CЕМЕЙСКИЕ - СТАРОВЕРЫ ЗАБАЙКАЛЬЯ

Новости История Современность Правила Храм Библиотека Молитвослов Календарь Ответы Наука Энциклопедия Ссылки Гостевая Форум

Библиотека

 

Духовные стихи

 

А. М. Селищев "Забайкальские старообрядцы. Семейские"

 

В.П. Гирченко "Из истории переселения в Прибайкалье старообрядцев-семейских"

 

Соловецкий инок Герасим Фирсов "О сложении перстов"

 

Книга Иова (ветхий завет)

 

Пр. Ефрем Сирин "Слово о священстве"

 

"Повесть о боярыне Морозовой"

 

Св. Иустин филосов и мученик "Апология I"

 

И. Усов "Разбор ответов на сто пять вопросов"

 

Епископ Арсений, уральский "Оправдание Старообрядствующий Святой Христовой Церкви"

 

Епископ Арсений, уральский "Истинность старообрядствующей иерархии"

 

Кириллов И.А. "Сущность обряда"

 

Мельников Ф.Е. "Старообрядчество и обрядоверие"

 

Аврелий Августин "О супружестве и похоти"

 

Еп. Михаил (Семенов) "Зачем нужны обряды?"

 

Мельников Ф.Е "Публичная беседа об именословном перстосложении"

 

Мельников Ф.Е "Краткая история древлеправославной (старообрядческой) Церкви"

 

Мельников Ф.Е "В защиту старообрядческой иерархии"

 

Житие святых преподобномучеников Константина и Аркадия Шамарских

 

Ветковский патерик

 

Мельников Ф.Е. "О старообрядческом священстве до митрополита Амвросия"

 

Священномученик Афанасий, епископ Иркутско-Амурский

 

Апостольское служение преосвященного Иосифа

 

Сын церковный

 

Епископ Арсений, уральский и оренбургский

 

св. Иоанн Златоуст "О сквернословии"

  

Мельников Ф.Е.

 

О старообрядческом священстве до митрополита Амвросия

 

 Работа известного старообрядческого начетчика и апологетического писателя Федора Ефимовича Мельникова доказывает несомненную законность и преемственность старообрядческой Белокриницкой иерархии.

Переиздается в связи с актуальностью вопроса о недопустимости перекрещивания присоединяющихся к Церкви людей,  крещенных по  церковным канонам в три погружения от новообрядческих священников.

Предназначена  для  духовенства,  мирян и всех,  интересующихся  церковными канонами и  церковной историей.

 

От автора.

 

С вопросом о преемственности и законности старообрядческой (Белокриницкой) иерархии неразрывно связан вопрос о прежнем старообрядческом священстве, принимавшемся от господствующей в России церкви. Пусть митрополит Амвросий будет во всех отношениях законно поставленным святителем, пусть крещение его будет вне всяких сомнений и подозрений, - этого однако недостаточно, - говорят строгие исследователи старообрядческой иерархии, - чтобы признать ее вполне благочестивой. Необходимо прежде всего знать: благочестиво ли было прежнее старообрядческое священство, с которым митрополит Амвросий связал духовную нить своей иерархической преемственности. Ведь ни для кого не тайна, что господствующая церковь, от которой старообрядцы-поповцы принимали к себе священников, допускает у себя обливательное крещение и даже защищает его, как законное. А это - уже латинская ересь. Древняя святая Церковь строго осуждала обливание и не признавала его за крещение. В "Большом Потребнике", в чине принятия от латинской ереси, изложено такое осуждение: "Проклинаю скверное крещение их обливаемое, а не погружаемое по Господню образу, иже во Иордане и святыми апостолы нам переданное в три погружения во имя Отца и Сына и Святаго Духа" (гл. 71, лист 16). И в соборном изложении патриарха московского Филарета говорится о латинах: "Мудрствуют неправо и богомерзко о непорочней бани бытия - о святом крещении и крещают - водою обливают, а трижды не погружают". ("Большой Потребник", гл. 70, лист 21). Возможно ли от господствующей церкви принимать крещение, тем более священство, если и она допускает у себя обливание? Такой вопрос в настоящее время ставят нам старообрядцы-беспоповцы. Он действительно приводит их в смущение и не допускает их к признанию полной законности и даже действительности старообрядческого священства. Постараемся рассеять это их смущение.

 

                                 I.

 

Мы, конечно, не отрицаем того, что господствующая церковь повинна в допущении у себя обливательного крещения; в защиту его она даже издала в 1724 году особую книжицу, сочиненную знаменитым её иерархом Феофаном Прокоповичем под  довольно длинным названием: "Истинное оправдание правоверных христиан, крещением поливательным во Христа крещаемых" и прочее. Но одно дело защищать обливание, а другое - быть самому обливанцем. Защитники обливания, если они сами крещены в три погружения, никогда не перекрещивались, и Церковь святая нигде и никогда не постановляла крестить их снова. Нам не могут указать подобного церковного постановления, потому что его нет и быть не могло. Напротив, Церковь в лице своих учителей и соборов строго требует не перекрещивать еретиков, если они крещены правильно. "Повторение крещения над еретиками и раскольниками беззаконно, - говорит блаженный Августин, - если только таинство cиe совершено над ними правильно, то есть во имя Отца и Сына и Святаго Духа" (Книга "Жизнь, творения блаженного Августина", стр. 89, изд. 1907 г.). Другой знаменитый отец  Церкви, святой Дионисий Александрийский, говорит: "Tех, которые крещены во имя трех лиц: Отца и Сына и Святаго Духа, не следует перекрещивать, хотя бы они и крещены были еретиками" ("Творения святого Дионисия", стр. 58, изд. 1900 г.). Руководствуясь этими требованиями древней Церкви, с такой же ясностью изложенными и в правилах Вселенских и Поместных Соборов, старообрядцы не в праве были подвергать вторичному крещению тех никониан, которые крещены хотя и в еретическом обществе, но во имя Святой Троицы и в три погружения. Нужно правду сказать, что в господствующей церкви только в некоторых епархиях практикуется обливание: они всем известны. Это епархии малороссийских губерний и Юго-Западного края, успевших ополячиться и в опасной степени облатиниться еще при жизни известного писателя Захария Копыстенского. Даже о нем самом можно ставить вопрос: каково его крещение? Что же касается остальных многочисленных губерний и областей России, то в них до сих пор еще строго и непоколебимо держится обычай крестить в три погружения. Десятки и даже сотни миллионов никониан крещены правильно, то есть в три погружения с призыванием Cвятой Троицы: было бы большой несправедливостью требовать и их крестить снова только потому, что где-то, за сотни и тысячи верст от них, их единоверцы крещены обливательно. Нельзя себе даже представить, чтобы святая Церковь, основанная на истине и любви, вдруг заявила бы еретикам: "Я требую перекрещивать вас потому, что ваши соседи крещены обливательно, хотя сами вы крещены действительным крещением".  Такое требование немыслимо, оно ниспровергало бы в корне церковную правду. Предположим, что где-нибудь в Сибири беспоповские наставники ввели бы у себя обливание или какое-либо омовение вместо трехпогружательного крещения. Неужели было бы законно и справедливо, из-за этого сибирского нововведения перекрестить всех беспоповцев европейской России. Нужно принять во внимание, что вся Российская империя состоит из 78 губерний, 21 области и 2 округов. Крестят же обливательно только в каких-нибудь 7 - 8 губерниях. Их старообрядцы и обходили самым тщательным образом. Не было в истории старообрядчества прежних лет ни одного случая, по крайней мере нам таковые неизвестны, чтобы старообрядцы приняли к себе священника из Киевской или Полтавской губернии, или из Царства Польского. Брали себе старообрядцы священников только из центральных губерний России и преимущественно из Калужской, Костромской, Нижегородской, Московской, Тверской и других губерний, нисколько не сомнительных, что касается совершаемого в них крещения. Как строго относились старообрядцы к обливанцам, об этом рассказывает протоиерей Тимофей Верховский, лично императором Николаем Павловичем командированный в знаменитое Стародубье в сороковых годах прошлого столетия для насаждения здесь среди старообрядцев единоверия. Он свидетельствует, что даже тогдашние единоверцы, обращенные из старообрядчества, "крещенных через обливание (как было в Малороссии) никак не хотели признать православными". "Они, - рассказывает о. Верховский, - возвращаясь в посады из селений и деревень малороссиян, в которые они во время осеннее отправляются для скупа их произведений, как то: пеньки, масла и разного хлеба в зерне и прочее, не прежде сообщаются с своими семействами, как вымывшись в бане, с переменою белья и явившись к священнику с просьбою о прочтении над ним из требника молитвы от скверны (потому де, что он сообщался с обливанцами в пище и питии). После сего уже он, получив благословение от священника, приходит домой с успокоенною совестию и сообщается с своим семейством и прочими" ("Записки Верховского", ч. I, стр. 661; изд. 1877 г.). Не принимали единоверцы и священников малороссийских (там же, стр. 699). О старообрядцах и говорить уже нечего. Они избегали обливанцев, как опасной и гибельной заразы. Чтобы совратить старообрядцев в единоверие, о. Верховский привез им священников из Калужской губернии, удостоверяя этим, что это правильно крещенные священники, так как старообрядцы брали иереев исключительно из "благонадежных" губерний (там же, стр. 606). "Родимые наши! - трогательно рассказывал о. Верховскому старообрядческий деятель посада Клинцов, Черниговской губернии, А. Ф. Карташев, - сами знаете, как у нас в старину-то бывало не то, что теперь (при насаждении в Стародубье единоверия). Сыщут, бывало, священника-то где бы там ни было (разумеется, из благонадежных епархий), но благочестивого, ищущего спасения и правой веры. Привезут его и определят, прежде всего, в монастырь, чтобы он утвердился в правой нашей вере, да пожил молитвою и постом, а потом исповедался у отца своего духовного во всех своих грехах ведомых и неведомых; а как после сего учинят над ним "справу", и он проклянет вся ереси и отступства никонианския, и тогда отец духовный его помажет божественным миром и вместе с ним отслужит обедню и причастится святых даров Божиих. Вот тогда уж, вестимо, что Бог нам послал истинного пастыря; бывало, как посмотришь на него, так душа-то и возрадуется, а от радости невольно слезы так и потекут" ("Записки Верховского", стр. 629 - 630). Какая искренность и теплота в этом наивно-откровенном рассказе. Много тогда было у народа горячей веры, красивой своей детскостью, непосредственностью и сильной внутренним горением. Именно такая вера может двигать горами. По вере старообрядцев Бог и посылал им священников благочестивых в своем крещении и рукоположении. Тогда было весьма легко удостовериться в правильности крещения присоединяемого лица. До второй половины прошлого столетия в России не было еще железных дорог и пути coобщения были затруднительными, чрезвычайно медленными. Тогда вообще сообщения людей между собой были далекими. Жили в единении и тесной дружбе только местные жители. Поэтому зараза обливания не могла быть распространенной, она держалась только своих определенных пределов, от которых и сторонились старообрядцы на недосягаемом расстоянии, как от зачумленного округа. Даже современный представитель и руководитель беглопоповства  П. А. Овчинников засвидетельствовал незадолго до своей смерти, что  прежние старообрядцы действительно "разбирали", из какой епархии приходит к ним священник, "и уроженцев западных губерний не брали" (см. печатное "Заявление и доклад" П. А. Овчинникова, стр. 8, изд. 1912 г., Балахна). При таком строгом "разборе" старообрядцами рукоположенных лиц была твердая уверенность, что в старообрядческую Церковь не попадет ни один обливанец. Бесспорно, она была чиста от обливанцев. В этой заботе о чистоте она проявила больше усердия и строгости, чем древняя Церковь времен Вселенских Соборов и последующих веков, включительно до московского патриарxa Филарета.

 

                                II.

 

Известно, что первый Вселенский Собор определил принимать приходящих к Церкви еретиков-наватиан без перекрещивания, а если они клирики, то принимать их с сохранением священной степени (8-е правило). "Они должны непременно сохранять свои степени",- категорически заявляет толкователь канонов патриарх константинопольский Вальсамон (Трехтолковая Кормчая, стр. 198). Раскол наватиан произошел от Навата, пресвитера римской церкви. По свидетельству историка Евсевия, епископа кесарийского, Нават "сделался вождем новой секты людей, в надмении ума называвших себя чистыми" ("Церковная история" Евсевия, стр. 354). Он обманул трех епископов и при их посредстве получил себе сан епископа. "Вдруг является епископом, выскочив на средину, будто из какой машины", - так отзывается о Навате Корнилий, папа римский (там же, стр. 356). Став во главе созданного им еретического общества, Нават, как родоначальник его, принимал в нем самое близкое и живейшее участие: он совершал таинства, рукополагал, составлял соборы. Словом, был главою и душою собственной церкви. Каково же было крещение на этом вожде наватианского раскола? Оно было весьма сомнительным. Вот что рассказывает о крещении Навата вышеупомянутый Корнилий, папа римский: "Поводом к уверованию для Навата был сатана, вселившийся в него и долго живший в нем. Получив помощь от заклинателей, он впал в тяжкую болезнь и, признаваемый едва не мертвым, на той же кровати, где лежал, принял крещение посредством окропления, если только, - оговаривается Корнилий, - можно сказать, что такой человек принял его. Потом, выздоровевши, он не сподобился прочего, чего по уставу Церкви сподобиться должен  был, то есть - не запечатлен епископом (то есть не миропомазан)". "Рукоположениe его совершилось, - продолжает свой рассказ папа Корнилий, - вопреки желанию не только всего клира, но и многих мирян, потому что облитого на кровати, во время болезни, как было с Наватом, не следовало возводить ни на какую церковную степень" ("Церковная история" Евсевия, стр. 357 - 358). Казалось бы, от такого еретика ничего не может быть принято: крещен он обливательно, рукоположен незаконно и обманно, кроме того, совершил церковный раскол, был еретиком. Однако, Церковь Вселенская, которой руководит Сам Христос, признала действительным   и крещение и хиротонию, совершаемые в обществе наватиан. Обливательное крещение самого Навата не послужило причиной перекрещивания всех наватиан. Неизвестно, как был бы принят сам Нават, если бы он возвратился к Церкви, но крещенных и рукoпoлoжeнныx им Церковь не перекрещивала и не перепоставляла. "Эти еретики, - свидетельствует о них толкователь Зонара, - не перекрещиваются, потому что касательно святого крещения они ни в чем не отличаются от нас, но крестятся одинаково с православными". (Толкование на 7-е прав. 2-го Вселенского Собора). Не перекрещивают и старообрядцы никониан, если они крещены "одинаково с православными", то есть в три погружения, с призыванием Святой Троицы. В этом отношении, как и во всей своей церковной жизни, они следовали определениям и примерам древней Вселенской Церкви.

 

                                 III.

 

 Церковь постановила принимать крещение и еретиков apиан, так как они крестятся во имя Святой Троицы. Однако, не все ариане крестились правильно, среди них было немало крещенных и в одно только погружение и не во имя Святой Троицы. Были ариане "от Понта" (своего рода Малороссии), они, по свидетельству соборного изложения патриарха Филарета, "крестят во едино погружение и во крещении не глaгoлют во имя Отца и Сына и Святаго Духа, но во грядущего по предотечи Иоанне, сии речь во Христа Исyca" ("Большой потребник", гл.. 70, лист 16 об., и в "Кирилловой" книге, лист 248, 249     и об.). Были ариане и евномианской отрасли, они крестили обливанием. "Евномиане убо, - говорится о них в том же Филаретовском изложении, - вместо крещения на главы своя возливают воду до пояса" (лист 15). Евномианcкoe течение в арианстве создал некто Евномий, он был епископом и "общепризнанным главою строгих ариан". Он умер около 395 года (см. в "Богословском энциклопедическом словаре" Лопухина, т. V, столб. 201). Ариане разделялись на многочисленные секты и крещение у них было весьма разнообразным: было и трехпогружательное во имя Святой Троицы, было и обливательное, и в одно погружение, было и не во имя Святой Троицы. Однако, святая Церковь не постановила вследствие такого многообразия в их крещении всех их крестить огульно, без всякого разбора. Крещенных в одно погружение (из Понта) и обливанцев (евномиан) она перекрещивала ("Большой Потребник", гл. 70, соборное изложение, лист 15 и 16 об.), но трехпогруженцев, крещенных во имя Святой Троицы, она принимала без перекрещивания  (см. 7 прав. II Вселенск. Соб., 95 пр. VI Вселенск. Соб. и др.). Так точно поступают и старообрядцы: обливанцев никониан перекрещивают, а правильно крещенных принимают без перекрещивания. Замечательно, что святые отцы иногда выступали на защиту правильного арианского крещения, если его отвергали сами еретики. Например, еретик Евномий перекрещивал ариан, у которых было такое великое смешение в крещении. По этому случаю святой Епифаний Кипрский говорит: "Безумный Евномий дерзнул на великое зло". В чем же состояло это зло? Да в том, что Евномий "перекрещивал тех, которые уже крещены не только из приходящих к нему от православных и еретиков, но (и) от самых ариан" ("Творения св. Епифания", ч. V, стр. 171). Было бы безумием, если бы и  старообрядцы принялись всех никониан перекрещивать, не разбирая, как они крещены.

Несмотря на смешанное крещение у ариан, от них принималась и хиротония. "Арианин крестит, - говорит блаженный Иероним, - следовательно, он епископ" ("Tворение блаженного Иеронима", ч. IV, стр. 72). Другими словами: если от ариан принимается крещение, то от них должна приниматься и хиротония. Арианами были рукоположены такие впоследствии великие святители, как святой Мелетий Антиохийский ("Деяния Вселенских Соборов", т. VII, стр. 56, изд. 1891 г.) и святой Кирилл Иерусалимский ("Церковная история" Сократа, кн. II, гл. 38, стр. 220); арианами были рукоположены и присоединенные к Церкви от енкратитов епископы Зоина и Саторнин (книга Сергия, епископа Вятского: "О правилах принятия в православную Церковь", стр. 139, изд. 3-е), принятие которых стало, по словам святого Василия Великого, "правилом общения с ними", то есть енкратитами (1 прав. Василия Великого, полн. перевод.); принимали хиротонисанных  арианами и преемники святого Василия Великого, уже после Второго Вселенского Собора ("Деяния Вселенских Соборов", т. VII, стр. 62, в конце второго деяния), когда ариане еще больше раздробились и крещение их стало еще разнообразнее и смешаннее. И шестой Вселенский Собор (Трульский), состоявшийся почти через четыреста лет (в 692 г.) после возникновения арианства, постановил всё же принимать от ариан крещение (95 прав. VI Вселенск. Соб.). Следуя духу и заветам Вселенской Церкви, и старообрядческая Церковь поступает также с еретиками и совершаемыми в их обществе таинствами - крещением и хиротониею: действительные таинства принимать, а ложные и извращенные отвергать.

 

                                  IV.

 

Римско-католическая церковь в настоящее время повсюду крестит обливательным и кропительным способом. Это всеобдержный её обычай, ставший общим законом. Но было время, когда в ней, наряду с обливанием, совершалось и трёхпогружательное крещение. Обливание не сразу ввелось в латинской  церкви, а постепенно. В испанских церквах началось неправильное крещение с шестого века ("Оправдание поливательного крещения" Феофана Прокоповича, лист 54 об.). Нo о перекрещивании латин на Востоке известно только с одиннадцатого века. Оно практиковалось еще до отпадения римской церкви от восточной ("Летопись" Барония, лето 1054 г., ч. 6). Обливание в западной церкви стало широко прививаться в конце XIII века и особенно в XIV веке, в это время в ней уже сложился и твердо был выражен взгляд, что обливание имеет равную силу с погружением (см. в книге Михайлова о римских заблуждениях, стр. 19). Однако, и после этого не всех латинщиков перекрещивали на Востоке. Еще и в XV веке их присоединяли только под миропомазание (книга епископа Вятского Сергия: "О правилах принятия в православную Церковь", стр. 93 и в "Современных церковных вопросах" Т. И. Филиппова, стр. 174). Несомненно, что только обливанцев латинцев перекрещивала восточная церковь, а погруженцев ocтaвлялa в пpежнeм крещении.  Признавала она в то же время и хиротонию римско-католической церкви. В принятой восточной церковью книге Матфея Правильника говорится о латинах: "И сих хиротония к нам прилагаемом, иже от них хиротонисанным, не отлагаются: понеже и сущими от нас божественными отцы еретическая хиротония не отметны многащи быша, православным - или сущим, или бывшим, на них же они руки возложиша ("Собрание святоотеческих правил" Матфея Правильника, сост. O гл. 12, лист 242 об., по изд. Овчинникова). Книга Матфея Правильника принята и древнерусской церковью, как зело потребная" (см. предисловие к "Номоканону", лист 3 об.); она составлена в первой половине XIV века ("Номоканон", Павлова, стр. 3, изд. 1897 г.), когда обливание было уже весьма распространенным в западной церкви, но не было еще всеобщим. Когда же оно совсем залило латинскую церковь, тогда и русская церковь, и восточная постановили принимать латин как первочинных еретиков, то есть крестя их снова. Восточная церковь до сих пор перекрещивает их и именно потому, что они обливанцы (см. в вышепоминаемой книге епископа Сергия, стр. 104). Если и никониане сделают у себя обливание всеобщим, тогда и к ним придется применить определения древней русской церкви и восточной. Пока же оно у них носит характер лишь частичного (только в известных местах) явления, от них должно, по примеру древней Церкви и руководствуясь ее определениями, принимать и трехпогружательное крещение, и хиротонию, как действительные таинства.

 

                                   V.

 

Московский патриарх Филapeт был в чрезвычайной степени строг к еретикам: решительно требовал перекрещивать латинян, но и он различал обливательное крещение от трехпогружательного. В 1621 году патриарх Филарет созвал собор и "советовал" на нем и "приговорил", "како взыскивати о самех белорусцех, иже приходят от Польского и Литовского государства в православную веру нашу, греческого закона". В Польше и Литве патриарх Филарет нашел "в самех тех христианех, яже суть белорусцы в них нарицаются", бoльшoe разнообpaзиe в вере "во едином убо дому у них - у отца с детьми, и у мужа с женою, и у господина с рабы веры три или четыре; и ов держит в них веру христианскую, ин же папежскую, и ин люторскую, ин же кальвинскую, и ин новокрещенскую, ин же сасскую и ин арианскую. И вкупе убо на единой трапезе ядят и пиют, и браком совокупляются, а инии вкупе и молитву творят. Мнози же в них и за папу изверженнаго Бога молят во святой литургии, в приношении и во ектениях и в литиях" ("Большой Потребник", гл. 70, соборное изложение, лист 36 и об.). Казалось бы, как тут разобраться в таком смешении всех этих вер, большинство которых принадлежит к первому чину. Крестить бы всех приходящих от них в православную веру - вот и весь разбор с ними. Филаретовский собор, однако, так не решил. Он отделил обливанцев от погруженцев и первых повелел совершенно крестить (признаком их обливания он поставил моление за папу: кто за папу молится, тот несомненно латинщик-обливанец), а погруженцев определил оставлять с их крещением, полученным в таком разнообразии всяких вер: "Аще будет, - определяет собор во главе с патриархом Филаретом, - и свидетелей нет, а сам про себя сказывает, яко крещен в три погружения, и миром и маслом помазован, и тех крестити не подобает", их даже и миром и маслом не помазывали (там же, лист 38 об.). Собор даже не ставил вопроса: не обливан ли был их креститель? Он лишь устанавливал, что приходящий из Польши крещен в три погружения, причем это установление основывалось единственно на свидетельстве самого приходящего. Примените это соборное определение к господствующей церкви, и вы поймете, что старообрядческая Церковь поступала вполне осмотрительно и законно, не перекрещивая от нея крещенных в три погружения. Требуется крестить только обливанцев и запрещается перекрещивать трёхпогруженцев, хотя они и смешаны с разными верами, в том числе и с папежниками - явными обливанцами. По соборному определению патриарха Филарета, старообрядцы имеют право не перекрещивать и приходящего к ним из Малороссии, если только он засвидетельствует "сам собою", что крещен в три погружения.

      

                                  VI.

 

 Церковь Вселенская признала действительной хиротонию еретиков-монофизитов и монофелитов ("Деяния Вселенских Соборов", т. VII, стр. 60-61). Но среди них были епископы очень сомнительного крещения, один был совсем некрещенный. Рьяный монофизит, антиохийский  патриарх "Петр Гнафей низложил, - как повествует о нем история, - Кира Иерапольского и поставил на его место перса Ксенаию, изгнанного из Антиохии Календионом за неправоверие. Когда же некоторые епископы из Персии дали знать Петру, что Ксенаия - беглый раб и некрещеный, то Гнафей сказал, что епископская хиротония заменяет крещение" ("Летопись церковных событий" епископа Арсения, лето 484, стр. 196). Ксенаия остался в ряду епископов и, конечно, отправлял все епископские действия: и крестил, и хиротонисал. Тем не менее, это обстоятельство не дало святой Церкви основания совершенно отвергнуть хиротонию монофизитов и монофелитов. Не вправе и старообрядцы отвергать огульно хиротонию никонианских иерархов, если бы даже в среду последних попали и обливанцы, как попадали они, несомненно, среди латинских архиереев в XIV и ХV веке, когда, по Матфею Правильнику, от них принималась еще хиротония восточной церковью. Весьма разумное руководство в принятии еретиков дал нам высокоревностный отец древней Церкви святой Феодор Студит. В его время сильно волновал Церковь вопрос, как принимать хиротонисаемых иконоборцами, которые были заражены в самой опасной степени тлетворным ядом симонии: в большинстве случаев они рукополагали за деньги. Симония осуждалась Церковью, как нечестивая ересь, зловреднее Македониева заблуждения. "Веси бо мужу желаний духовных, - говорит святейший патриарх Тарасий, - яко отраднейша паче есть Македониева и сущих с ним духоборец злочестивая ересь: онем бо тварь, и раба Богу и Отцу, Духа Святаго блядущим, сии же своего им, яко же видятся, раба сего творят" ("Кормчая", лист 282 об.). Рукоположенные за деньги осуждались без всякого снисхождения. Еще святые апостолы определили: "Аще кто, епископ или презвитер, или диакон деньгами сие достоинство получит, да будет извержен и он, и поставивший и от общения со всеми да отсечется, яко Симон Волхв" (29-е правило апостольское). Такой же суд симонианам вынесли и Вселенские Соборы: четвертый (прав. 2-е), шестой (прав. 22-е) и седьмой (прав. 5-е и 19-е). Святой Василий Великий говорит, что кто совершает рукоположение за деньги, тот "оскверняет свои руки таковым лихоиманием" (прав. 90-е). Еще резче отзывался о продаже рукоположения Геннадий, патриарх константинопольский с своим собором. Он называл это преступление "нашествием сатанинским" и "дьявольским покушением" и предавал анафеме не только рукополагающего и рукополагаемого за деньги, но и всяких посредников в этом симонианском деле. "Аще же, - пишет патриарх Геннадий, - явится кто и по посредствующим в толико гнусном и беззаконном мероприятии, то и сей, аще есть из клира, да будет извержен с своего степени: аще же мирянин или монашествующий, да будет предан анафеме" ("Трехтолковая Кормчая", стр. 581). Это собственно - определение четвертого Вселенского Собора, патриарх Геннадий только привел его в своем окружном послании. По суду Тарасия, патриарха Константинопольского, рукоположенные за деньги совсем не имеют  на себе "святыни священства, и они не прияли и не имеют оной". "Тот вовсе чужд священства, - заявляет этот святитель древней Церкви, - кто когда-либо дает или взимает мзду, в какое бы то ни было время, прежде ли рукоположения или после рукоположения (там же, стр. 597). Понятно поэтому смущение православных христиан, когда они стали лицом к лицу пред необходимостью - или принимать сомнительную хиротонию иконоборцев, или совсем оставаться без священства. Именно в таком роковом значении стоял при святом Феодоре Студите вопрос о принятии в Церковь рукоположенных иконоборцами. Тогдашние пустынножители, горя ревностью о чистоте Церкви, требовали совсем отвергнуть хиротонию иконоборцев, как ничтожную, ибо она заражена в корне симонианством. Но святой Феодор Студит, не менее этих ревнителей отстаивавший достоинство Церкви и священства, не соглашался с этой мерой. Он всеми силами старался убедить их, что нельзя же всех иконоборческих рукоположенцев отвергать: ведь среди них  есть и рукоположенные без мздоимства, и Церковь, доказывает святой Феодор, уже принимала иконоборческих епископов. "Разве нет никого,- восклицает этот рассудительнейший отец Церкви, - кто был бы не рукоположен ими или рукоположенным от них, тогда как рукоположение преемственно передавалось до Тарасия". Именно иконоборческие епископы ввели это преемство. "Сколь многие, - напоминает святой Феодор Студит, - от востока и запада, от  севера и моря, приходили в промежутки того времени и вступали в общение с нашею Церковью в священном звании". Обратите внимание: принимались они не как миряне, а как священные лица в своих иерархических степенях. Святой отец отмечает, что среди иконоборцев было немало рукоположенных не за деньги. "И сколь многие, - говорит он, - тогда были рукополагаемы и рукополагали без денег, хотя и были еретиками". Но как же установить: кто из них принял хиротонию за деньги, а кто без денег? "Bce это знать, - отвечает святой Феодор Студит, - можно одному Богу, а не человеку утверждать и по этой причине считать всех низложенными". Много было среди иконоборцев симониан, до того много, что было желание у некоторых православных ревнителей совсем и во всей совокупности отвергнуть иконоборческую хиротонию; но святой Феодор Студит решительно настаивает, что нельзя по этой причине всех иконоборческих епископов признавать низложенными. "Надобно требовать (от еретиков), - увещевал он, - только исповедания устами, - когда оно не произносится явно ложно, - по которому и Тарасий принимал рукоположение, в чем и тогдашние ревнители и строгие исполнители соглашались с Тарасием и были единомысленными с ним".

Весьма убедительна эта ссылка святого отца на прежних ревнителей и на их согласие с святым Тарасием. Coглacиe это было установлено на седьмом Вселенском Соборе. На нем было решено принять иконоборческих епископов в их свящeнныx стeпeнях и вooбще было принципиально определено, что "следует принимать посвященных еретиками" ("Деяния Вселенскх Соборов",  т.VII, cтр. 60). Зачем же после этого снова поднимать вопрос об иконоборческой хиротонии. Нужно преклониться пред решением Вселенского Собора. Мы - люди, и поэтому не можем судить о душе человека по её внутреннему состоянию, это доступно только одному Богу. Мы можем знать человека только по его поступкам и делам. Отсюда и вытекает правило святого Феодора Студита - требовать от еретиков лишь "исповедания устами". По этому только исповеданию мы и можем судить о них: кто они и с какими намерениями присоединяются к святой Церкви. "Итак, - дает руководство святой Феодор Студит, - будем исследовать и дознавать о том, с кем мы должны вступить в общение: исповедует ли он правую веру, не рукоположен ли он за деньги и что-нибудь другое виновное, подозреваемое в его жизни или передаваемое молвою, не справедливо ли. Если же он, хотя получил рукоположение от такого-то еретика или рукоположенного за деньги, но сам не еретик и без своего ведения рукоположен рукоположенным за деньги, то есть симонианином, исповедует всю истину, соблюдает веру и правила неизменными и уклонившихся от того и другого отвергает, то нам нет никакого основания удаляться от него. Ибо такой не подлежит осуждению, по мнению вышеупомянутых святых, а чрез них и по мнению всех. В таком случае мы имеем общение и вам советуем делать то же". Этот мудрый совет знаменитого отца Церкви святого Феодора Студита, основанный на голосе Вселенской Церкви, должен быть руководством для верных христиан на вечные времена. В нем чувствуется веяние Духа Святого. На нем должны остановить свое внимание особенно  старообрядцы-беспоповцы, лишенные священства по той причине, что все епископы стали преступниками и еретиками. Чем принимать от них посвященных, - решили беспоповцы, - лучше совсем оставаться без священства. В таком виде ставился вопрос, как мы уже сказали, и при Феодоре Студите. Этот святой отец обращал внимание современных ему строгих ревнителей, что если во всей силе применить к иepapxии церковные правила, особенно о симонии, то все священные лица во всем мире окажутся низложенными: одни по непосредственному участию в еретическом и симонианском преступлении, другие вследствие взаимного общения с этими преступниками. "Делающие исследование, - говорит святой Феодор Студит, - путешествуя по западу и востоку, не нашли бы искомого, так как все (заметьте - все) один от другого сделались бы подлежащими низложению по причине взаимного служения вместе". Но в таком случае священство перестало бы существовать, оно прекратилось бы, превратившись в сплошное преступление. Этого святой Феодор Студит не допускает. "Таким образом, - говорит он, - священство уничтожилось бы, что совершенно отвергая, мы, согласно со святыми, станем соблюдать   вышеупомянутую меру". А мера эта заключается в требовании - испытывать только приходящего к Церкви еретического священнослужителя и не простирать испытания дальше. "Ибо, - разъясняет святой отец, - если исследование простирается далее, - то отвергаются увещания святых, как сказано, и становится тщетным столь высокий дар священства, помощью кoтoрогo мы получаем имя христиан, так что мы можем впасть в язычество, что было бы безрассудно" ("Творения святого Феодора Студита", ч. I, письмо 53-е к Стефану Чтецу и находящимся с ним, стр. 312-314, пo изд. 1867 г.). Нужно воздать благодарение Господу Богу, что Он спас нас от этого безрассудства и гибельного ниспадения в язычество. Старообрядческая Церковь жила и живет духом и разумом древней Церкви;  изложенный здесь совет святого Феодора Студита был для неё разумною и осмотрительною мерою отношений к еретикам и совершаемым у них таинствам. При Феодоре Студите не возбуждался вопрос  о крещении еретиков в том содержании, в каком он предстал пред старообрядчеством. Но несомненно, этот святой отец разрешил бы его так, как решила старообрядческая Церковь, и как он был разрешен древней Церковью в отношении еретиков-наватиан, ариан и латин и выяснен патриархом Филаретом в применении к разноверным белорусцам. Судя по многочисленным определениям древней Церкви, начиная с апостольских времен, симонианство в хиротонии осуждалось гораздо строже, чем обливание в крещении. И если, тем не менее, святой Феодор Студит, а с ним и вся Церковь, признали иконоборческую иерархию действительным "даром священства, помощью которого мы получаем имя христиан", хотя священство это было сильно заражено симонианством, - то тем более мы должны признать действительным священство господствующей церкви, которая только в некоторой степени заражена фактическим обливанием.

 

                                VII.

 

 Если мы не станем соблюдать установленную Церковью меру отношений к еретикам и преступникам церковных правил и будем простирать свое исследование за пределы возможных дознаний, то мы можем дойти до отрицания всей Церкви в ее прошлом.  Исторические исследования открывают, что даже в нашей древней русской церкви нередко встречалось обливательное крещение, занесенное к нам  с западных стран. И церковь, в лице ее соборов и архипастырей, боролась с этим злом.

"Действительно, - свидетельствует профессор А.А. Дмитриевский, - мы имеем целый ряд канонических свидетельств, которые направлены к тому, чтобы совершенно уничтожить так называемое обливательное крещение. "Более да не обливают никого же, - говорится в актах Владимирского Собора 1274 года, - но да погружают: несть нигде же писано обливание, но погружение в сосуде отлучене". "А что есте доныне крещали дети, в руках держа, а водою сверху поливали, а то неправо крещение", - писал митрополит Киприан к псковскому духовенству в 1396 году. Тот же митрополит в ответах к игумену Афанаcию (1390-1405 гг.) говорит по этому поводу следующее: "Крещение же святое творите сице: не обливати водою, яко же латыни творят, но погружати в реце или сосуде чистом, установленном на се, глаголати же на коеждо погружение едино имя Святыя Живоначальныя Троицы: "во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа", не творяй же сице, неправо крещение творит". "А крещение творите, по преданию святых апостол, - писал в своем послании в Новгород от 1410 года митрополит Фотий, - не обливайте водою, но погружайте в воде, в кадце таковской, трижда, молвя на первое погружение: "во имя Отца", и на второе погружение: "во имя Сына", и на третье погружение: "во имя Святаго Духа и нынe, и присно, и во веки веком, аминь". Буквально то же самое он повторил в грамоте в Псков от 1410 - 1417 года и в поучении "попам и инокам", написанном в 1431 году. Наконец, и Стоглавый Собор сказал  свое слово по этому поводу. "Этот ряд свидетельств, - продолжает господин Дмитриевский, - кажется, довольно красноречиво говорит нам, что в практике древней русской церкви обливательное крещение имело место наряду с погружательным. На основании богослужебных памятников можно думать, что дети в большинстве случаев крестились через обливание, а не через погружение. "Аще младенец есть крещаемый, - замечается по поводу образа крещения почти во всех наших богослужебных памятниках, - посаждает того доле в крестильници, воде сущи по шии, и куплет. Придержа левою рукою, десною прием теплую воду, возливает на главу его, за еже младенцу слабу сущу блюстися залития". Быть может, вот это-то столь распространенное правило и было причиною, почему обливательное крещение имело такое широкое применение на практике, несмотря на строгие запрещения и весьма частые убеждения русских митрополитов". ("Богослужение в русской церкви в ХVI веке"  А. А. Дмитриевского,  стр. 290-293, изд. 1884 г., Казань). То же свидетельствует о крещении в русской церкви и пpoфeccop Е.Е. Голубинский. "И у нас в России, - говорит он, - это крещение детей чрез неполное погружение было более или менее распространено с древнего до позднейшего времени. О древнем времени смотри "Вопрошание Кирика Новгородскаго" в Памятниках словесности ХП века, Калайдовича, стр. 198, п. 16, и в "Памятниках каноническаго права" Павлова,  col. 55, п. 16. Относительно позднейшего времени смотри многие рукописные Служебники и Требники XV - XVI века, указанные в опыте сличения церковных чинопоследований, по изложению церковно-богослужебных книг московской печати, изданных первыми пятью российскими патриархами, иером. Филарета, втор. изд., стр. 38-39, и печатные, им же указываемые Служебники иовлевский и междупатриарший и Требник болобановский (также в "Выписках" Озерского, ч. 2, изд. 4, стр. 400). Рукописные Служебники и Требники и болобановский печатный Требник говорят: "Аще младенец есть убо крещаемыи, и посажает его доле в крестильници  воде сущии, и по шию куплет, придержа левою рукою, приим теплую воду возливает на главу его, занеже младенцу слабу сущу, блюстися залитиа" (текст синодальн. Служебника XVI в., по Опис. Горск. и Невостр., № 358, л. 179 об.); а печатные Служебники иовлевский и междупатриарший, ограничивая наш способ крещения через неполное погружение случаями болезни крещаемых младенцев, говорит: "Аще ли болен (младенец крещаемыи), то подобно быти в купели воде теплой, и погрузит его в воде по выю и возливает ему на главу воду от купели десною рукою трижды, глаголя"... и прочее. Филаретовский Требник, устраняя существовавший у нас дотоле обычай неполного погружения младенцев, предписывает: " и аще убo млaдeнeц крещаемыи, и пoгружaeт его иерей в кyпeли, поддерживая уста ему рукою искусне от залития воды, занеже младенцу слабу сущу" ("К нашей полемике с старообрядцами" Голубинского, стр. 130 - 131).

Ученые и исследователи, несомненно, преувеличивают в своих обобщениях и выводах. Но также несомненно, что некоторые епархии древней России (Новгородская, Псковская) были в значительной степени под влиянием латинских веяний и допускали в себе обливание. Очень может быть, что обливанцы попадали и в среду духовных лиц. Проверить это невозможно, но допустимо, что в Новгородской и Псковской епархии могли быть иерархические лица из кpeщенных  или обливательно  или неполным погружением. Если бы мы держались безрассудного требования - крестить не только самих обливанцев, но и соседей их, хотя бы они были крещены в три погружения, то нам пришлось бы зачеркнуть почти всю историю русской церкви и объявить все ее священство погибшим, уничтоженным. Пришлось бы всех наших русских святителей взять под сомнение, особенно того периода, когда действовал иовский Служебник. Но, да не будет сего.

 Мы не вправе подвергать испытанию ведомое только одному Богу. Он сохраняет свою Церковь и священство ими же весть судьбами. Сохранил Он Свою Церковь святой и чистой и в тот ее тягостный период, когда она ocтавленa была на время без личного присутствия в ней епископа. Священство не уничтожилось в ней и при этом величайшем ее испытании, как не уничтожилось оно и в эпоху иконоборчества, когда, как свидетельствует святой Феодор Студит, все священнослужители подлежали низложению по причине всеобщего сообщения с еретиками. Старообрядческое священство стоит вне всякого сомнения. Оно не утратило своего непрерывного преемства, не превратилось в состояние еретиков, не поколебалось в своей вере. Оно было вполне благочестивым и законным священством. Великий страдалец русской Церкви епископ Павел Коломенский благословил старообрядческое священство на подвиги и страдание и своей мученической смертию освятил ему дальнейший путь испытаний. А другой великий  святитель старообрядческой Церкви, блаженной памяти Белокриницкий митрополит Амвросий, тоже страдавший  в долголетней ссылке за свою паству, замкнул собою преемственность старообрядческого священства. В течение долгого времени оно, по воле Божией, заключало в себе только священников и диаконов; теперь же оно сияет всей полнотой священных чинов. Господь возвратил своей Церкви прежнюю красоту и сделал ее "более блестящей и великолепной". Преклонимся же с благоговением пред этим благодатным и спасительным промышлением Господа о Своей Церкви.

 

Помещено из брощюры:

 Мельников Ф.Е. О старообрядческом священстве до митрополита Амвросия., Большой Камень, Древлеправославное Братство во имя святаго священномученика и исповедника протопопа Аввакума, Изд. "Омега", 1998.- 24 с.

 

вопрос священнику

 

e-mail автору проекта

  Rambler's Top100 Rambler's Top100