Псалом 26-й


Пред крестом mp3


Коль славен наш Господь mp3


Предание о Христе mp3


Се жених грядет


О закхее


Памяти Аввакума


О последнем времени mp3


Сих к Богу молитвенный


Гора Афон


Обращение к ангелу mp3


Два ангела mp3


Об Аввакуме mp3


Совет брату


Смерть апостола Петра


Обращение к душе mp3


Агарь


Жду гостя


Успокоение


«Христос и самарянка» mp3


Боярыня Морозова mp3


Не ропщи


Агница mp3


Стих


«Смерть Авеля» mp3


«Блудный сын»


О душе


Пташка


Не унывай


Плач Адама


Житейское море


Цветочек


Печальный странник


Сокрушение о грехах


Скорбь мужа на могиле жены


Утешение из могилы


Крещение


Об отшельнике


Стих


Об Алексее божием человеке


Стих mp3


Житейское море № 2


Об Иоасафе царевиче


Колыбельная песнь


Плач израиля


Аввакум в изгнании

Плач пустынных жителей


Плач младенцев


Потоп


Стих


Ода выбранная из Иова


Утреннее размышление о Божием величестве


О воскресении Христа


На рождество Христово


Милосердный самарянин


О числах


Брачный


Не осуждай


Гимн славянский


Взглянь грешник


Плачь Иосифа Прекрасного


Стих узника невольника


Есть безумные на свете


Сон


Когда одолеют тебя испытанья


Ох за что мы переносим


О содоме mp3


Стих «брачный»


Кант благовещению


О блудном сыне


Плачь Богородицы


Крещению Господню


Плач Адамов


Стих о радости


О смерти

 

ПОКАЯННАЯ МОЛИТВА


Господи помилуй, Господи прости
Помоги мне Боже, Крест свой донести
Ты прошел с любовью свой тернистый путь
Ты нес крест безмолвно, надрывая грудь.
И за нас, Распятый, много ты терпел,
За врагов молился, за врагов скорбел.
Я же слаб душею, телом также слаб
И страстей греховных, я преступный раб.
Я великий грешник на земном пути,
Я ропщу и плачу, Господи прости.
Помоги мне Боже, дай мне крепость сил
Чтоб свои я страсти в сердце погасил.
Помоги мне Боже щедрою рукой,
Ниспосли терпенье, радость и покой,
Грешник я великий на земном пути.
Господи помилуй, Господи прости.

ПРЕД ОБРАЗОМ СПАСИТЕЛЯ


Пред тобою, мой Бог, я затеплю свещу,
О прощении грехов, я молиться хочу -
Боже, помилуй мя.
Твой Божественный лик, на иконе cвятой
Всем прощенье сулит, и любовь и покой.
Боже, помилуй мя.
Ты страдал на Кресте, пролил кровь за людей
Нас с Отцем примирил, Крестной смертью своей.
Боже, помилуй.
На поносном кресте, и в терновом венце
Ты Отца умолял, за врагов при конце
Боже, слава Тебе.
Ты и нам завещал, не роптать на людей,
Повелел забывать об обиде своей
Боже, слава Тебе.
Пред Тобою, мой Бог, ныне я предстою
И с поникшей главой о прощенье молю
Боже, помилуй мя.
От соблазнов, грехов, отклони, сохрани,
Духа злобы, вражды от меня отжени -
Боже, помилуй мя.
Из нужды, нищеты, мне исход укажи
И в несчастье, беде Ты меня поддержи
Боже, помилуй мя.
И людям послужить, дай мне силу, Творец,
Чтоб спокойной душой, встретить жизни конец.
Боже, помилуй мя.

ПСАЛОМ 26-й


Господь спаситель мне и свет
Кого я убоюся
Господь сам жизнь мою блюдет
Чего я устрашуся
Во злобе плоть мою пожрать
Противны устремились
Но злой совет хотят начать
Упадши сокрушились
Хоть полк против меня востань
Но я не ужасаюсь
Пускай враги воздвигнут брань
На Бога полагаюсь
Я только от Творца прошу
Чтоб в Храм его вселиться
И больше в свете не ищу
Как в оном веселиться
В селении своем покрыл
Меня он в день печали
И неподвижно укрепил
Как злые окружили
Возвысил он мою главу
Над всех врагов ужасных
Я жертву принося зову
Ему в псалмах согласных
Услыши Господи мой глас
Когда к тебе взываю
И сохрани на всякий час
К тебе я прибегаю
Ко свету твоего лица
Вперяю взор душевный
И от всещедрого Отца
Приемлю луч вседневный
От грешного меня раба
Творец не отвратися
Да взыдет пред тобой мольба
И в гневе укротися
Меня оставил мой отец
И мать еще в младенстве
И воспринял меня Творец,
И дал жить в благоденстве
Настави, Господи, на путь
Святым твоим Законом
Чтоб враг не мог поколебнуть
Крепящегося в оном
Меня в сей жизни не отдай
Душам людей безбожных
Твоей десницей покрывай
От клеветаний ложных
Я чаю видеть на земли
Всевышнего щедроты
И не лишиться николи
Владычния доброты
Ты сердце духом укрепись
О Господе мужайся
И бедствием не колебись
На Бога полагайся!

ПРЕД КРЕСТОМ


Вот лобное место стоит предо мной
Со скорбию вижу там образ Креста
Сжимается сердце, льют слезы рекой
И трепетно шепчут молитву уста
На древе Распятый, распни мои страсти
Пречистою кровью мне скверну омой
Терпевый обиды, избавь от напасти
От тяжких соблазнов меня Ты укрой
Главу обагренну на грудь Преклонивый
Житейскую гордость во мне Ты смири
И нрав мой смятенный и дух мой строптивый
В покорность и кротость овцы претвори
В стопы Прободенный, Страдавший от муки
Стопы моя к правде и свету направь
Изъявленный дланью, храни моя руки
От дел нечестивых ко благу наставь
Желчь с оцетом устами своими Вкусивый
От жажды томяся на древе честном
Очисти язык мой и студный и лживый
И даруй храненье нечистым устам.
Копьем прободенное сердце имея
В моем сердце двери открой для любви,
Чтоб к Богу и ближним душей пламенея
Я мог бы исполнить веленья Твои.

КОЛЬ СЛАВЕН НАШ ГОСПОДЬ


Коль славен наш Господь в Сионе,
Не может изъяснить язык;
Велик Он в небесах на троне,
В былинках на земле велик,
Везде Господь, везде Ты славен,
Во дни, в нощи сияньем равен
Тебя Твой Агнец златорунный
В Себе изображает нам
Псалтырью мы десятострунной
Тебе приносим фимиам!
Прими от нас благодаренье,
Как благовонное куренье.
Ты солнцем смертных освещаешь,
И любишь, Боже, нас, как чад,
Ты нас трапезой насыщаешь
И зиждешь нам в Сионе град,
Ты грешных, Боже, посещаешь
И плотию Своей питаешь.
О, Боже, во Твое селенье
Да внидут наши голоса
Да взыдет наше умиленье,
К Тебе, как утрення роса!
Тебе в сердцах Олтарь поставим,
Тебя, Господь, поем и славим.

ПРЕДАНИЕ О ХРИСТЕ


Был у Христа младенца сад
И много роз взрастил Он в нем
Он трижды в день их поливал,
Чтоб сплесть венок себе потом.
Когда же розы расцвели
Детей еврейских созвал Он
Они сорвали по цветку
И сад был весь опустошен
Как Ты сплетешь Себе венок?
В Твоем саду нет больше роз!
Вы позабыли, что шипы
Остались в нем - сказал Христос.
И из шипов они сплели
Венок колючий для Него
И капли крови, вместо роз
Чело украсили Его.

СЕ ЖЕНИХ ГРЯДЕТ


Пробудись от сна друг бедный
Се в полунощи жених
К нам грядет с небес со славой
С мертвыми судить живых
Бди, молися, Он осудит
Нерадивого раба
Коего от сна пробудит
Страшная Его труба
Но блажен Христов раб верный
Что обрящет бдящим Бог
Он зреть будет свет безмерный
В райский внидучи чертог
Девы глупые вздремали,
Оскудел у них елей
Но зато несчастны стали
Что остались вне дверей
Нерадивым ноги, руки
Свяжут их в геенский ров
Ввергнут там, где вечны муки
Скрежетание зубов
Бедный грешник пробудися
Се Христос к тебе идет
Его кровью освятися
Он на век тебя спасет.

О ЗАКХЕЕ


Завтра, завтра в дом Закхея
Гость таинственный придет.
И, бледнея и немея,
Перед ним Закхей падет.
Мытарь смутен, беспокоен
Вскликнул встретивши Его:
Недостоин, недостоин
Посещенья Твоего!
Гость священный, Гость небесный!
Ты так светел, так лучист!
Но сердечный дом мой тесный
И не прибран, и не чист!
Где же Гостю послужу я?
Тут и там все был порок,
Тут и там, где не гляжу я,
Вижу все себе упрек.
Чем же Гостя угощу я?
Добрых дел минувших дней,
Все ищу и не найду я,
Весь я в ранах и грехах.
Был ответ: «Не угощенья,
Не здоровых Я ищу,
Завтра к чаше исцеленья
Я болящих допущу
Завтра собственною кровью
Благодатию Отца,
Духом мира и любовию
Весь зайду я к вам в сердца
Хоть бы вся душа истлела
В знойном воздухе грехов,
Моего вкусивши Тела
Возродится к жизни вновь».
Как в надежде чист душею,
Будто кто-то говорит:
«Завтра, завтра Гость Закхея
И тебя ведь посетит».
О, приди же, Гость священный,
С чашей жизненной Своей:
Ждет грехами отягченный,
Новый ждет тебя Закхей!

ПАМЯТИ АВВАКУМА


Он погиб за великое дело -
За преданье родной старины
Защищая свободно и смело
Веру праотцев русской земли.
Повинуясь законам лишь Бога,
Он отступникам карой грозил
И в силу великого долга
Их могучею речью разбил
Не боясь ни богатых, ни сильных,
Он за веру Христову стоял
И в речах своих верой обильной
На духовную жизнь призывал
И за эту глубокую веру,
За большую любовь к старине
Уподоблен он был изуверу
И врагами сожжен на костре.
Так погиб этот славный подвижник
Постоявший за совесть людей
И погиб, как великий защитник
Кончив жизнь, от руки палачей.

О ПОСЛЕДНЕМ ВРЕМЕНИ


Христос с учениками из храма выходит
Пред крестною смертью своей
С глубокою скорбию, прощальными словами
Учил Он любимых друзей.
Скажи нам, Учитель, последнее слово
Пока еще с нами живешь
Скажи нам, Учитель, когда это будет
Когда мир судить ты придешь.
Услышите войны и разные слухи
Восстанет народ на народ
И будут болезни и глады и моры
И братская кровь потечет
Уменьшится вера, угаснет надежда
В сердцах охладеет любовь
И многие люди тогда соблазнятся
Прольют неповинную кровь.
Увидите мерзость стоящую в храме,
То знайте, что суд при дверях
И вид запустения будет пред вами
Держите светильники в руках
В эти минуты поищите смерти,
Но смерть от людей убежит
И кто в это время находится в поле
Пускай он домой не спешит
И скажут падите сокройте нас горы,
Но горы на них не падут
И солнце померкнет и месяц и звезды
С небесного свода спадут
Увидят Христа в небесах лучезарных
Он будет, как солнце сиять
Невеста Его, воскрешенная прежде
Там радостно будет взирать
За ней вслед вссстанут толпы и народы
От края до края земли
И вся содрогнется земная природа
Пред страшным престолом судии.

СТИХ К БОГУ МОЛИТВЕННЫЙ


Боже, зри мое смиренье
Зри мои плачевны дни,
Зри мое Ты огорченье
И меня не обвини.
Что я смертна тварь дерзаю
Говорить с моим Творцом,
Что я грешник называю
Беспорочного Отцом.
Покажи мне путь спасенья,
В сердце утверди закон,
Ухо приклони к моленью
И услышишь тяжкий стон.
Всю надежду полагаю
На Тебя всевышний Царь,
На Тебя всегда взираю,
Не надеюсь я на тварь.
Я Тебе молитву слезну
Мой Создатель приношу,
Дай мне тишину любезну
Со смирением прошу
Боже Ты мя не остави.
Коль оставил человек
Ты от бед меня избави
И храни меня во век
Вси врази лютейши в злобе
Ископаша ров глубок
Хотят дух мой скрыта в гробе
И душе нанесть порок
Не терпи им Боже, власти
Беззаконных тех людей
Кои делают напасти
Только силою своей
Не на то даны дни вечны,
Чтоб нам друг друга губить
Человеку человека,
Ты велел Творец любить.

ГОРА АФОН


Гора Афон, гора святая
Не знаю я твоих красот
И твоего земного рая
И под тобой шумящих вод
Я не видал твоей вершины
Как шпиль твой впился в облака
Какие на тебе картины
Каков твой вид из далека
Я не видал гора святая
Твоих стремнин, отвесных скал
И как прекрасна даль морская,
Когда луч солнца догорал
Я рисовать тебя не смею
Об этих чудных красотах
Сложить я песню не умею
Она замрет в моих устах
Одно, одно лишь знаю верно
Я о тебе, гора чудес,
Что ты таинственна, безмерна
И недалека от небес
Я знаю кто тобой владеет,
Кому в удел досталась ты
Тебя хранит, тебя лелеет
Царица горней высоты
Царица дивная, царица
Народов всех и всех времен
Она - то горных сил денница
Разрушила твой темный плен
Сквозь сумрак древности глубокой
Я вижу грешный, как теперь
Корабль несется одинокий,
А в нем царя - пророка дщерь
Несется он из Палестины
На остров Кипр его полет
И вдруг волнуются пучины
Корабль к Афону пристает
На вопль кумира Аполлона
Спешат Марию все встречать
И узнают толпы Афона
В ней Бога Истинного мать
«Сия Гора» - рекла Царица
Да будет жребием моим
Отсель прострет моя десница
Всегдашний кров над мостом сим
Сего я места не забуду
Всегда заступница ему
О нем ходатайствовать буду
Во веки к Сыну моему
И там тебе афонский житель
Слуга мой верный раб Христов
Готова райская обитель
Народа веры и трудов
Рекла царица, подтвердила
К святой горе своею любовь
Всех верных там благословила
И в Кипр корабль понесся вновь
И там свой лик она являет
Беседует с рабом своим
Сама судьбы их управляет
И бдит над бытом их земным.

ОБРАЩЕНИЕ К АНГЕЛУ


Пресветлый Ангел мой Господень,
Хранитель ты души моей,
Души моей единородной
Будь милостив к рабе твоей.
Храни меня во все минуты,
Храни меня во все часы,
Храни меня в напастех лютых
И среди страстия молвы.
Ты послан с неба для храненья
Тебе Господь так поручил
Прими теперь мое моленье
И как мне жить здесь научи
Здесь узкий тесный путь прискорбный
Могу ли я его пройти
Хранитель мой неукоренный
Меня ты можешь здесь спасти,
Когда явлюсь лицу Христову,
Чтоб дать за жизнь мою отчет
Тогда представь Его Престолу
И за меня ты дай ответ
Ты знаешь жизнь мою земную
Ты спутник был души моей
Веди меня в страну родную
И покажи всю славу в ней
Я странница для всех чужая
Земля не Родина моя
А там страна моя родная
Там мой отец, моя семья
Там нет печали, воздыханья
Там слезы горькие не льют
Там нет страданья и стенанья
Одни лишь радости текут.
Проси венец мне у Владыки
Меня достойну покажи,
Хотя грехи мои велики,
Но покаянье расскажи
Управь теперь моей судьбою,
С тобой всю жизнь я провожу
Хранитель мой, неукоренный,
В покой мой вечный отхожу

ДВА АНГЕЛА


Два ангела парили над грешною землей
И тихую беседу вели между собой:
Один был благодатный податель мирный сна,
Ему людей покоить обязанность дана;
Другой с унылым взором, с поникшей головой
Был смерти ангел грозный, разлучник душ с землей.
И первому последний так вымолвил с тоской:
«О, брат мой, как завиден прекрасный жребий твой,
Рука твоя повсюду спокойствие несет
И все благословляют желанный твой приход.
Меня же все трепещут, зовут своим врагом.
Увы! Лишь скорбь да горе вношу я в каждый дом.
Тяжка, невыносима обязанность моя,
Охотно б поменялся с тобой уделом я».
«Напрасно ты тоскуешь,» - сна ангел возразил:
«Тебе святое дело Всевышний поручил,
Как я, мой друг небесный, ты так же друг людей:
ты их освобождаешь от всех земных скорбей.
Ко Господу на лоно приносишь души их
вкусить успокоение в селениях святых.
Хотя мой дар прекрасен, сто крат прекрасен твой, -
даешь ты людям вечный, я - временный покой.
Как часто прерывая с зарею сладкий сон,
Страдалец сожалеет, зачем не умер он.
Лишь тот тебя страшится, врагом своим зовет,
Кто Бога забывает, для плоти лишь живет,
Но грешник не находит отрады и во сне:
Его терзает совесть в полночной тишине.
К нему я посылаю видений страшных ряд
И вскакивает с ложа он ужасом объят,
И ровно в час последний эго не устрашит,
Он, с жизнью расставаясь, тебя благословит.

ОБ АВВАКУМЕ


В Даурии дикой пустынной
Отряд воеводы идет.
В отряде том поступью чинной
Великий страдалец бредет.
Жена с ним и малые дети
Изгнание вместе несут
За правую проповедь в свете
Жестокий им вынесен суд.
Не солнце над ними сияет,
Не радостный отдых их ждет,
Мороз до костей пробирает,
И голод по нервам их бьет.
Вот стонет жена, голодая,
И силы кидают ее,
И дети к ней жмутся, рыдая,
Пеняет она на житье:
«Петрович, да долго ль за правду
Изгнание будем нести
Ужели не встретим отраду
И долго ли будем брести...»
«До самыя, Марковна, смерти», -
Ей скажет Аввакум борец, -
«До самыя, Марковна, смерти,
Когда мой наступит конец»
«Бредем мы, Петрович, о, Боже!» -
Вздохнувши промолвит жена
Должно быть ей правда дороже
Спокоя, здоровья и сна
И ветер в Даурии дикой
Унылую песню поет
И отзвуки речи великой
В Россию он смело несет
И речи той с ужасом внемлют
Гонители правды святой
Но с радостью в сердце приемлет
Кто верит заре золотой.

СОВЕТ БРАТУ


Когда бурю страстей или бед треволненья
Брат мой, придется тебе испытать,
К Богу прибегни, тогда ты в моленьи
Прибегни к Могуществу всех избавлять.
Болен ли ты, иль печаль тебя давит,
В несчастье не знаешь ты, что предпринять
К Богу прибегни, и Он не оставит,
Прибегни к Могущему всех избавлять.
В мятежну ли душу вселится тревога
Сомненье ли станет тебя колебать
Проси укрепленья у Господа Бога
Прибегни к Могущему всех избавлять.
Ближний ли твой тебя ненавидит,
И в жизни стремится тебя озлоблять,
К тому обратись ты, кто тайны все видит,
Прибегни к Могуществу всех избавлять.
Беден ли ты, или сил не имеешь,
И помощи в людях не можешь смекать,
Помни - Помощника в Вышнем имеешь,
Прибегни к Могущему помощь подать.
В делах ли забота тебя сокрушает
И жизни суровой бываешь не рад
С мольбою прибегни, кто всем управл
Прибегни к Всевышнему страждущий
Фортуна ли жизни тебя полюбила
И щедро богатство и славу дарит,
Все ж помни, тебя ожидает могила,
Прибегни к Тому, Кто над всеми царит.
В грехах ли тяжелых, ты брат находил
Крещенья святую одежду растлил,
Прибегни к Тому, Кто нас ради смир
И кровью священной грехи искупил.

СМЕРТЬ АПОСТОЛА ПЕТРА


Из врат языческаго Рима
Однажды позднею порой
Два иудейских гражданина
Спешили тайною тропой.
Один из них в плаще широком
Заметно был преклонных лет
Во взоре ясном и глубоком
Светилась ласка и привет.
И вдруг во мраке темной ночи
Восток внезапно засиял
И старец вверх возведши очи
Со страхом на землю упал.
На облаках другим незримо
На старца с кротостью смотрел.
Проникли в ум его мгновенно
И в сердце трепетная дрожь
И в страхе он спросил смиренно
«Куда Ты Господи грядешь».
А сам лицом к земле прижался
Сжимая трепетно уста
И вот ответ с небес раздался
Его учителя Христа.
Гряду к покинутым в темницах
Петром Апостолом моим
Гряду прочесть в их бледных лицах
Страданья близкия моим.
Гряду, где льется кровь святая
За веру Господа Христа
Где я Кресты с небес считая
Петрова не нашел Креста.
Гряду, где вопли страшной муки
Как громом потрясают Рим
Где вновь распнут Христовы Руки
Как их распял Иерусалим.
Виденье скрылося Христово
И снова мрак кругом настал
Но сердце замерло петрово
И он с рыданием возстал.
В слезах раскаянья ударил
Рукою в старческую грудь
И безбоязненно направил
Свои стопы в обратный путь.
И вот зачем толпа густая
Собралась будто бы на смотр
Вдали едва переступая
В оковах шел Апостол Петр,
Главу седую поднимая
Вокруг он с кротостью взирал
И всех любовно обнимая
Он никого не презирал.
И лишь в толпе сей многолицей
Он узнавал своих овец
И тихо скованной десницей.
Благословлял их, как отец.
И наконец остановившись
Он стал у смертного креста
И к небу взором обратившись
Узрел грядущего Христа.
Тут не спрашивал смиренно
«Куда Ты, Господи, грядешь?»
А сам воскликнул вдохновенно.
«К тебе Апостол Твой идет!»

ОБРАЩЕНИЕ К ДУШЕ


Пора тебе уж пробудиться
О! бедная душе моя!
Должна ты скоро возвратиться
Конец приходит бытия.
Возстань! Глас внутренний взывает
Да освятит тебя Христос
Он все собою наполняет
И все за грешных перенес.
Ты спишь душа, а Ангел света
Стоит и тихо слезы льет
Ты спишь греховной мглой одета,
А смерть тебя как жертву ждет.
Она придет, как гость незванный
В себе весь ужас затая
И в час неведомый нежданный
Проснись, проснись душа
Ты спишь в забвении беспечно,
Ты спишь в несчастной суете,
А время льется скоротечно
И мы идем к своей чреде.
Страшись греха, он постепенно
Тебя ужалит, как змея
Взгляни - сияет уж геена
Проснись, проснись душа моя.
Возстань! Опомнись хоть мгновенье
На ложе мрачное взгляни
Почувствуй стыд и униженье
И сон греховный отжени.
Господь давно к тебе взывает
Его ты светом озарись
Смотри он длани простирает
Душа, душа моя проснись.
Ты спишь, а враг твой бдит всечастно
Ты спишь, а бездна под тобой
И Божий гнев, как гром ужасный
Взгремит над грешной головой.
Он скоро, скоро разразится
Изсякнет благости струя
И дверь спасенья затворится
Проснись, проснись душа моя.

АГАРЬ


Завистью гонима, я бeгy стыда
И никто не сыщет моего следа
Кущи господина, сени госпожи
Вертоград зеленый, столп родной межи
Поле, где доила я веселых коз
Ложе, где так много пролила я слез
И очаг домашний и святой олтарь
Все прости на веки говорит Агарь
И ее в пустыню дух вражды влечет
И пустыня словно вся за ней идет
И вперед заходит и со всех сторон
Ей грозит и душит, как тяжелый сон
Серые каменья, лава и песок
Под лучами солнца жжет подошвы ног
Пальм высоких листья сухо шелестят
Тени без прохлады по лицу скользят
И в лицо ей ветер дышит горячо
И кувшин ей давит смуглое плечо
Сердце замирает, ноги устают
Слезы высыхают и опять текут
Чу! вдали журчанье ключевой воды
По краям оврага свежие следы
Знать недавно пастырь здесь прогнал стада
Вот скамья и желоб, зелень и вода
И слагая ношу, села отдыхать
Бывшая рабыня - будущая мать
И страшась пустыни, и боясь пути
И незная, где ей спутника найти
Головой поникла, с тайною мольбой
Вдруг как-будто с ветром сладостью живой
Голос не воздушный, но и не земной
Прозвучал в пустыне, говоря с душой
И она очнулась, слушая глядит
Видит Ангел Божий перед ней стоит
Белая одежда, белое крыло
Кроткое сиянье строгое чело
«Ты куда!» - спросил он, - я иду в Кадис!»
И сказал ей ангел: «С миром возвратись!»
«Я бегу от Сарры, госпожи моей!»
И сказал ей ангел: «примирися с ней!
И родишь ты сына, силу многих сил,
Наречешь ты имя ему Измаил
И рука Господня будет вечно с ним
Населятся страны семенем твоим».
И с отрадой в сердце начала вставать
Бывшая рабыня, будущая мать.

ЖДУ ГОСТЯ


Ходят по городу вести
Христос нас решил посетить
Но кто ж удостоится чести
В чьем доме Он будет гостить?
Подумала я в своем сердце
А может ко мне Он зайдет
Но как же приму я, Небесного Гостя
В квартире порядка-то нет.
Нельзя оставаться в покое,
Когда у нас нет чистоты,
И много я мою да чищу
В поту расставляя цветы.
В день этой разгарной работы,
Старушка мне в двери стучит,
Болезни, нужды и заботы
Печальный и старческий вид.
Но я ей сказала - смотрите
Я занята, всюду дела,
Я жду ведь Великого Гостя
И бедная молча ушла.
Тут вскоре другой появился,
Оборванный, бедный без сил,
Казалось от ветра валился
И как он смиренно просил.
Я с ранней зари совершаю,
Далекий не в силах мне путь,
Устал, изнемог, умираю,
Позвольте зайти, отдохнуть.
А я отвечаю: «Как жалко,
Но я не могу вас принять,
Я жду ведь Великого Гостя,
И дальше пошел он приюта искать.
Под вечер кончалась работа,
Все приняло праздничный вид
Одна утомляла забота,
Придет ли Господь посетить?
Я думала: выйду навстречу Ему,
И поклонюсь в тишине,
Вдруг вижу дитя горько плачет,
И прямо подходит ко мне.
Изорвана вся одежонка,
Глазенки от слезок блестят,
Облитые кровью ручонки,
И мокрые ножки дрожат.
Я только сказала: «О, Боже!
Дитя, и то терпит нужду,
Но малому всякий поможет
Я Гостя Великого жду».
День этот прошел не напрасно
Работа повсюду видна
Квартира чиста и уютна,
До ночи сижу я одна.
Минута идет за минутой,
Но Гость Дорогой не спешит
Зашел Он к кому-то другому
Там радость и счастье дарит.
Я плакала в скорби глубокой,
И горько так сделалось мне,
И слезы катились потоком
В безмолвной ночной тишине!
О счастье своем сожалея
Поникла на грудь головой,
Уснула, и вижу во сне я,
Явился Христос предо мной,
Любовью светилися очи,
Когда Он со мной говорил:
Я днем и в сумраке ночи,
Три раза к тебе приходил.
Три раза ты Меня отсылала,
Приюта у ближних искать
О, Боже, в слезах я вскричала
Тебя не Могла я узнать.
«Прощаю,» - сказал Он, - «Но все же
Прошедшего не возвратить
Кто бедному в беде не поможет
Тот упустит и мне услужить.»

УСПОКОЕНИЕ


Если в жизни измучен бываешь,
И труды не по силе тебе,
Если тяжко душой ты страдаешь,
Изнываешь в неравной борьбе.
Если вера тебя покидает.
И нужда начнет оставлять,
Если сердце от боли рыдает,
На судьбу тогда станешь роптать.
Если сил не хватает порою,
В Божий храм поспеши поскорей,
Припади пред иконой святою
Помолись о душе своей.
Там ты найдешь утешение,
От тяжелых трудов отдохнешь
Все твои разрешатся сомненья,
Когда душу в слезах изольешь.
Ты с любовью и верой святою,
Будешь жизненный путь проходить,
Если станешь во храме с мольбою
Утешенья себе находить.

«ХРИСТОС И САМАРЯНКА»


Под тенью навеса на выступе гладком,
Сидел у колодца Христос,
Тут шла самарянка обычным порядком.
Наполнила свой водонос.
Христос попросил поделиться водою,
Она же сказала в ответ:
«Ведь я самарянка, а с нашей средою,
Общения кажется нет».
Христос ей сказал: «Если б ты знала,
Кто воду живую творит,
Сама бы искала, сама бы просила,
Того, кто с тобой говорит».
Колодец глубокий, как воду живую,
Ты можешь достать из него,
Отец наш Ияков, дал воду простую,
Неужели Ты больше его?
Христос ей сказал: «Приведи сюда мужа»,
Ответила: «Нет у меня».
Ты правду сказала, что пять их имела,
И этот, не муж у тебя.
Я вижу, пророк Ты, скажи где молиться?
На нашей горе Иразим,
Ведь Богу мы все должны помолиться,
Войти же в Иерусалим.
Тогда самарянка бегом побежала,
Оставила свой водонос,
И встречным кричала и всех призывала,
Идите: «явился Христос!»
Он там у колодца, сидит ожидает,
С восторгом кричала о Нем,
Послушайте только, как Он рассуждает
И очи пылают огнем.
Порыв ея сердца святой благодатный
Проник самарянам в сердца.
Тут шли самаряне к Христову колодцу
И сами приняли Христа,

БОЯРЫНЯ МОРОЗОВА


Снег белый украсил светлицы,
Дорогу покрыл пеленой,
По улице древней столицы,
Плетется лошадка рысцой.
На улице шум и смятенье,
Народ словно море шумит,
В санях, не страшась заключенья,
Боярыня гордо сидит.
Высоко поднявши десницу,
Под звон и бряцанье цепей,
Она оглашает столицу,
Правдивою речью своей.
Она не боится мученья,
И смело на пытку идет,
И к истине, сердца влеченье
Ей силу и бодрость дает.
Сменила пиры и палаты
На мрачный сырой каземат,
Душа ее верой богата,
Ей правда дороже палат.
И верит она не погибнет,
Идея свободной мольбы,
Настанет пора и воздвигнет,
Ей памятник вместо дыбы.

НЕ РОПЩИ


Не ропщи на суровую долю,
Крест тяжелый покорно неси,
Уповай ты на Божию волю,
Лишь терпенье и силу проси.
Бог послал тебе все испытанья,
Чтоб окрепнуть в тяжелой борьбе,
Эти муки и сердцу страданья,
В этой жизни на пользу тебе.
Так не вздумай в то грустное время,
Передать свое горе кому,
Один Бог облегчит твое бремя
Ты доверься Ему одному.
Пред иконой склонившись с мольбою,
Помолись ты в полночной тиши,
Бог невидимо будет с тобою,
Скорый Врач и Целитель души.

АГНИЦА


Где ты агница моя сокрылась,
Я которую люблю
Что ты от пастыря отлучилась
О душе твоей скорблю.
Вы луга, леса и реки,
Рцыте к Вышнему Творцу
Не видали ль вы овечки
Где овечку я сыщу.
Агница моя найдися,
Тебя ищет пастырь твой,
К тому стаду возвратися,
Кто сшел с неба за тобой,
Он стези твои направит,
За собой велит идти,
Он на веки не оставит,
Безуспешно на пути.
Не могу же я с тобою
И в разлуке долго жить,
Услаждена ты собою
Хочешь ты меня забыть.
Зри, как агницы другие
Все пасутся у меня,
Провожаю дни златые,
Не вздыхая, не стеня.
Коль не будешь услажденна,
Внутреннею тишиной
Коль не будешь сообщена,
Сердцем искренно со мной.
Утвержденных я покою
И болящим жизнь даю
Съединись скорей со мною,
Ты спасешь тем жизнь свою.
Агница моя не внемлет,
Дальше от меня бежит,
Но ее пастырь не дремлет
Возвратиться ей велит.
Возвратись к тому началу
От которого течешь.
Радость велию не малу,
Кроме меня ты не найдешь,
Коль тебя мой вопль не тронет,
Раздающийся в лесах,
Коль не чувствуешь, как стонет,
Пастырь на крутых горах.
Тверже камня ты конечно
Коль не в силах я смягчить,
Но любя тебя сердечно,
Я готов тебя простить.
Чьи слова теперь в пустыне,
Возмущают весь мой дух,
И зовет меня ко стаду,
Тот пресладкий мой пастух.
Возвратиться мне вещает,
Верно я не на пути.
Все крушит меня смущает,
Я не знаю, как идти.
Ты меня тем не отгонишь.
Буду кликать я тебя.
Ты дотоле не преклонишь,
Сердцем пастыря любя.
Преклонись, простру я руки,
К персям я тебя прижму,
Все твои окончу муки,
На плеча мои возьму.
Я на глас твой поспешаю,
О, любезный, пастырь мой,
Всю себя Тебе вручаю
Коль призыв приятен Твой.
Так с овечками десными
И меня совокупи
Со избранными Твоими
Тебя славить укрепи.

СТИХ


(мотив «Коль славен...»)
Прости меня святая келья,
С тобой не встречусь больше я,
В тебе познал я знак веселья,
И смысл земного бытия.
В тебе навык я послушанию
В тебе я жизни цель постиг
И огнь святаго упованья
Неизреченный встретил миг.
С тобой мне тяжко расставаться,
Ты мой священный уголок.
Где мог я подвигам отдаться,
И где от мира был далек.
Прости, тебя я покидаю,
С тоской в душе, слезой в очах,
В тебе я сердце оставляю,
Как человек и как монах.

«СМЕРТЬ АВЕЛЯ»


«Вот уж полночь, где же он?
Не идет из поля Авель со стадами,
И смотрела Евва грустными очами,
«Каин, ты не видел брата своего?»
Ей не отвечая совестью гонимый,
Каин покидает бедный свой шатер,
Как он хмур, суровый, грустный и унылый
Мать с постели словно тень его встает.
И покинув ложе, в степь бежит поспешно,
Острые каменья ноги режут ей
«Авель» - восклицает Евва безутешно,
«Авель! « - глухо вторит тишина полей.
Может быть ушел в даль он со стадами,
Ангел верно знает с пламенным мечем,
Путь он преградит мне, но молящим взглядом
Я спрошу о милом пастыре моем.
Там у райской сени, где мечем палящим,
Страж Едемской сени путь ей преградил
Спрашивала Евва голосом дрожащим,
«Авель со стадами здесь не проходил!»
Плачь, о Евва, горько там, где за уступом
Диким терном поросли кусты.
Каином убитый, бездыханным трупом,
Он заснул навеки, средь полночной тьмы.
Эта смерть свершилась в трепетном смущенье,
Будто понимая к сыну мать спешит
Вдруг остановилась - милое виденье,
Авель перед нею, как он сладко спит.
Разметались кудри и открыты очи,
Будто улыбаясь небесам светло,
Будто любовался блеском светлой ночи
Тихо безмятежно юное чело.
«Авель, встань, проснись! Встань, пойдем домой
Как я испугалась, как сюда бежала!
И целуя сына, мать к нему прижалась
Авель ей ни слова, бледный и немой.
И проникла в сердце боль жгучего страданья
Что сказал ей Ангел вспомнилось ей вдруг
Первое созданье, страшное сознанье,
«Смерть!» - она вскричала, падая ка труп.
Плыл туман и ветер мчался над полями,
Чтоб убийцу брата кровью запятнать,
И встречало солнце скорбными лучами
Первую над сыном плачущую мать.

«БЛУДНЫЙ СЫН»


Бродил я далеко в чужой стороне,
И страсти немолчно кипели.
Небесный Отец не забыл обо мне,
Следил Он за мной с колыбели.
Когда возмужал я, раздела просил,
И он на раздел согласился,
Часть из именья мою отделил.
И я с ним надолго простился.
Мне стало просторно, я бросился в мир,
Бежал от отцовского дома,
Как-будто свобода мой детский кумир,
Мне тут только стала знакома.
С запасом богатства, здоровья и сил,
Мне думалось счастие встретить
Я то и другое и третье убил
А счастье не мог и заметить.
А время бежало и страсти росли,
Свобода им рост придавала,
Здоровье, богатство и силы ушли,
Душа все чего-то искала.
Домой возвратиться к Отцу я не смел,
Боялся отеческих прений
И где не искал, и куда не смотрел
Не видел нигде утешений.
Красавицы съели здоровье мое,
А, как они прежде ласкались,
Богатство мое им пошло на житье,
Друзья! Все друзья разбежались.
И тяжко мне стало жить в той стороне,
Без денег, надежд и участия,
Никто из друзей не вздохнул обо мне,
Их нет никогда у несчастья.
Вдруг голод губительно-страшным врагом
По той стороне разбежался,
Никто не вздохнул обо мне об одном,
А там так никто не нуждался.
Разбитый в надежде, участьи людей,
Голодный сидел я на поле
Я рад был отнять даже корм у свиней,
Которых я пас по неволе.
Но корма отнять я у них не посмел,
За мною другие смотрели
Голодный, я с завистью жадно глядел,
Как лакомый корм они ели.
И долго сидел я в раздумьи немом,
Упреком минувшее стало
И страшное что-то мне сердце тайком
Об этом минувшем шептало.
И виделся мне мой родительский кров
И ласки отца и довольства
И вспомнилось мне, как я нажил врагов
Из жажды одной, своевольства
И горькие слезы ручьем потекли.
Отверженец мира и неба
Сидел я один сиротой на земле
Без денег, одежд и без хлеба.
Тут вспомнилось мне, как спокойно живут,
Наемники в доме отцовском
Им сытная пища и тихий приют,
И верная плата готова.
А я на чужбине... не вижу конца,
Страданьям и тягостным мукам
Ужели в отце не найду я отца?
Ужель все разбила разлука.
Я встал и пошел из той стороны,
Вот видится кровля родная
Воскреснули в памяти детские сны,
И юность моя золотая.
И ласково смотрят родные поля,
И солнце приветливо светит,
И радостно дышит, как-будто земля,
Желая нежданного встретить.
А он одинокий, печальный глядит
На ласки родимой природы
В нем сердце по прежнему грустно болит
Не жаждет он больше свободы.
Наемником лучше быть в доме отца,
Чем сыном распутного мира,
Он внемлет, и грусть убежала с лица
На сердце повеяло миром.
И издали видит отец - это сын
Ему сердце об этом сказало,
Идет он в лохмотьях, босой и один;
И жаль ему бедного стало.
И выбежал прямо навстречу ему,
И слезы в глазах засверкали
Понять только можно отцу одному
В них чувство все сыну сказало.
«Прогневал я Небо, тебя раздражил,
И сыном назваться не смею»,
Кто, сын мой, скажи мне тебя возвратил,
И кинулся сыну на шею.
И обнял его и его целовал,
И плакало сердце отцово,
Оденьте его - это сын мой - сказал,
И все для одежды готово.
И на руку перстень наденьте ему.
И обувь наденьте на ноги,
Сегодня служите ему одному,
Он с дальней тяжелой дороги.
И с сына очей он отвесть не хотел
И радостно взоры сияли
И долго он долго с любовью смотрел
Как сына его одевали.
«А вы и не знали» - рабам он сказал
Как долго я с грустью боролся,
Мой сын, как алмаз дорогой пропадал,
Но он не пропал, он нашелся.
И в светлую радость веселого дня,
Вы нам заколите теленка,
Устройте трапезу, мой сын у меня,
А вы его знали ребенком.
Родился и вырос он в ваших глазах
И бросился в мир своевольно,
Как жизнь его там изнывала в слезах
Мне вспомнить теперь даже больно.
Но бросим былое, печально оно,
Печальна былого картина,
Довольно, что в нем вдруг созрело зерно
Возврата погибшего сына.
И он возвратился, он в доме отца,
И радостно нас потревожил
В нем видеть давно я привык мертвеца,
И точно он мертв был и ожил!

О ДУШЕ


Душа моя прегрешная -
что не плачешься?
Ты плачь душа, рыдай всегда
тем утешишься!
Не поспеешь ты тогда плакати,
когда приидет смерть.
А по смерти грехи твои обличат тебя.
Скинь одежду грехов своих - покаянием.
А не скинешь ты грехи свои - ада не минешь.
Страдалицы, венцы носят на главах своих.
Они песнь поют архангельскую - аллилуйя.
Аллилуйя, аллилуия, аллилуйя.

ПТАШКА


Ах ты пташка и бедняжка -
Птичка милая моя
Что ты рано залетела
В эти дальние края.
Или ветер сильный бурей
В этот край тебя занес
Иль родных друзей разлука
Зазвала тебя сюда.
Но горька твоя здесь доля
Здешний край тебе не мил.
Не своя тебе здесь воля
Тяжело тебе здесь жить.
О чем горько так скучаешь
И грустишь ты повсегда
Что грустит тебя тревожит
Давит грудь твою тоска.
Кто страданьям твоим может
Слезы горьки лить рекой
Что ты крылья опустила
Весной сладко не поешь.
Меня ни летом, ни весною
Ничего не веселит
Улечу я в край далекий
И там скроюсь от людей.
За моря, леса и реки
Водворюсь там меж зверей
За дремучими лесами
Я найду себе житье.
Стану я кропить слезами
Свою пишу и питье
Я одна забыта всеми
Знать так Богом суждено.
И все ближние родные
Все забыли про меня.
Все забыли, позабыли
И забросили меня.
Един Бог мне здесь надежда
Бесприютной сироте.
Он мне пища и одежда
Моей бедной нищете.
Людей добрых кругом много
Но чужие все кругом
Все чужие, нет родного
Нет сочувствия ни в ком.

НЕ УНЫВАЙ


Когда угодно было Богу
На свет родившись бедняком
Он пролагал себе дорогу
Терпеньем тяжким и трудом.
Ты будь покорен, терпелив
Не утомим и молчалив
На помощь свыше уповай
И никогда не унывай.
Когда Творцу было угодно
Чтоб в поте ты вкушал свой хлеб,
Ты не ропщи же неподобно
На Бога всяческих судеб,
Пред Ним смиренно приклонись
Святою верой оградись
Н ею дух свой ободряй
И никогда не умывай.
Когда по воле провиденья
Трудясь всю жизнь н день н ночь
Ты не встречаешь одобренья
И труд тебе ужe не вмочъ.
Преодолей строптивый гнев
И руки к Господу воздев
Ограды свыше уповай
И никогда не унывай.
Есть всеблагое провиденье
Свидетель правых дел твоих
Желаний, помыслов, терпенья
Оно воздает тебе за них.
Надейся, веруй и люби
Труды свои усугуби
В них все надежды полагай
И никогда не унывай.
Когда в твоем уничиженьи
Судьба невольно приведет
Тебя с несчастьем в столкновение
Нарушив кротости обет.
Ты истины не примолчи
Несчастье смело обличи
Враждой его пренебрегай
И никогда не унывай.
Когда родня, твои и други
Тебя покинут изжденут
Забыв приязнь твою заслугу
Тебя забвенью предадут.
За вероломство их прости
Неблагодарность отпусти
За зло - добром им воздавай
И никогда не унывай.
Когда благое провиденье,
Хранившее тебя от бед
Пошлет на дом твой искушенье
Среди земных твоих сует.
Лишит тебя жёны, детей
И реки слез за них пролей
Об них в молитвах вспоминай
И никогда не унывай.
И на арене этой жизни
Каков бы не был твой удел
Пожертвуй всем твоей Отчизне
На подвиг за нее будь смел.
Пред церковью благоговей
И умереть за нея умей
За гробом есть небесный рай
Награда там не унывай.
Когда Божественная благость
Тебя за доблесть наградит
Подаст тебе здоровья, сладость
Богатством, славой одарит.
Смиреньем кротким оградясь
И сердцем к Богу обратясь
Ему в щедротах подражай
И в деле сем не унывай.
Когда обилием и силой
В сей жизни будешь обладать
Клеврета своего помилуй
Умей врагам своим прощать.
Не презри сиру и вдову
Их скорби в радость претворяй
Спеши на помощь к ним без зову
И в труде для них не унывай
Но если путники счастливых
Льстецы на двор твой приползут
Стрелами взоров горделивых
Изгнать ты их не позабудь.
Правдивых в дом свой приведи
И за стол с собою посади
Суровой правде их внимай
И внемля ей не унывай.

ПЛАЧ АДАМА


В скорби многой обретаюсь
Сердцем люте сокрушаюсь
Господи помилуй мя, падшего.
Потеряв блаженство рая
Горько плачу и стенаю
Господи помилуй мя, падшего.
От земли меня создавый
В землю паки мя пославый
Господи помилуй мя, падшего.
О! Коль горестно познати
Все лишенья благодати
Господи помилуй мя, падшего.
Сердце ноет, ум в смущенье
Дух в мучительном томленьи
Господи помилуй мя, падшего.
Мира нет в моих составах
Грех проник в них, как отрава
Господи помилуй мя, падшего.
Наготы моей стыжуся
Муки вечныя боюся
Господи помилуй мя, падшего.
Вместо радости - страданье,
Вместо жизни - смерть, изгнание
Господи помилуй мя, падшего.
Горы, холми и долины
Совосплачьте мне и ныне
Господи помилуй мя, падшего.
Возрыдайте с царем вашим
Столь глубоко ныне падшем
Господи помилуй мя, падшего.
Раю Божий шумом листвий
Отзовись моей молитве
Господи помилуй мя падшего.
Пусть прольются слезы чисты,
Как роса с листов душистых
Господи помилуй мя, падшего.
О! Земля, земля родня
Споболи со мной стеная
Господи помилуй мя, падшего.
Над тобою потружуся
В твои недра возвращуся
Господи помилуй мя, падшего,
Боже вечный, Боже правый
Я попрал Твои уставы
Господи помилуй мя, падшего.
Змия льстивого послушал
Твою заповедь нарушил
Господи помилуй мя, падшего.
От тебя мой Бог всевидец
Думал в райской чаще скрыться
Господи помилуй мя, падшего.
Пред Тобою правосудный
Оправдаться мнил безстыдный
Господи помилуй мя, падшего.
Горе мне! Я пал глубоко
В узы адские порока
Господи помилуй мя, падшего.
Ангел грозный двери рая
Заключил мечем сверкая
Господи помилуй мя, падшего
Встал на страже древа жизни
Херувим многоочитый
Господи помилуй мя, падшего.
Снизойди ко мне, желанный
Сжалься надо мной созданный
Господи помилуй мя, падшего.
Слезных стонов не отрини
Ради многой благостыни
Господи помилуй мя, падшего.
В скорби многой обретаюсь
Сердцем люте сокрушаюсь
Господи помилуй мя, падшего.

ЖИТЕЙСКОЕ МОРЕ


Житейское море, играет волнами
В нем радость и горе всегда перед нами
Никто не ручится, никто не узнает
Что может случиться, что завтра с ним станет.
Богатый сегодня пирует роскошно
А воли Господней узнать невозможно
Легко можешь сбиться, сродниться с сумою
Пойдешь ты скитаться с горючей слезою
Коль счастье призрело, но ты не гордися
Нельзя сказать смело: ешь, пей, веселися
Как море житейско, волна за волною
Сменяются резко, одна за одною
Пловцы направляют, корабль по звездам
А ты мой сладчайший, возведи к небесам ум.

ЦВЕТОЧЕК


Где цветочек тот прекрасный,
Что долину украшал
Дунул ветер и ненастье
И цветок увы завял.
Так и я скоро завяну,
Скоро жизнь моя пройдет
Прахом я, землею стану
Имя с жизнею сойдет.
Погребенье песнь унылу,
Кто услышит надо мной
Оросит ли кто могилу
Своей горестной слезой.
Кто осыплет гроб цветами
С сожаленьем кто вздохнет
Чужд и хладными ногами
Беспечально прах сотрет.
Все со временем проходит
Горе, счастье пролетит
К разрушенью все стремится
Кто сей доли избежит.
Кедр высокий с облаками
Наравне вчера стоял
Ныне вниз лежит ветвями
Буйный ветр его сломал.
Так, увы и нас подломит
Может быть, внезапно смерть
В глубине земли схоронят
Наше тело, нашу персть.

ПЕЧАЛЬНЫЙ СТРАННИК


Как уныло занывает
Грустный тон стройных певцов
Знать родного провожают
Спать в долину средь гробов.
Скоро ль, долго ли с землею
Все сроднится и не минет
Может завтра же с зарею
Я усну таким же сном.
Так же завтра погребальный
Звон раздастся надо мной
Повторится стих прощальный
Со святыми упокой.
И никто мои родные
Не поплачут надо мной
И на гроб рука чужая
Кинет горсть земли сырой.
И никто моей могилы
Из родных не будет знать
В дни обычны поминанья
Век не будет посещать
Разве страннички унылы
Только сядут погрустят
Но сердечного рыданья
Я не должен ожидать.
Разве кто при погребеньи
Слезку теплую прольет
И в сердечном умиленьи
К Богу сердцем воздохнет.
Или разве мимоходом
Кто из странничков пройдет
И, уставши на зеленом
Дерне сядет, отдохнет.
И с печальною идеей
Презирая шумный свет
Содрогнувшеся душею
Об усопшем воздохнет.
Но никто друзья былые
Не вспомянут обо мне
Погрустят иль нет родные
Там в далекой стороне.

СОКРУШЕНИЕ О ГРЕХАХ


С другом я вчера сидел,
Ныне смерти зрю предел
О! Горе, горе мне, горе мне великое!
Плоть мою во гроб кладут
Душу же на суд ведут
О! Горе ....
Милости не будет там,
Коль не миловал я сам
О! Горе ....
Верна друга нет со мной
Скрылся свет хранитель мой
О!Горе.....
Мимо царства прохожу,
Горько плачу и гляжу
О! Горе.....
Царство горне слезно зрю
И пригорько говорю
О! Горе.....
Царство свято, дом святых
Грешных не приемлешь ты
О! Горе.....
Ты прости прекрасный рай
Во иной иду я край
О! Горе.....
Вечно не узрю тебя,
В бездну я низверг себя
О! Горе.....
Весь во пламени стою
Бога свята не узрю
О! Горе.....
Песнь плачевну вопию,
я на веки не сгорю
О! Горе.....
Смолу и огонь пию,
за прегорду жизнь мою
О! Горе.....
Как на сем я свете жил,
Крепко Бога раздражил
О! Горе.....
Дней воскресных я не чтил,
во грехах дни проводил
О! Горе.....
Бога всуе призывал,
страшный суд позабывал
О! Горе.....
Я не чтил отца и мать,
всех старался раздражать
О! Горе.....
Ничему не веря жил,
и как скверный пес ходил
О! Горе.....
Всякий грех творил сто крат,
райских не искал палат
О! Горе.....
Все законы преступил,
крайный богохульник был
О! Горе.....
Каяться я не хотел,
Бога в сердце не имел
О! Горе.....
Поруган не Будет Бог,
всем Он сломит гордый рог
О! Горе.....
По делам воздаст всем Он,
нарушающим закон.
О! Горе, горе мне, горе мне великое.

СКОРБЬ МУЖА НА МОГИЛЕ ЖЕНЫ


Стонет сердце замирает
Слезы просятся из глаз
Скука душу раздирает
Каждый день и каждый час.
Чем я грусть свою развею,
Чем я горю помогу
Сирота я, что затею
И придумать не могу.
Не поверишь друг мой милый
Что за крест лежит на мне
Днем, как тень брожу унылый
Нет отрады и во сне.
Ах! Невольно плачут очи
Ах! Мне сродно горевать
Ах! Мне горькому в час ночи
Сном спокойным засыпать.
Да мой друг, твоя могила
Сколько горя принесла
Сколько бед мне причинила,
Сколько вздохов извлекла.
Тяжко мне! Как блеск зарницы
Ты сверкнула в жизни сей
Пала, как слеза с ресницы
Ты душа души моей.
Весь истерзанный тоскою
То по кладбищу брожу,
То с поникшею главою
На приют твой здесь гляжу.
Средь могильного безмолвья
Средь березок и крестов
У твоего изголовья
Говорю я, но без слов.
Нем язык для выражений,
Горьких дум, моих скорбей
Сил упадок, дух в смущеньи
Словно ад в души моей.
Все потеряно с тобою,
Нет отрады мне ни в чем
Нет минуты мне покоя
Повернулось все вверх дном.
Кто ж смягчит души тревогу
Добрый ангел мой прости
За меня молись ты Богу
Чтоб я мог свой крест нести.

 

УТЕШЕНИЕ ИЗ МОГИЛЫ


Что ты стонешь так ужасно,
Что вздыхаешь каждый час
Твои слезы верь напрасно
Льются здесь из твоих глаз
Можно ль плакать, что я скоро
В горный перешла чертог
Что преплыв житейско море
Я пристала там где Бог.
Где безсмертие вкушают
Светит где небесный свет
Где покой не нарушают
Ни болезнь, ни дряхлость лет.
Ведь не первую сразила
Смерть меня своей косой
Миллионы уложила
Спать сном смерти под землей.
Что ж слезам без меры литься
Тяжкой скорбью грудь давить
Каждый с жизнию простится
Путь сей каждому лежит.
Мы одно с тобою были.
По душе, любви, делам
Но, чтоб вместе смерть вкусили
Не угодно небесам.
Юн ты, - я тебя юнее
Но уж так судил нам Бог
Чтоб я прежде и скорее
Отошла в его чертог.
Отошла, но будь уверен
Что я все еще с тобой,
Что я та же друг мой верный
Хоть живу в стране другой.
Слышу вопли, твои стоны,
Вижу, как ты друг грустишь
Как ты часто пред иконой
Слезы горькие струишь.
Но ты Бога раздражаешь
Коль с отчаяньем грустишь
Как не плачешь, не вздыхаешь
А меня не возвратишь.
Все Его святая воля
Он премудрый наш отец
Как не горька твоя доля
Но всему придет конец.
Да мой друг среди ненастья
Ты будь добр не унывай
На земле нигде нет счастья
Здесь не ад, но и не рай.
С ним поставим ум наш к стражам
У дверей своих сердец,
Не дремли ты, страж, прикажем,
Чтоб не вкрался вор и льстец.
Имя страж, держи Христово,
Как меч огненный в руках,
И любви Христовой слово
В наших сохрани душах.
Ты, Исус, - Жених нетленный,
Верный, истинный, святой
В обещаньях неизменный
Нет в Нем лести никакой.
Ты, Исус - Жених небесный,
Весь есть сладость, весь любовь
Он придет к нам в храм телесный
Если будет храм готов.
Ах! Омоем мы слезами,
Хижину своей души,
Буди, Господи сил, с нами
Благодати не лиши.

 

КРЕЩЕНИЕ


В далекой стране Палестине
Струится река Иордан.
На берег реки той выходит
Креститель Святой Иоанн.
Он с виду суровый и строгий,
Верблюжью одежду носил.
Он послан от Бога в пустыню
И громко он там возгласил.
Покайтесь, люди, покайтесь,
Очистите ваши сердца.
И грешным души исправьте,
Чтоб встретить Мессию Христа.
Грехи предо мною откройте,
Омойте водою тела.
Плоды покаянья творите,
С любовью святые дела.
Идет предо мною Сильнейший
Божественный Свет от Него.
А я перед ним Предотеча
И Я перед Ним лишь никто.
И шли ж нему люди толпами
На берег пустынной реки.
Несли покаянье слезами
Водой обмывали грехи.
И вдруг толпа расступилась,
Как-будто бы Кто-то пришел.
Как-будто бы Кто-то разделся
Из берега в воду сошел.
И видит Креститель дивится
Пришел для Крещения Тот.
О Ком говорили пророки
Кого ожидал весь народ.
Зачем Ты приходишь креститься
Христу так сказал Иоанн.
Волнуется Мертвое море
Назад побежал Иордан.
Крестить я Тебя недостоин
Владыко Ты Мой, я твой раб.
И я пред Тобою склонившись,
Крещенье принять буду рад.
Христос не велел прекословить
Главу пред Иоанном склонил.
Креститель дрожащей рукою
Христа в Иордане крестил.
И вот совершилося чудо
Открылося небо в тот час.
Из облака вдруг над рекою
Как гром прогремел Отчий глас.
Сей Сын Мой Возлюбленный ныне
Он в мир Мою Волю несет.
Он род человеческий грешный
Он гибели вечной спасет.
И видит Креститель дивится
Слетел на Христа Голубок
Не просто была эта Птица
А Дух Святой Истинный Бог.
По этому знаку Предотеча
Христа Сына Божия узнал
И людям пришедшим на берег,
Рукой на Него указал.
Вся правда ныне явилась
Отец Христа Сыном назвал.
Дух Божий как Голубь спустился
И сын Божий Крещение принял.
И мы во Христа все крестились
И мы облеклись все в Него.
И мы Ему все обещались
Во имя Святое Его.
Отвергли дела сатанинския
Навек отверглись сатаны.
И снова родились в купели
И стали мы Божьими Сыны.
Предотече Крестителю Слава
Великий Он был Человек.
И Господу в Троице Слава
И ныне и присно всегда и вовек.

 

ОБ ОТШЕЛЬНИКЕ (Pайская птичка)


Жил юный отшельник, он в кельи молясь,
Священную книгу читал, углубясь,
В той книге прочел он, что тысяча лет,
Как день перед Богом мелькнет и пройдет,
Монах впал в сомненье, стал думать о том,
Что тысячу лет не сравнять с одним днем
Не верит в священную книгу глядит
И видит, что в келью вдруг птичка летит
Вся блещет, сияет и прелесть для глаз,
Как яхонты перья, а пух как алмаз.
Когда же вдруг крылья она распахнет,
То радугой светит, то златом сверкнет.
Прекрасная птичка в полете легка
Быстрее и легче весны ветерка.
Летать уж устала, у двери сидит
И радостно юный отшельник глядит.
Не слышно подходит молчит и дохнет
Лишь только он схватит, а она вдруг вспорхнет
Она от него, а отшельник за ней,
И так он выходит из кельи своей.
Идет за ограду и полем идет
А птичка все свищет, как-будто зовет.
Туда и сюда над цветами кружась,
Как звездочка в воздухе светит носясь.
И вот монастырь за пригорком исчез.
А инок за птичкой идет в тень древес.
И с ветки на ветку все птичка вперед
Порхает летает и сладко поет.
На дуба вершину присела она
И пением чудесным вся роща полна.
Расстроенный сердцем в восторге душой
Внимает безмолвно монах молодой.
И миг наслажденья боясь потерять
Звук каждый он ловит и жаждет внимать.
Забылся он рано, забвенье его
Не слышит, не видит вокруг ничего.
Вдруг пение умолкло, опомнился он,
Где ж птичка певица исчезла, как сон.
А птичка взвилась как-будто стрела,
И в небе сокрылась была не была.
Вздохнул добрый инок и в келью спешит
Казалось ему час в отлучке он был.
Боится, что опоздает в пути,
что к трапезе ждут и пора бы прийти.
Но зот монастырь, только чудно ему,
Что ограда не та, недоступна ему.
За оградою новая церковь видна,
И дивится откуда взялася она.
Он стучит в ворота, вот привратник идет,
Но ему не знаком, прежде был да не тот.
Не пускает монаха в обитель его.
Ты чужой, не видал я лица твоего.
И тебя я не знаю привратник я, нет
Привратник здесь молод, а ты стар уж и сед.
Я вышел отсюда не более, как час,
С чего же здесь новый привратник у нас
Иль Спасов не здесь монастырь! Он и есть.
Так пойди же к игумену дай о мне весть.
И дивится привратник игумена зовет
И вот за игуменом весь причт идет.
Монах поклонился пред ними лицом,
Но только игумен ему не знаком.
Меж братии также знакомого нет
Он смотрит, он ищет своих не найдет.
Монах приключенья свои рассказал
Ему с удивлением весь причт внимал.
И мудрый игумен пришельца спросил
Какое он имя меж братии носил.
Антонием назван в монашестве я,
При мне был игумен отец Илия
И все изумились по книгам глядят
Нашли имена их лет триста назад.
Антоний в день Пасхи без вести пропал
Так писано в книге игумен сказал.
Дивен Бог в чудесах, так монах повторил
И вдруг пред всеми свой вид изменил.
В нем виден был старец, взор юный угас
Пред ним триста лет миновали, как час.
Он пал и молился два дня протекли,
Почил он и с честью его погребли.

 

СТИХ


Суетен будешь ты человек,
Если забудешь краткий свой век (2 раза)
Время проходит, время летит
Время проводим, что нам не льстит... (2 раза)
Счастье забавы, светлость корон,
Все только слава, все только сон...
Лишь ударяет колокол час
Он возвещает звоном сей глас.
Смертен будь ниже ты в жизни своей
Встань ты поближе к смерти своей...
Суетен будешь ты человек
Если забудешь краткий свой век. (2 раза)

 

ОБ АЛЕКСЕЕ БОЖИЕМ ЧЕЛОВЕКЕ


Я родился в граде Риме,
Быстро, нежно возрастал
И отец мой Амфианий
Меня нежно воспитал.
И так мать меня любила
Не могла без меня жить
Когда кончил я ученье
Меня вздумали женить.
Мне сосватали невесту,
Что и сам я не хотел.
Обвенчали меня браком
Сердцем сильно я скорбел.
Когда мы пришли из церкви
Пошли в спальню почивать
И я верную супругу
Стал духовно убеждать.
Помолились вместе Богу,
Я собрался уходить
Она плакала просила
Где и как ей нужно жить.
Она стояла предо мною
И смотрела мне в глаза
У нее дрожали руки
Из глаз капала слеза,
Отдал ей кольцо венчально,
Сказал чтобы не терять
Говорил вернусь я скоро
Велел чтобы меня ждать.
Последний раз ей поклонился,
А сам вышел и пошел
Потайною я тропою
В страну чужую я ушел.
Костюм новый променял я
Нищим братьям на барахло
Ходил странником скитался
Много лет в слезах прошло.
Скрылся я у всех из виду,
Не могли нигде найти
Я, как блудный сын решился
К отцу с матерью прийти.
Когда в город Рим явился
Встал перед своим отцом
Я, как странник попросился
Ночевать пустить в свой дом.
На меня взглянул больного
И сердечно пожалел
Разрешил мне жить в конюшне
В дом войти мне не велел.
И с тех пор я жил в конюшне
В своем родительском дому
Я его сын нищий странник
Неизвестен был ему.
Зареклась мать после сына
Из дома не выходить
И с моей верной супругой
В заключенной кельи жить.
Видел я их ежедневно
Как грустили обо мне
Разрывалось мое сердце
Но я плакал в тишине.
Рабы меня обижали
В доме моего отца
Обижали, обливали,
Издевались без конца.
Терпел голод, терпел холод
И телесно ослабел
И в своей конюшне темной
Я смертельно заболел.
Взял листок белой бумаги
Письмо отцу я написал
Я и матери, супруге
О себе им извещал.
Помолился слезно Богу
Слег я грешный Алексей
Предал душу в руки Богу
Я кончиною своей.
В этот день в Соборной церкви
Слышал глас архиерей
Умер в доме Амфиана
Странник Божий Алексей.
И ты папа Инокентий
Прииди его, похорони
И, как странника достойного
За упокой ты помяни.
Пришел папа Инокентий
Раба Божьего искать
Помолились о нем Богу
Прах его к земле предать.
Амфиан так удивился
И не знает ничего,
Что умер в доме Алексей
Лежит в конюшне у него.
Отец и мать, и его супруга
Рассуждали не дыша
Кто же этот нищий странник
Знать бегрешная душа.
Глядят лежит он на соломе
В руках грамоту держал
Помолились, письмо взяли
Папа вслух его читал.
Прости меня отец мой милый,
Я сынок твой Алексей
Жил в дому твоем я долго
И терпел много скорбей.
Обижали, огорчали,
Издевались надо мной
Теперь лежу я умираю
Алексей сыночек твой.
И ты мать моя родная
В день кончины моея
За все слезы и страданья
Ты прости сына меня.
И ты верная супруга
От души меня прости
И тебе Господь поможет
Крест свой слезный донести.
Амфиан стоял и слушал
Как читал папа письмо
Как узнал про Алексея
И в глазах стало темно.
Не узнал тебя мой милый
Смиренной жизни я твоей
Ты прости мой сын любимый,
Дорогой сын Алексей.
Мать стояла побледнела
Сказать слова не могла
Зарыдала, завопила
Прислонилась и слегла.
А супруга молодая
Закрыв платком свое лицо
Тихим голосом вопила
В руке держав свое кольцо.
Ох! Супруг мой неизменный
Что ты сделал надо мной
Говорил вернусь я скоро
Я ждала тебя душой.
Ты вернулся не признался
Не утешил ты меня
А кольцо твое венчально
Почернело у меня.
Я вдовою молодою
И девицей остаюсь
И смиренною душою
Воле Божьей предаюсь.
И с горячею слезою
Поклонилась до земли
И подруги ее взяли
В свою келью увели.
Тут все люди помолились
Алексея за упокой
Амфиана утешали
Чтоб не падал он душой.
Добрый папа Инокентий
Погребенье отслужил
И в ограде святой церкви
Алексея схоронил.

 

СТИХ


Ты слышишь райские напевы
В том небе ангелы поют
Родился Божий Сын от Девы
Ему хвалу все воздают.
О встрепенись душа больная
И вспомни, к Богу возвратись
Тебя Бог выведет из ада
Молись Ему Всевидцу всех.

 

ЖИТЕЙСКОЕ МОРЕ № 2


Дай добрый товарищ, мне руку свою
И выйдем на берег морской, там спою
Спою там я песнь про жизнь, про людей
Про синее море, про шторм кораблей.
Ты, видишь, как на море ветер все рвет,
Ты, видишь, как синее стонет, ревет.
Вот волны, как горы, вот бездны кипят
Вот брызги сребристые к небу летят.
И в море житейском и в жизни людской
Бывают такие ж невзгоды порой.
Там буря страстей, словно море ревет
Там злоба подчас, словно ветер все рвет.
Там зависти речи, как волны шумят
И слезы страдальца, как брызги летят
Вот видишь! Вот вверх челн, вот в бездне
исчез, вот снова поднялся, как мертвый воскрес.
Но ветер безщадно ударил, рванул
И челн колыхаясь в волнах утонул.
И в море житейском и жизни людской
Не часто ль встречается случай такой.
Там бьется страдалец, как рыба об лед
То явится помощь, то все пропадет.
Там мучится бедный в борьбе одинок
И часто он гибнет, как гибнет челнок.
Товарищ! Ты плачешь при песне моей
Скучна эта песня, но истина в ней.
Что плакать товарищ, ты слезы отри
На тихую пристань теперь посмотри.
Пусть ветер бушует, пусть море кипит
Но в пристани тихой ничто не страшит.
Тут люди спокойны, бедам тем конец
Которые на море терпит пловец.
А в море житейском, а в жизни земной
Где тихая пристань, где людям покой.
Вот тихая пристань - святой Божий Храм
Сюда мой товарищ, спешить нужно нам.
Здесь в горе и нуждах всегда Благодать
Готова нам скорую помощь подать.
Что плакать, товарищ, ты слезы отри
На светлое небо еще посмотри.
Ты видишь как на небе солнце горит
И всем оно светит, добро всем творит
И этим деревьям и этой земле
И этой былинке, растущей в скале.
И в море житейском, и в жизни земной
Как солнце на небе, Творец Всеблагой
Он всем управляет, Он каждого зрит
И всем за их слезы блаженство дарит.

 

ОБ ИОАСАФЕ ЦАРЕВИЧЕ


Из пустыни старец, в царский дом приходит
он принес с собою (2)
Свят прекрасный и любезный Камень драгий
Иосаф царевич, просит Варлаама
покажи сей Камень (2)
Я увижу и познаю цену Его.
Удобнее можешь, солнце взять,рукою
А Сего не можешь (2)
Оценити во вся веки никогда.
О! Купец премудрый, скажи мне всю тайну,
как на свет явися (2)
И где ныне пребывает Камень той.
Родился сей камень, от Пречистой Девы
положен во яслях (2)
Прежде всех явился бедным пастухам.
Ныне же сей Камень, выше звезд небесных
солнца со звездами (2)
И земля и море его славят всегда.
Оставлю я царство, иду я в пустыню
взыщу Варлаама [2)
И служить ему буду, как отцу.
Любезная моя пустыня! Доведя меня до старца
С ним я жить желаю (2)
Да Христа обрящу чрез него.
Сказала пустыня, отроку младому
горько во мне жити (2)
Всегда надо быть в молитвах и посте.
Завсегда я буду, жити как пустынник
затворюсь в вертепе (2)
И буду плакать о грехах.
Ты Един Безсмертен, Бог мой и Создатель
верным отверзаешь (2)
Небесные чертоги - любящим тебя.

 

КОЛЫБЕЛЬНАЯ ПЕСНЬ


Солнышко заходит и темнеет день
От горы упала на селенье тень
Лишь церковный купол солнцем озарен
И открыта церковь и несется звон.
Колокол к вечерне христиан зовет
Завтра воскресенье отдых от работ
И услышав в поле колокольный звон
Селянин к селенью уж погнал волов.
А в селеньи церковь вся полна людей
А горят огнями множество свечей
Свечи восковые ярче звезд горят
И молитву люди в простоте творят.
А в опрятной хате молодая мать
Сына утешая стала припевать
Спи сынок, а завтра в церковь мы пойдем
Свечку и молитву Богу принесем.
Бог увидит свечку, Бог услышит нас
И на поле дождик, даст нам в добрый час
Хлеб нам уродится, хлеб мы испечем
И сынка накормим сытным пирогом.

 

ПЛАЧ ИЗРАИЛЯ


Слезы ливше о Сионе
И сердечною тоской
Пел Израиль в Вавилоне
Пленный сидя над рекой.
Скучно жить в стране безбожной
Без святаго олтаря
Где кумир и Бог подложный
Власть надменного царя.
Где святой закон в зазоре
Нет и истины следа
О! Велико наше горе
Жить с неверными беда.
Дни проводим мы в боязни,
Нами трепет овладел
Ни за что мы терпим казни
И орган наш онемел.
Вот и снова злое время
Над вселенной взяло власть
Утеснено правых племя
Терпят кроткие напасть.
Пала древняя святыня
Храм духовный разорен
И Сион стал, как пустыня
Весь закон в нем изменен.
С виду много блеска славы
И наружной красоты,
А посмотришь на уставы
Все фальшивые цветы.
Род избранных весь рассеян
Сжат железною рукой
Опорочен и осмеян
Цену платят за покой.
Если вспомнишь прежни годы
Слезы ронишь не хотя
Время мифа и свободы
О прошедших днях грустя.
Когда веры процветала
И любовь жила в сердцах
Всюду истина блистала
Был в народе Божий страх.
Воин, раб и царь на троне
Князь, святитель и купец
Были все в одном законе
Земледелец и мудрец.
Все одну печать имели
Крест чесный небесный знак
И в одной святой купели
Омывали древний мрак.
Удалясь от мира в горы,
Как пустынные орлы
Дев и иноков соборы
Пели Вышнему хвалы.
Расширялись наши грани,
Как на пир мы шли на сечь
Цари наши брали дани,
Сокрушали вражий меч.
В древность было с поля брани
Устрашенный враг бежал
Действом Крестной Благодати
Меч, не столь их поражал.
Власть святители имели
И творили чудеса,
А потом в земле не тлели
Их по смерти телеса.
Ныне люди только знают
Посмеяться старине
Звезды на небе считают
Царство видят на луне.
Видят там леса и горы
Степи, реки им в глазах,
Но, не проникнут лишь их взоры
В беспредельных высотах.
Вечно мир земной летает
И вертится день и ночь.
Тех прелестник обретает,
Кто от церкви отпал прочь.
Тех, кто древность презирает
И уставы не хранит
Все за глупость почитает
Своим абсурдом дорожит.
Устав древних содержащих
Тех считает за глупцов
Хулу на древность наносящих
За превеликих Мудрецов.
Видят там леса и горы
Степи, реки - всякий злак
Не проникнут лишь их взоры
Есть ли кофе, да табак.
Вечно мир земной летает
И вертится день и ночь
Тех прелестник обретает,
Кто благих дел весьма тощь.

 

АВВАКУМ В ИЗГНАНИИ


Укрепи меня, О! Боже, на великую борьбу,
И пошли мне мощь Самсона, недостойному рабу.
Как в пустыне вопиющей, я на торжищах взывал
И в палатах и в лачугах, сильных мира обличал.
Как, на бесы мчатся с криком, чрез болото и пустырь
Чернецы везут разстригу Аввакума в монастырь.
Привезли меня в Андроньев, тут и бросили в тюрьму,
Как скотину без соломы, прямо в холод, смрад и тьму.
Из Москвы велят указом, чтоб на самый край земли
Аввакума протопопа, в ссылку вечную везли.
Десять тысяч верст в Сибири, в тундрах, дебрях и лесах
Волочился я на дровнях, на телегах и плотах.
Пять недель мы шли по Нерчи, пять недель все голый лед.
Деток с рухлядью в обозе, лошаденка чуть везет.
Протопопица бывало, подскользнется, упадет.
«Протопоп ты горемычный, долго ли нам еще страдать!»
«Видно, Марковна до смерти»! Тихо с ласковым лицом,
«Что ж, Петрович, отвечает, С Богом дальше побредем».
Вижу, меркнет Божья вера, тьма полночная растет,
Вижу льется кровь невинных, брат на брата восстает.
Что же делать мне! Бороться и неправду обличать,
Иль, скрываясь от гонений, покориться и молчать.
И сидел в немом раздумье, я, поникнув головой.
Но жена ко мне подходит, тихо молвит, что с тобой,
Встань, родимый, что тут думать, встань, поди скорее в храм.
Проповедуй слово Божье. Смерть пришла сегодня к нам.
А сегодня рано утром, пред народом поведут
На костер меня расстригу, и с проклятьями сожгут.
Но звучит мне чей-то голос, и зовет он в тишине
«Аввакумушка мой бедный, ты устал, приди ко мне.
Дай мне, Боже, хоть последний, уголок в твоем раю,
Только видеть малых деток, видеть Марковну мою.
Потрудился я для правды, не берег последних сил
Тридцать лет, никониане, я жестоко вас бранил.
Если чем-нибудь обидел, вы простите чудаку,
Ведь и мне пришлось немало натерпеться старику.
Вы, простите, не сердитесь, все мы братья о Христе.
И за всех нас, злых и добрых, умирал Он на Кресте.
Так возлюбим же друг друга, вот последний мой завет,
Все в любви, Закон и Вера, выше заповеди нет.

 

ПЛАЧ ПУСТЫННЫХ ЖИТЕЛЕЙ (соловецких иноков)


По грехом нашим на нашу страну
Попустил Господь такову беду.
Облак темный всюду осени.
Небо и воздух мраком потемни.
Солнце в небеси скры своя лучи
И луна в ноши светлость помрачи
Но звезды вся потемниша зрак,
И дневный свет приложися в мрак.
Тогда твари вся ужаснушася,
Но и бездны вся содрогнушася.
Егда адский зверь сия разреши
От заклеп твердых нагло изскочи.
О, коль яростно, испусти свой яд
В кафолический красный вертоград.
Зело злобно враг тогда возреве,
Кафоликов род мучить повеле.
Святых пастырей вскоре истреби,
Увы жалости, огнем попали,
Честных иноков уловляхуся
Злым казнением умерщвляхуся,
Всюду вернии закаляеми,
Аки класове, пожинаеми.
Тогда вернии горце плакаху,
Зело жалостно к Богу взываху.
Время лютости, Боже сократи,
От мучительства злаго защити.
Аще не твоя помощь сохранит,
И избранных всех, адский змий прельстит.
Ох, увы, увы, лютых тех времен,
Ох, увы, увы, скорбных оных дней.
Како лютый зверь сад наш погуби,
Вся древесия вскоре попали.
Аще вспомянем благочестие
И пресветлое правоверие,
Егда процветал крин церковный,
Зело облистал чин священный.
То не можем быть без рыдания,
Без скорбного воздыхания.
Ох, увы, увы, благочестие,
Увы, древнее правоверие!
Кто лучи твоя вскоре потемни,
Кто блистания, тако измени,
Десяторожныи зверь сего погуби,
Семиглавый змий тако учини.
Весь церковный чин зверски преврати,
Вся предания злобно истреби.
Церкви Божия осквернишася
Тайнодействия вси лишишася.
Но пастыри попленилися,
Жалом новшества умертвилися.
Зело горестно о сем плачемся,
Увы, бедны, вси сокрушаемся.
Что вси пастыри посрамилися,.
В еретичестве потопилися.
О, ле бедствия нам без пастырей,
О, ле лютости без учителей.
По своей воле вси шатаемся,
От зверей лютых уязвляемся.
Всюду беднии утесняемся,
От Отечества изгоняемся.
За грехи наши днесь родилися,
В таковы беды попустилися.
Почто в юности мы не умрохом,
В самой младости не успохом.
Избежали бы мы сих плачевных дней,
Не видали бы мы лютых сих времен.
И мы горце вси выну плачемся,
Преболезненно сокрушаемся.
Вавилонская любодеица
И сквернавая чародеица.
Представляет всем чашу мерзости
Под прикрытием малой сладости.
И мы слабые тем прельщаемся,
Сластолюбием уловляемся.
Увядает днесь благочестие,
Процветает же все нечестие.
Лжеучители почитаются.
На кафедрах вси возвышаются.
Верных собори истребляются
Сонми мерзости умножаются.
Вся пророчества совершаются
Предсказания скончаваются.
И чего еще хощем ожидать
Посред мира долго пребывать
Уже жизнь сия скончевается
И день судный приближается.
Ужаснись, душе, суда страшного
И пришествия все ужасного.
Окрылись, душе, крылы твердости
Растерзай, душе, мрежу прелести.
Ты пари, душе, в чащи темныя,
От мирских сует отдаленныя,
Постигай тамо верных мал собор
Укрывающихся посреди холмов.
Не страшись, душе, страха тленнаго,
Но убойся ты, огня вечного.
Изливай, душе, реки слезныя,
Простирай к Богу мольбы многия.
Крепко на него всегда уповай,
Во веки веком его прославляй.

 

ПЛАЧ МЛАДЕНЦЕВ (погибших от абортов)


Если ты уж стала мама,
То зачем меня губить,
Ты сама была такая,
За то должна меня любить.
Зачем, зачем меня ты травишь
И всеми видами ты зло творишь
И как железо меня плавишь
И никому не говоришь.
Хотел я тоже видеть солнце
И сей милый белый свет
И посмотреть в окно, на землю
На города, цветы, и белый свет.
Меня ты бедного сгубила
И рыдаться не дала
Лишила ты меня могилы
В своей утробе погребла.
Какими я тебя руками
Моя мама обниму
Какими горькими слезами
Я с тобой поговорю.
Мама, мамочка родная
Мама милая моя
Не знаешь ты моя родная
Как я мучаюсь здесь
Мама все из-за тебя.
Теперь я вот страдаю
Ты имя мне не нарекла
Лишила рая наслажденья
На вечну муку обрекла.
Какое зло тебе я сделал
Чего дурного сотворил
Чем тебя я изобидел
Чем тебя я огорчил.
Что же на меня ты так озлилась
И кровь мою ты пролила,
Мою ты душу погубила
И свет увидеть не дала.
Люди добрые соберитесь
И молитесь все за одно
Чтоб не губить больше младенцев,
Чтоб не ликовало адово дно.
Бога милостивого молите
О нас бедных миром всем
Да защитит младенцев души
И подаст отраду им.
Когда я встречуся с тобою
За все с тобою расплачусь,
В твою утробу вновь вселюся
Когда в вечность ты пойдешь.
Ни что тебя не оправдает
Мои уста явятся змиевым жалом,
Твои сосцы будут терзать
Ты не найдешь нигде покоя,
И вечно будешь Ты страдать.

 

ПОТОП


Потоп страшен умножался,
Народ видев испужался, гнев идет (2)
Видев воды многи люты,
Побежали в горы круты, там спастись (2)
Дебри водой наполнялись
Все животны выбирались, на верх гор (2)
Все смотрели очевидно,
Что земли стало не видно, все вода (2)
Ной печалился не мало,
Ковчег Ноев поднимало, водой той (2)
Малы холми покрывались,
Смерти горькой предавались, род зверей (2)
Друг со другом обнимались
В час последний расставались, муж с женой (2)
Отец с сыном там прощались,
Мать со дщерми разлучались, в горький час (2)
Как увидели, водами
Ковчег Ноев с сыновьями, носим там (2)
Горько плакали, смотрели,
Руки к верху все воздели, к Творцу всех (2)
Крик великий поднимали,
Все в воде той утопали, в ужасе (2)
Увы! Горе! погибаем,
В воде все мы утопаем, пользы нет (2)
Водой горы все покрыло,
И людей всех потопило, птиц, зверей (2)
Лютость в кротость пременили
Один другаго не вредили, лев с овцой (2)
Страхом сильным укрепились,
И уста их затворились, в бытность ту (2)
Птицы воздух наполняли,
Беспрестанно все летали, пользы нет (2)
Все их силы истощились,
Сами в воду повалились, в потоп той (2)
Кои плавали водами,
Тех покрыло всех волнами, водой той (2)
Не всех Творец истребляет,
Неких в ковчезе затворяет, хранит впредь (2)
Ной в ковчезе сохранялся,
Пока потоп продолжался, и звери с ним (2)
Черным враном извещался,
Вран в ковчег не возвращался, с вестию нет (2)
Голубица вылетала,
День в гуляньи провожала, пребысть там (2)
День к вечеру преклонился,
Голубица приносила, с радостью (2)
Сучец древа знаменита,
От других древ отменита, масличный (2)
Ной в ковчезе с сыновьями,
Целый день они ликовали, радостию (2)
Что лице земли открылось,
И вода под землю скрылась, суша бысть (2)
На земли суша явилась,
Дверь в ковчезе отворилась, вышел Ной (2)
За ним звери выбирались,
По земли все разбегались, птицы род (2).

 

СТИХ


Умоляла мать родная, свое милое дитя,
Пред кончиною рыдала, о судьбе ея грустя.
Распростись навек со мною, ненаглядный мой цветок
Скоро станешь сиротою, цвести в поле одинок.
Мне минута наступила, тебя на век покидать
Скоро хладная могила, у тебя похитит мать.
Ты, звезда как Денница, пожалей своей красы
Не сгуби себя девица, не плети ты две косы.
Не меняй волю златую, на прелестные цветы
На богатство, честь земную, на заботы суеты.
Ты теперь хоть не богата, и в народе не славна
На век птичка ты крылата, беспечальна и вольна
Не губи себя девица, твой жених небес Творец
Во век будешь жан Денница, с ним отидешь под венец.
Рай пресветлый на востоке, вечной радости страна
Не замеченным в пороке, девам будешь отдана.
Лучше царских там палаты, вертограды и сады
Терема, чертоги златы, в садах дивные плоды.
Поля устланы цветами, росы запах издают,
Рощи с чудными древами, тамо ангелы поют.
Плавно катятся там реки, чище слез водна струя,
Ты вселишися на веки, дочь любимая моя.
Там не жди беды, напасти, ни печали ни какой,
Все погаснут души страсти, там лишь радость и покой
Ты люби, себя, девица, острожна будь всегда,
Не пей пива, ни вина же, дочь любимая моя.
Не забудь сего совета, ты послушай свою мать
Рай пресветлый сего света, тебя там я буду ждать.
Мать в последний раз вздохнула, оградившися крестом,
Нa девицу раз взглянула, и уснула вечным сном,
Не забыла дева слова, помнит материн завет,
Без пристрастия земного, она жизнь свою ведет.

 

ОДА ВЫБРАННАЯ ИЗ ИОВА, главы 38 - 41


О ты, что в горести напрасно
На Бога ропщешь человек,
Внимай, коль в ревности ужасно
Он к Иову из тучи рек!
Сквозь дождь, сквозь вихрь, сквозь град блистая,
И гласом громы прерывая,
Словами небо колебал
И так его на распрю звал.
Сбери свои все силы ныне:
Мужайся, стой и дай ответ.
Где был ты, как я в стройном чине
Прекрасный сей устроил свет;
Когда я твердь земли поставил
И сонм небесных сил прославил
Величество и власть мою?
Яви премудрость ты свою.
Где был ты, как передо Мною
Бесчисленны тьмы новых звезд,
Моей возженных вдруг рукою
В обширности безмерных мест,
Мое величество вещали:
Когда от солнца воссияли
Повсюду новые лучи,
Когда луна взошла в ночи!
Кто море удержал брегами
И бездне положил предел,
И ей свирепыми волнами,
Стремиться дале не велел?
Покрытую пучину мглою
Не Я ли сильною рукою
Открыл и разогнал туман
И суши сдвинул океан?
Возмог ли ты хотя однажды
Велеть ранее утру быть,
И нивы в день томящей жажды
Дождем прохладным напоить.
Пловцу способный ветр направить
Чтоб в пристани его поставить
И тяготу земли тряхнуть,
Дабы безбожных с ней сопхнуть?
Стремнинами путей ты разных
Прошел ли море глубину?
И счел ли чуд многообразных
Стада ходящие по дну?
Отверзлись ли перед тобою
Всегдашнею покрыты мглою
Со страхом смертные врата?
Ты стер ли адовы уста!
Стесняя вихрем облак мрачный,
Ты солнце можешь ли закрыть,
И воздух огустить прозрачный,
И молнию в дожде родить,
И вдруг быстротекущим блеском
И гор сердца трясущим треском
Концы вселенной колебать
И смертный гнев свой возвещать?
Твоей ли хитростью взлетает
Орел на высоту паря,
По ветру крила простирает
И смотрит в реки и моря?
От облак видит он высоких
В водах и в пропастях глубоких,
Что в пищу я ему послал
Толь быстро око ты ли дал?
Воззри в леса на бегемота,
Что Мною сотворен с тобой,
Колючий терн его охота,
Безвредно попирать ногой.
Как верви сплетены в нем жилы,
Отведай ты своей с ним силы!
В нем ребра, как литая медь,
Кто может рог его согреть?
Да можешь ли Левиафана
На уде вытянуть на брег?
В самой средине океана
Он быстро простирает бег;
Светящимися чешуями,
Покрыт, как медными щитами,
Копье и меч, и молот твой
Считает за тростник гнилой.
Как жернов сердце он имеет,
И зубы страшный ряд серпов,
Кто руку в них вложить посмеет?
Всегда к сраженью он готов.
На острых камнях возлегает
И твердость оных презирает
Для крепости великих сил
Считает их за мягкий ил.
Когда ко брегу устремится,
То море, как котел кипит,
Как печь гортань его дымится,
В пучине след его горит;
Сверкают очи раздраженны,
Как уголь в горниле раскаленный,
Всех сильных он страшит гоня.
Кто может стать против меня?
Обширную громаду света,
Когда устроить я хотел,
Просил ли твоего совета
Для множества толиких дел?
Как перст Я взял в начале века,
Дабы создати человека,
Зачем тогда ты не сказал
Чтоб вид иной тебе я дал?
Сие, о смертный! Рассуждая,
Представь Зиждителеву власть,
Святую волю почитая,
Имей свою в терпенье часть.
Он все на пользу нашу строит,
Казнит кого или покоит.
В надежде тяготу сноси
И без роптания проси.

 

УТРЕННЕЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ О БОЖИЕМ ВЕЛИЧЕСТВЕ


Уже прекрасное светило
Престерло блеск свой по земли
И Божия дела открыло:
Мой дух, с веселием внемли;
Чудяся ясным толь лучам
Представь, каков Зиждитель Сам!
Когда бы смертным толь высоко
Возможно было возлететь,
Чтоб к солнцу бренно наше око
Могло приближившись возреть,
Тогда б со всех открылся стран
Горящий вечно океан.
Там огненны валы стремятся
И не находят берегов:
Там вихри пламенны крутятся
Борющи множество веков;
Там камни как, вода кипят,
Горящи там дожди шумят.
Сия ужасная громада,
Как искра пред Тобой одна
О! Коль пресветлая лампада
Тобою, Боже, возжена.
Для наших повседневных дел,
Что Ты творить нам повелел!
От мрачной ночи свободились
Поля, бугры, моря и лес.
И взору нашему открылись
Исполненны твоих чудес.
Там всякая взывает плоть:
Велик Зиждитель наш Господь!
Светило дневное блистает
Лишь только на поверхность тел,
Но взор Твой в бездну проницает,
Не зная никаких предел.
От светлости Твоих очей
Лиется радость твари всей.
Творец! Покрытому мне тьмою
Простри премудрости лучи
И что угодно пред Тобою
Всегда творити научи:
И на Твою взирая тварь,
хвалить Тебя, бессмертный ЦАРЬ.


М. В. ЛОМОНОСОВ.

 

О ВОСКРЕСЕНИИ ХРИСТА


Спит Сион и дремлет злоба,
Спит во гробе Царь Царей
За печатью камень гроба
Всюду стража у дверей.
Ночь немая сад объемлет
Стража грозная стоит
Чуткий слух ея не дремлет
Зорко в даль она глядит.
Ночь прошла на гроб Мессии
С ароматами в руках
Шли печальные Марин
Беспокойство в их чертах.
И тревога их печалит
Кто Могучею рукой
Тяжкий камень их отвалит
От пещеры гробовой.
И глядят дивятся обе,
Камень сдвинут, гроб открыт
И как мертвая при гробе
Стража грозная лежит.
И во гробе полном
Кто-то чудный неземной
В ризы белые одетый
Сел на камень гробовой.
Ярче молнии блистанья
Блеск небесного лица
В страхе вестницы взирают
И трепещут их сердца,
Что вы робкие в смятенье!
Им сказал Пришлец святой
С вестью мира и спасенья
Возвратитеся домой.
Я низпослан небесами
Весть чудесную принес
Нет Живаго с мертвецами
Гроб уж пуст: ВОСКРЕС ХРИСТОС.
И спешат от туда жены
И с восторгом их уста
Проповедуют Сиону
ВОСКРЕСЕНИЕ ХРИСТА,

 

НА РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО


Христос родился, в вертеп вселился
И в яслях Девы Он поместился.
Вот над вертепом звезда сияет,
Христос родился, всем возвещает,
К Христу припадают цари и князи
Христу приносят златые дары.
Вот на колени тут они пали
С великим страхом молиться стали.
Стояли долго, Христу молились
И светом веры тут озарились.
Многая лета, многая лета,
многая, многая, многая лета.

 

МИЛОСЕРДНЫЙ САМАРЯНИН


При пути опасном страдалец лежал,
В горести напрасной сам себе сказал: (2)
«Кто не убоится этого пути,
Чтоб остановиться и меня пройти?» (2)
Вот этой дорогой священник шел,
Бросил взгляд суровый и не подошел (2)
Вот еще проходит какой-то леввит,
Мимо он Проходит, а жертва лежит (2)
Вот еще проходит куда-то спешит,
На тех не походит, в нем любовь горит (2)
Полный сожаленья и любви святой
Он, без замедленья, сделал подвиг Свой (2)
Перевязал раны, откуда кровь текла,
Мощными руками сажал на осла (2)
В гостиницу жертву он препроводил,
От болезни брата тотчас исцелил (2)
Он нам заповедал гордыми не быть,
Но Он нас наставил друг друга любить (2).

 

О ЧИСЛАХ


(вопросы поет един, а ответы хор)
Вопрос 1.
Вы люди наученные, от разумных избранные,
Вы скажите: что есть един?
Хор.
Един Сын Марийн, на небесах царствует
Надо всеми Бог.
Вопрос 2.
Вы люди наученные, от разумных избранные,
Вы скажите: что есть два?
Хор.
Два закона Моисеева. Един Сын Мариин на небесех
Царствует надо всеми Бог.
Вопрос 3.
Вы люди наученные, от разумных избранные,
Вы скажите: Что есть три?
Хор.
Три патриарха, два закона Моисеева,
един Сын Марийн на небесах
Царствует надо всеми Бог.
Вопрос 4.
Вы люди наученные, от разумных избранные,
Вы скажите: что есть четыре?
Хор.
Четыре евангелиста, три патриарха, два закона
Моисеева, Един Сын Марийн, на небесах царствует
надо всеми Бог.
Вопрос 5.
Вы люди наученные, от разумных избранные,
Вы скажите: что есть пять?
Хор.
Пять ран Христовых, четыре евангелиста,
три патриарха, два закона Моисеева, един Сын
Марийн, на небесах царствует надо всеми Бог.

 

БРАЧНЫЙ


Бог Творец Всесильный
Создал человека
Самовлаством почитая
И свою милость являя.
Адаму и Евве, и всей с ними твари.
В Кану Галилейску,
На брак Спас прииде
Перво чудо сотворяя
Воду в вино претворяя,
Славу показуя, Божества своего.
Брак Благословляя, и Сам почитая
Яко тайну толь пречестну, и Его Церкви полезну,
И многими веки, тако предпочтительну.
Молчите презлобии, хулители браков
Вы уста свои сомкните, и языки удержите
Хулы износити на Тайну велику.
А мы Бога хвалим, вас же поздравляем
И вси купно вам желаем, благочестно в мире жити,
Богу угождати, на многая лета.

ЖЕНИХУ гл 4


Гряди, гряди, жених,
От своего чертога.
Хвали за милость мудраго Бога.
В Церкви Божией внемли.
Дает тебе подругу на земли.


НЕВЕСТЕ (исполнять на гл. 4)
Гряди в Церковь
Честная невеста,
Уготовися в ней, тебе, место.
Воздай Богу свою хвалу.
Он мужа дает тебе главу.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ (исполнять на гл. 4).


Мы с вами ликуем,
Светло брак торжествуем.
Вам благоденствия желаем.
Песнь Богу воспеваем:
Слава в вышних Богу,
И на земли мир,
В человецех благоволение.

 

НЕ ОСУЖДАЙ


Не осуждай, - затем, что все мы люди,
Все слабы, немощны, опутаны грехом;
Волнуют страсти наши груди
В грехе родимся и живем.
Не осуждай... Чтоб ближних быть судьею,
Спроси у совести: «Ты сам-то лучше ль их?»
О, Брат, кто точно чист душою,
Тот благ к погрешностям других!
Не осуждай!.. Не люди злы душою,
А жизнь людей бывает часто зла;
Сперва узнай: «Какою их стезею
Она к погибели вела»
Не осуждай! Дерзнешь ли поручиться,
Что ты пристрастием не будешь увлечен?
Не осуждай!.. Ты можешь ошибиться.
Не осуждай!.. - не будешь осужден!

 

ГИМН СЛАВЯНСКИЙ


(мотив югославского гимна современного)
Гей, Славяне, еще наша речь свободно льется
До тех пор покуда сердце за народ свой бьется.
Жив и крепок дух славянский, будет жить во веки!
Нам не страшно, с нами Бог наш и Его Святые!
Если даже вдруг над нами буря грозно взвьется,
Скала треснет, дуб где сломит, земля распадется.
Если люди всего света станут перед нами,
Нам не страшно с нами Бог наш и Его Святые!

 

ВЗГЛЯНЬ ГРЕШНИК


Кто поднимет свой взор на Христа на Кресте,
Тот покой обретет в тишине.
О, мой друг, посмотри, как весь мир возлюбя,
Он страдал на Кресте за тебя.
(Припев) Взглянь, взглянь!
Грешник, взглянь!
Взглянь на раны Христа,
На терновый венок
И познай, как в любви он высок.
Он избавил тебя от грозы и суда,
Искупил Он тебя навсегда.
Сила смерти, где жало твое для бытья?
Грозный ад, где победа твоя?
(Припев)
Беспросветная тьма над твоею душой
И страдание жажды порой.
Но взгляни на Христа. Он лучами горит,
И источник в нем правды сокрыт.
(Припев)
Над тобой беззаконье, как тяжесть ярма,
И темнит тебя жизнь, как тюрьма.
Но взгляни на Христа. За твой грех Он в скорбях
Для свободы твоей Он в цепях.
(Припев)
О, зачем же в твоих сокровенных очах
Равнодушье бывает иль страх?
Грешник, взглянь на Христа ты с надеждой живой,
И получишь ты дар дорогой.
(Припев)

 

ПЛАЧЬ ИОСИФА ПРЕКРАСНАГО


Кому повем печаль мою
Кого призову к рыданию,
Токмо тебе Владыко мой
Известна тебе печаль моя.
Моему Творцу Создателю
И всех благих подателю.
Кто бы мне дал источник слез
Иг быстрой реки Едемския.
Я плакал бы и день и нощь
Рыдал бы я грехов своих.
Кто бы мне дал голубицу,
Вещаюшу беседами.
Послал бы я ко Иякову
Отцу моему Израилю.
Отче отче Иякове,
Святый мой Израилю.
Пролей слезы ко Господу
О своем сыне Иосифе.
Твои дети, моя братия
Продаша мя во ину землю.
Исчезнуша мои слезы
Умолкнуша гортань моя.
О земле, земле, возопившая
Ко Господу за Авеля.
Возопи ныне ко Иякову
Отцу моему Израилю.
Веден же бысть во Египет град,
Мимо места и подрома,
Идеже бе мати его,
Рахилия погребена.
Видев я гроб своей матери
Рахилии, нача плакати,
Многи токи явилися,
Перси слезами мочилися.
Увиждь мати Иосифа
Востань скоро ты из гроба,
Твое чадо любимое
Ведомо есть погаными.
Братия моя продаша им,
Иду ныне в работу к ним,
А мой отец невесть сего
Что сын ныне лишен его.
Отверзи гроб моя мати,
Потщись скоро мя прияти.
Буди твой гроб тебе и мне
Умру с тобой я горце зде.
Приими мати лишеннаго
От отца моего разлученнаго.
Внуши мати плачь горький
Жалостный мой глас тонкий.
Плачевный виждъ ты образ мой
Приими мя скоро во гроб твой.
Не могу больше я плаката
Врази хотят мя заклати.
Рахиль, Рахиль не слышь ли
Сердечный плачь приимешь ли.
Призывал я много Иякова
Не услышал он моего гласа,
Зову ныне и тебе мати
Держат мене супостаты.
Помози мати лишенному
Своему сыну любезному.
Смутилися погании
Купцы злии агаряни
Недей чары Иосифе
Не веди в печаль господей своих.
Прободем тебе на сем месте
Погубим злато за тя данное.
Тогда купцы поверили
Дряхлое лицо увидели.
Скажи наш раб Иосиф нам,
За что продан в работу к нам.
Сродник ли тех или раб их
Или кой от знаемых своих.
Иосиф же смиренный
Веща глагол умиленный.
Я ни тать, ни раб, ни племенный
Но Израилев сын любезный.
Пастуси же сии братия ми
Вси единаго отца есмы.
Послан я бых отцем моим
Донести мир братиям своим.
Они же мя вам продаша
В работу вечную отдаша.
Купцы реша Иосифу
Не плачь, не плачь ты юноша
Несть ты нам раб, но буди брат
В славе велицей будешь там.
Послали весть ко Иякову
О своем брате Иосифе.
Отче, отче Иякове
Сия риза твоего сына.
Нашли ея на горах лежит
Окровавлена и повержена,
Которую послахом ти,
А Иосифа не могли найти.
В печали же мы вси о нем
Горьки слезы и ты пролей
Познай ризу его ли есть
А Иосифа нигде же несть.
Видев Ияков в крове ризу.
Поверг лицем к низу
Возопи с плачем и рыданием
И с горьким стенанием.
Сия риза моего сына
Прелюбезного Иосифа,
Увы, увы Иосифе
Утроба Моя возжеланная,
Почто не съел мене тот зверь
Токмо бы ты был сыне цел.
Увы, увы мне, сыне мой,
Где растерзан весь возраст твой.
Растерзал бы я седины там,
Горьки слезы пролил бы сам.
Не хощу боле на свете жить
По Иосифе в печали быть.
Чадо мое любимое
Вина бысть я твоей смерти.
Убих чадо пославый тя
Видеть стадо в братию.
Возплачу я и возсетую
Чадо мое бысть мертвое.
Ризу твою вместо тела
Положу пред ся Иосифе.
Твоя риза Иосифе
На ин разум проводит мя.
Твоя риза вся цела
Не вредил зверь зол твоего тела.
Растерзал бы зверь твою ризу
Повергши зле с тобою к низу.
На твоей ризе несть признак,
Такмо сведен един твой зрак.
Тя убийц рука умертвила есть
И жизни сея лишила есть.
Умру чадо с печалию
Не хощу зрети сего света.
С плачем моим во ад пойду
И там сыне тебя найду.
Продали купцы Иосифа
Во власть царства египетска.
Служить князю неверному
Пентефреви поганому.
Взяли цену премногую
В дому его жить слугою.
Поручен же бысть весь дом его
И радость же рабом его.
Злая жена Пентефрева
Прельстить его умыслила.
Сама себя украшала
Разными ризами прельщала.
Любовь свою обещала
Блудным словом отвещала.
Дерзни на мя прекрасный раб
И будеши любезный друг.
Никого отнюд не страшися ты
Ни каких зде людей кроме тебе нет.
Затворим свою мы клеть накрепко,
И никто нас смеет потревожить.
Иди ко мне Иосифе
Лязи со мною на одре моем
Да насыщуся аз твоей красоты,
А ты насытись моей доброты.
Мужа моего не бойся ты
К смерти мы совет с тобой учиним.
Отраву дам уморю его
И жизни сея лишу его.
Нежелаю я любви твоей
Иосиф рече к госпоже своей.
Иосиф же смиренный
Глаголы веща умиленныя
Госпоже моя предобрая
Во нравех ты преумная.
Любовь твоя безстудная
Душе моей повредная.
Веселит мене любовь твоя
Погубит душу беда моя.
Тело свое мы оскверним
А Сотворшаго нас зело прогневим.
Погибель есть души моей
Не хощу сего сотворити.
Не хощу Бога разгневати
Ангела моего опечалит.
Тогда жена безстудная
Аки змея вселютая.
Ризы своей совлечеся
Безстудием вся облечеся;
На одре своем возлежала
Прекрасного ожидала.
Ухватила она за его ризу
Повлекла его к себе нуждею.
Насилием удержала,
Возле себя его клала.
Иосиф же целомудрый
От жены тоя зломудренныя.
Бежал из рук сверху к низу
Оставил ей свою ризу.
Воскричал крепко от своего сердца
Призывал в помощь своего Творца,
Боже, Боже отец наших
Помози избыть из рук вражиих.
Изыми мя от сего зверя,
Не хощу умереть жены деля.
Отче, отче Иякове
Святый мой Израилю.
Пролей слезы ко Господу
О своем сыне Иосифе.
Да избавлюся беды сея
К ней же влечет жена змия.
О злая жена безстудная
Пентефрева сквернавица.
Блудливая лукавая
Прескверная и лютая
Держи крепко Иосифа
Влечет к себе вложницу.
Оставих аз свою ризу
Избежал скоро от нея к низу.
Видит себе посрамлену
Сплетает лесть несказану.
Вземши ризу мужу кажет,
Безмерну ложь скрытно вяжет.
Почто купил сего раба,
Иосифа твоего врага.
Жидовина пресквернаго
Дому сего невернаго.
С надеждою власти твоей
Хотел явить жене твоей.
Насилие невольное
Беззаконие всескверное.
Едва могла беды тоя
Гонзнуть ныне жена твоя.
Поверил муж жене своей
И прогневался на Иосифа,
Жене своей сквернавице,
Аки лютой пиявице.
Всадил его во темницу
За жену свою сквернавицу.
В темнице же той виноватыя
Два болярина любовныя.
Его лица пресветлаго
Фараона царя великаго.
Виночерпий и хлебодарь
Гнев держаша к ним государь.
В едину нощь сон явился им
Большую печаль приложил к ним.
Иосиф же сказует сон
Фараоновым двум рабом.
Хлебодарю мужу бедну,
В скорости быть повешену,
Виночерпцу же в первой чести
По прежнему во своей власти.
Ему же Иосиф стал молитися,
Темничных уз свободитися.
Никакому же я злу повинен есть
О том един Бог весть.
Виночерпий же в нещастии
В горе своей и злосчастии.
Друга верна имел его
Обещал царю помянуть его.
В чести же сыи забывает
Во темнице оставляет.
Иосиф же смиренный
Надежды той лишенный.
Печаль свою отдаст Творцу
Любезный сын своему отцу.
Услыша Бог моление
И сердечное стенание.
Иосифа своего раба
Темничных уз свободил того.
Являет сны престрашныя
Фараону царю египетскому.
Виночерпий же Иосифа
Хвалит царю преизлиха.
Ему же царь в своем горе
Пред собою стать велит вскоре.
Просил его со тщанием
С презельным молением.
Сказати сны престрашныя
Мудрецам его ужасныя.
Иосиф же веща царю
Ныне твой раб тебе молю.
Жита купить в стране своей
По всей земли власти твоей.
Будет бо глад по всей земли
Всяка страна сие внемли.
Тогда востал с престола царь
Облек его в свою утварь.
Царской жезл ему вручает
Вторым царем называет.
Князи и боляры
Во всем царском дворе его
Иосифа поздравляют
Своим царем называют.
Людие же и вся чернь
Красно устнами поют песнь.
Богу славу возсылают
Мирно житие провожают.

 

СТИХ УЗНИКА НЕВОЛЬНИКА


Поздно, поздно вечерами,
Как утихнет весь народ
И осыплются звездами
Необъятный неба свод.
Тут в безмолвии глубоком
И в унылой тишине
В заключении жестоком
Запертой наедине.
Узник тяжко воздыхает
Седя за полночь, без сна
Песнь прощальну напевает
У тюремного окна,
Буйны ветры, полетите
В мой любимый край родной
Обо мне весть отнесите,
Что случилось здесь со мной.
Пусть друзья мои узнают
Мне страдать пришла чреда
И меня не ожидают
В край любимый никогда.
День тот вечно не настанет,
Чтобы на родине быть мне
Жизнь моя, грустя, завянет
В чужеплеменной стране.
В пир веселый раз собрались
Наши ближние друзья
И собравшись, утешалась
В той беседе был и я.
Забыв горя и печали
Все сидели в вечеру
И часы быстро пролетали,
Но я мрачен был в пиру.
Что и тогда грусть меня томила
Робкой дух мной овладел,
Буря на сердце крутила
6т чего я сам не знал.
Вскоре таинство открылось
Этот пир несчастный был
Не напрасно сердце билось
Боли он меня лишил.
В клетку с крепкими стенами
И за пир тот посажен
За решетками, замками
Грозной стражей окружен.
Кроме неба голубого
Ничего не видно мне
Или штык у часового
Просверкает лишь в окне.
И еще удар печальной
Надо мною будет раз
Отошлют в край дальней
На изгнанье в Кавказ.
Прикуют мою свободу
За кавказскими горами
Всех лишат друзей и роду
Заключат навечно там.
Ни долин мне жаль цветущих
В русской Родине моей.
Ни лугов, ручьев текущих
Сел прекрасных и полей.
И остался сад прекрасной
Где бывало я гулял
Лишь по нем в грусти ужасной,
Как бы сад тот не завял.
Вечной буду я изгнанник
И в чужой земли пришлец
Одинок, без крова, странник.
Для родных живой мертвец.
С кем рассеять мысль унылу,
Никого там не найдешь
И с уныния в могилу
Прежде времени пойдешь.
Племена тем кочевыя
Обитают в тех местах
Нравом дикия, презлыя
На степи живут, в шатрах.
Кончу жизнь мою в страданьи
Смертной час когда придет
Песнь надгробну во изгнанье
Мне никто не воспоет.
Мне в отечестве том новом
Ручейки будут друзья,
А пещера будет домом
А постеля сыра земля
Час вечерний, как настанет
Бор задремлет в тишине
Из-за туч луна проглянет
Тут прогулка будет мне.
Я тогда с душой унылой
С высоты кавказских гор
В ту страну, где край мой милой
Устремлю печальный взор.
Где остались мне родные
И любимые друзья
Где я видел дни златые
Утешался где жил я.
Полечу туда мыслями
С холму тех высоких гор
Ум мой свидится е друзьями
Там до тех пробудет пор.
Как восток уж возгорится
От небесного огня
Утренняя заря явится,
Как посланница от дня.
Но судьбе я покаряюсь,
Буду вышняго просить,
Чтобы дал мне власть и помощь
Я решаюсь все сносить.
Пусть меня терзает скука,
Жизнь невольная томит
Ни изгнанье, ни разлука
Дух во мне не изменит.
И затем меня простите
Все друзья и край родной,
Обо мне хоть раз вздохните
Кто любил вас всей душой.

 

ЕСТЬ БЕЗУМНЫЕ НА СВЕТЕ


Есть безумные на свете,
Говорят, что Бога нет,
Но мы дожили христиане,
До таких тяжелых лет.
Терпеливый Царь небесный,
Он все видит, да молчит,
А в писании известно,
Чем за это наградит.
Время страшное настанет,
Слезы горькие прольют,
Но свободы не получат
Всех преступников найдут.
Там свидетеля не примут,
Адвоката не нанять
Судью праведного узрим
Будем с трепетом стоять.
Не хотим пока возможно
Себе радость заслужить,
В те минуты, будет поздно,
Временем надо дорожить.
Но прилежности не стало
К сожалению у нас,
Сотворить худое дело
Мы готовы каждый час.
А по Божьему Закону
Будто тяжко поступать
Покориться его слову
Книги древние читать.
Что-то в мире взволновалось
Все пошло наоборот
Нигде правды не осталось
В кривде топится народ.
На все скверные привычки
Соблазняет сатана
Знать последни дни настали
Нашей жизни времена.
Мы греха не замечаем
Совершенно за собой
В жизни скверно поступаем
И не боремся с собой.
Как до Ноева потопа
Подходяще и сейчас
Но всему уже известно,
Что Господь накажет нас.
Мы действительно не знаем
Эту тайну пояснить
О пришествии Христове
Нам письма не получить.
Только кажется не долго
Нам осталось доживать
Перемены в Божьем мире
Можно ясно ожидать.
В каких деяниях захватит
За то будем отвечать
По заслуге и награду
Нам придется получать.
Кто же может защититься
И себя освободить
Теперь в силах потрудиться
Оправданье заслужить.
Мы сейчас не унываем,
Мало думаем о том
Совершенно не мечтаем
О Пришествии Втором.
А живем, да веселимся
Без печали и тоски
И не думаем кончины
Гробовой своей доски.
Аминь.

 

СОН


Ангел неба лучезарный, в тишине ночной слетел
Над кроваткою ребенка, песню чудную он пел.
И тому приснились грезы, Бог в сияющих лучах,
Много ангелов с цветами, с орарями на плечах,
Бог сказал им: «Свет от Света, от Меня всем только
От Меня вселучезарно, от Меня печали нет».
Тихо ангелы склонились, перед Господом своим
Так Творец они сказали, мир Тобою лишь храним.
«Но, откуда в людях горе, льются слезы, слышен плачь
Или враг твой. О! Создатель, для людей твоих палач».
Им ответил Вседержитель, «Горе людам Мной дано
Горе - путь к Святому Свету, горе- радости зерно».
Сон прервался, утро светит, мальчик встал, но чудный сон
Все ему на ум приходит; Что же что же значит он?
Вырос мальчик человеком. Стал он сильным на земле
Видел мудрость и в страданьях, видел свет в холодной мгле.
И всегда был сердцем ясен, и всегда спокоен был
Сновидения святого, в вихре жизни не забыл.
И с теченьем лет он понял, что все чудо создано,
Чтo печаль ведет лишь к Богу, горе к радости зерно.

 

КОГДА ОДОЛЕЮТ ТЕБЯ ИСПЫТАНЬЯ


Когда одолеют тебя испытания,
Когда в непосильной устанешь борьбе.
И капля за каплей из чаши страданья,
Пить будешь упреки бросая судьбе.
Не падай, бодрись, судьбе ни злословь,
Есть Вера, Надежда, Любовь,
Когда твое сердце заноет тоскливо,
Наступят скитанья тяжелые дни
И зова душа не услышит покоя
Ни кто ей не скажет, пойди, отдохни.
Ты вспомнишь, что греет и душу, и кровь,
То Вера, Надежа, Любовь.
Постигнет ли в жизни утрата такая
Не плачь безутешно о ней никогда.
Знай- участь начертана свыше такая
Решенье сбылось неземного Суда.
И ты утешенья ищи и даров,
Где Вера, Надежда, Любовь.
Терпенья не станет, ослабнут ли силы
В тумане сомнений потонет душа,
С девизом иди ты до самой могилы,
Что жизнь и в страданьи всегда хороша
В ней большего счастья не может и быть
Надеяться, верить, любить.

 

ОХ ЗА ЧТО МЫ ПЕРЕНОСИМ


«Ох за что мы переносим, столько горя и трудов,
Землю пашем, сено косим, так, что градом льется пот.
Нас нужда бы не давила, мы б не знали и греха
Если б Евва не вкусила, запрещенного плода.
Разве это не обидно, нам терпеть за грех чужой»,
Так ворчала Степанида, с поля идучи домой.
А Адам не меньше в том, виноват, сказал Пахом,
Муж не жениным советом, а своим живи умом.
Мимо шел один богатый, парень добрый тароватый,
Он их ропот услыхал, и с участием сказал.
Не вините безрассудно, прародителей своих,
Слова нет, что жить вам трудно, но ведь это не от них.
Вы б не лучше поступили, твердо я уверен в том,
Если б сами были, в положении таком.
Правда много испытали, много горя и трудов,
И утешить вас в печали, я с охотою готов.
Но для того, чтоб вы не смели, на свою судьбу роптать,
Я сперва хочу на деле, вашу твердость испытать.
Завтра вы ко мне придите, Я вам дам особый дом,
В нем живите, как хотите, не заботьтесь ни о чем.
На вас платьице худое, Я велю другое дать,
И к столу четыре блюда, ежедневно подавать.
Только вот условие, твердо помните его,
Все вы ешьте на здоровье, кроме блюда одного.
Вам се будет неприятно, если должен буду я,
Вас прогнать в село обратно, за нарушенный закон.
Сказал это не простился, с изумленною четой,
Уж не сон ли это снился, нам Пахомушка с тобой.
То-то будет нам веселье, и на завтра в барский дом,
Поплелися на веселье, Степанида и Пахом.
Вот живут на новом месте, наша добрая чета,
Пьют, едят, гуляют вместе, знать их счастье не мечта
Им ни горя, ни заботы, ни нужды нет никакой,
Хоть валяйся с боку на бок, без работы день деньской.
Словом молвить это чудо, как они теперь живут
Им к столу четыре блюда, ежедневно подают.
Сколько хочешь ешь досыта, кроме блюда одного
И затем оно закрыто, ну так что ж им до того.
И всего теперь довольно, их оставила нужда,
Только мучит их невольно, любопытство иногда,
Сидя раз они за блюдом, Степанида говорит,
Что за кушанье такое, тут секретное лежит.
Если б это было можно, заглянуть туда глазком,
Или с краю осторожно, хоть лизнуть бы язычком,
Что ж пожалуй это можно, и Пахом на то сказал,
Посмотри-ка осторожно, чтоб хозяин не узнал.
Уж не бойся, не узнает, говорит ему жена,
И поспешно открывает, блюдо тайное она.
Но, о чудо! Из под крышки, чтоб представить им испуг
Две проворненькие мышки, быстро выскочили вдруг
Степанида закричала, в страхе руки опустив,
И сама чуть не упала, крышку на пол уронив.
Крышка вдребезги разбилась, мышки спрятались под пол.
В это время дверь открылась, вот и барин к ним вошел.
«Так-то слово вы сдержали» - грозно крикнул он на них,
А не вы ли осуждали, прародителей своих.
Тут свое им наставленье, он полезное сказал,
И опять назад в деревню, перебраться приказал.
И пошли они вздыхая, в деревенский домик свой,
Как изгнанники из рая, с сокрушенною душой.
Путь их к хижине убогой, им теперь не весел был,
И Пахом жену дорогой, будьто правый, все корил.

 

О СОДОМЕ


Вечер, сумраки настали, у содомских у ворот
Добродушный святой старец, в гости странничков зовет.
«Вы пойдите, отдохните, под покровом у меня,
Небо ясно, ночь сокрыта, отдохнуть уж вам пора.
Вижу, вижу не простые, ко мне страннички идут
У них кудри золотые, и вся Троица в лице».
«Вы скажите, вы скажите, куда вас Господь ПОСЛАЛ?»
Мы пришли сюда к Содому, один Ангел отвечал.
Принесли спасенье дому, он тебя вывести послал
Одевайтесь, собирайтесь, выходите поскорей,
Не успел ангел промолвить, как весь город, весь Содом,
Все меньшие и большие, окружили Лотов дом.
Лот их вышел успокоить, беззаконье прекратить,
Они Лота окружили, самого хотят убить.
Заря медля занималась, над содомской тишиной,
Семья Лота собиралась, пошли на гору толпой.
Содом город провалился, казнен огненным дождем,
Жена Лота оглянулась, стала соляным столпом.

 

СТИХ «БРАЧНЫЙ»


Бог Творец Всесильный создал человека,
Самовлаством почитая и свою милость являя
Адаму и Евве и всей с ними твари.
Адаму вещает, потом же и Ною, вы растите, умножайте
И всю землю наполняйте, господствуйте всеми,созданными тварьми.
В Кану Галилейску, на брак Спас прииде, перво чудо сотворяя,
Воду в вино претворяя, славу показуя, Божества Своего.
Брак Благословляя и Сам почитая, яко тайну толь пречесну
И Его Церковь полезну, и многими веки, тако предпочтителъну.
Мы же восхищаем, Бога прославляем, яко тайна есть велика, юже сам
Господь уставил, милость всем являя, Себе прославляя.
Девы ликовствуйте, жены торжествуйте, мужи купно возгласите
И Творца все восхвалите, людям во спасение.
Апостол великий, тако возглашает, лучше жену есть имети
Нежели жить беззаконно, понеже брак честен и Богу приятен.
Брак тайна велика, и во всех почтенна, как апостол научает
Во образ Христа и Церкви, вечно та пребудет в верных человецех.
Брак иметь законный, верным есть полезно, в любви купно пребывати
И друг другу угождати, честно и похвально и Богу приятно.
Где любовь витает, там Бог обитает, все вражды он прогоняет
Мир вечный там вселяет, крепко утверждая, житие законно.
Имейте вы юнии, любовь друг к другу, ложе чисто соблюдайте
Без порока и соблазна, да будет от Бога, награда вам многа.
А мы Бога хвалим, вас же поздравляем, и вси купно вам желаем,
Благочестно в мире жити, Богу угождати, На многая лета!
Аминь.

 

КАНТ БЛАГОВЕЩЕНИЮ


Виде Бог, виде Творец, что мир погибает,
Архангела Гавриила в Назарет посылает. (2 раза).
Благовесгвуй в Назарете, слово стало во вертепе
О прекрасном граде Вифлееме, отверзи врата Едема. (2 р.).
Незаходимое солнце из девических ложесн,
Грядет воссияет и просветит весь мир (2 раза).
Звезда ясна воссияла, трем царем путь показала,
От востока пришли трие цари, принесли Христу дары.(2р.)
И пришедши в храмину, на колени упадоша,
Ирод царь возмутился, что Христос-царь народился. (2 раза).
Своя слуги посылает, Христа убита он взыскает,
Четырнадцать тысяч детей, малейших побили. (2 раза).
Не плачь, Рахиль, и не рыдай, Ирод пойдет ко аду,
К Люциферу на пораду, а мы с Ангели веселимся,
Христу-Спасу поклонимся, Христу-Спасу поклонимся,
Христу-Спасу поклонимся. Аминь.

 

О БЛУДНОМ СЫНЕ


Человек бе некто богатый, Имел у себе он два сына,
И рече юнейший отцу сын, Отче даждь ми часть от богатства.
Послушал отец милосердный, разделил имение равно,
Вскоре младый сын отбегает, отчее богатство взимает.
Отеческих недр отлучися, на чужой стране поселился.
Расточив богатство и дары, данные отеческой славой.
Грех блудной изволил имети, как в темнице темной сидети,
Свойственно греху дар имети свой, приходит глад крепок во стране той.
Начал от глада изнемогати, о богатстве стал он рыдати,
О горе мне грешному сушу, горе благих дел не имушу,
Расточих богатство духовно, живя во стране сей голодно,
Совлекохся первыя одежды, Божия лишися надежды.
Се моя одежда и дела, убивают душу и тело,
Отиду далече на страну, от рожец питатися стану.
Дому чуждь небеснаго Владыки, не достин жиги с человеки.
Временная предпочитаю, явиться отцу как, не знаю.
Паду пред отцом умилюся, и с его пищи наслаждуся,
Пойду и реку ему смело, согреших ти отче мой зело.
Приими заблудьшаго сына, яко от наемник едина.
Видит отец сына идуща, умиленный образ имуща.
И тек, падает на выю, не тужи, аз грех твой отмыю.
Начат любезно лобызати, первое богатство давати.
Облекает в светлую одежду, дает сыну благу надежду.
Перстень на руку возлагает, первую печать подавает.
И всей красоте сподобляет, пение и лики созывает.
Глаголет старейшему сыну, со отцем пребывшему выну.
Брат твой сей мертв бе и ожил есть, пришедши к нам и ожил есть.
Достойно есть радость имети, со ангелы вкупе воспети.
Коль щедра отца вы стяжаете, в милости богатства познаете.
Всяк кто убожает зело, приходит к нему паки смело,
В первую честь он взимает, во первом достоинстве бывает.

 

ПЛАЧЬ БОГОРОДИЦЫ


Стояше днесь при Кресте, Пречистая Дево,
Умиленный плачь сподвизаше, сладчайший глас испущаше.
О свете пресветлыи, Заря присносущная,
Где твоя зайде красота, светолучная невечерняя,
Добровидный сыне мой, сладчайшая доброта,
Где твой вожделенный лица, зрак, краснейший свете мой.
О Божия мудросте, церковная сладосте,
Что се вижу зде, преславное видение ужасное.
О свете великий, сладчайший Исусе,
Где твоя доброта сокрыся, возлюбленный сыне мой.
Увы мне свете мой, дражайшая доброта,
Како тя узрю Христе царю, на Кресте Тя распинаема.
О сожитие пресветлое, скрый ныне лучи своя,
Виде своего Создателя, неправедно зде ныне страждуща.
О Иосифе преблаженне, сними тело Исусово,
Положи е в гробе нове, изсечене из камене.
Где твой зрак пресладкии, сладчайшая доброта,
Како погребу тя Сыне мой, безсмертнаго и предвечнаго.
Не рыдай мене Моя Мати, восстану бо из гроба,
Тебе вознесу со славою, превыше всех горних и земных.
Воскресни Боже Сыне мой, тридневно от гроба,
Взыди к Отцу на небеса, судя и концем всей земли.
Тогда Тебе всяка тварь, небесных и земных,
Поклонится и прославит, царя веком и зиждителя.

 

КРЕЩЕНИЮ ГОСПОДНЮ


К водам иорданским, Господу пришедшу,
И Духу Святому, На Него нашедшу,
Свыше глас глаголющь, сей день изъявленный,
Крытися хощет, Сын Мой возлюбленный.
Гряди Иоанне, скоро мне Крестити,
Крещением хощу, землю просветити.
Рече же Иоанне, не смею Владыко,
Понеже тя знаю, Бога превелика.
Како возложу руку, на Господа Бога,
Ты еси содела, знамения многа.
Тебе вся трепещут, небеса и земля,
Весь род человеческий, от рода и в род.
Наг во Иорданских, струях предстояще
И Иоанн славный, Господа крестяще.
Увидевше море, в бегство обратися,
Тогда Иордан река, вспять возвратися.
Склонив свою главу, Предотечи под руку,
Мы молим тя Блаже, не посли нас в муку.
Просим Тя Всещедре, вечных мук избыти,
Роду христианскому, в Царстве пребыти.

 

ПЛАЧ АДАМОВ


Восплакался Адам пред раем
О раю мой, прекрасный мой раю,
Мене ради раю сотворено бысте,
Еввы ради раю заключено бысте.
Евва согрешила, Адама прельстила
Закон преступила, Богу согрубила
Весь род наш отгнала, от рая святаго
Ум свой помрачила, во тьму погрузила.
Адам вопияше к Богу со слезами
Увы нам грешным, увы беззаконным
Уже аз не услышу, Архангельского гласа
Уже аз не вижу ни райской пищи.
Адам вопияше к Богу со слезами
Боже милосердный, помилуй нас грешных
Проговорит Евва, Адаму глаголя
Адаме, Адаме, ты мой господине.
Нам Бог не велел жити во прекрасном раю.
Ничто же вкушати от райского древа
Послал нас Господь Бог на трудную землю
Хлеб нам вкушати от потного лица.
И праведно жити, а зле не творити
Христос Бог родился, весь мир обновился
В Иордане крестился, Адам свободился
Слава тебе Боже, Слава тебе Христе
Яко Ты родился, весь мир просветился.
Апостол Ты поставил, весь мир Ты прославил.
Тебе славу возсылаем, всегда прославляем.
Аминь.

 

СТИХ О РАДОСТИ (ИЛИ 20-й BЕK)


Незаметно ко мне приходит
Когда был я молодой,
Вот уже старость ко мне приходит
Весь, как лунь, я стал седой.
Потемнели ясны очи
Сквозь очки на свет гляжу
И ходить уже нет мочи
Пригорюнившись сижу.
Истощились уже силы,
И веселья ничуть нет,
Повсечастно жду могилы,
И тогда прости мой свет.
Вы простите милы дети
Все пожитки и труды
Все прекрасное на свете
И зеленые сады.
Все пожитки нажитые
Я кому бы подарил,
Чтобы время молодое
Мне назад бы возвратил.
Так увы коль невозможно,
Возвратить лета назад
Дожидаться смерти тошно,
Я не знаю как сказать.
Только вижу утешенье
Когда Господу молюсь
Чтоб простил мне согрешенья
Упаду, слезами зальюсь.
И к Творцу подниму руки
С умилением вопию
Чтоб избавил вечной муки,
Поместил меня в раю
Жизнь унылая подходит
Лучше братья умереть
Что вокруг нас происходит,
Тяжело на то смотреть.
Храмы Божии закрыли,
Их лишили красоты,
В них все окна перебили
И посняли все кресты.
Церковь Божию забыли
Лик священный удален,
Детский мир все погубили
богохульству научили.
Уже Творца не призывают
Ни в бедах, ни в скорбях
Его имя вспоминают
Лишь в ругательских словах.
Нет крещенья, погребенья
Чего ждать нам впереди
Ни домашнего моленья
Крест не носят на груди.
Как врага креста стыдятся
И не велят носить другим
Над иконами глумятся
Надсмехаются над ними.
Уже постов не соблюдают,
Божьих праздников не чтут.
В домах шапки не снимают.
Часто в них едят и пьют.
Не стыдясь Суда Христова,
Что за гробом положен,
Без венца живут Святого
Как скоты меняют жен.
Часто матери бывают
Хуже яростных зверей,
Равнодушно убивают
И чреве собственных детей.
Жизнь унылая настала
Лучше братья помереть
Что вокруг нас происходит
Тяжело на то смотреть.
Службы Божии забыты
Лик священный осужден
Детский ум грубо воспитан
Богохульству научен.
И ужасное несчастье
Разнеслось по всей стране
Все забыли благочестья
Предалися сатане.
Кары Божьи не боятся
К ближним милости не чтут
Всего множества имеют
Нищим крошки не дадут.
Сатане предали тело
Осквернили и уста
Люди стали наглы смелы
Хулят Господа Христа.
Кто же хулит тебя дико
Это слуги сатаны
Мы же чтем тебя владыко
Будь вовеки Ты блажен.
Воспрещают нам молиться
Притесняют по местам
Будем к Богу мы стремиться
И в душе созиждем храм.
Стали частыя гоненья
Как в Апостольские дни
Все исполнилось терпенья
С нами Бог мы не одни.
В этой жизни безсердечной
Нет отрады никакой
Лишь в Господней церкви вечно
Там отрада и покой.
А теперь для испытанья
Беды Бог послал на нас
Чтобы мы еще казнились
Вера тверже была в нас,
Станем мы всегда стремиться
К вечному Творцу
Ведь давно уже стремится,
Мир к последнему концу,

 

О СМЕРТИ (на 7 глас)


Всяк человек на земле живет
Как трава в поле растет
Из чрева матерняго родился
Новым светом обновился.
Жил всю жизнь свою веселился
И в грехах подобно в море топился
Не считал всяк грех за важное
Что придется дать ответ за дело каждое
Внезапу приидет час смертный
И скрывается свет временный
В то время начнет душа унывать и плакать
И помышлять о грехах и болезновать
Плачет слезно и терзается.
Как душа с телом разлучается
Приходит смерть и пожинает
Вси составы оружием раздробляет
И как подает души чашу смертную
И видит вскоре плоть мертвую
И зрит себе душа стояща
А плоть лежит на одре смердяща
И приступят к ней страшни демони
Лица их как смола черни
И грозят душе ея грехами
Вскоре взята будешь нами
Она же яко пленник воздыхает
Почто всяк человек от греха погибает
И видит грехи у них написаны тысячами
И ждет: Куда определится Божиим судом.
Ох, увы и горе
Почто я жила в своей воле.

 

e-mail автору проекта

  Rambler's Top100 Rambler's Top100