CЕМЕЙСКИЕ - СТАРОВЕРЫ ЗАБАЙКАЛЬЯ

Новости История Современность Правила Храм Библиотека Молитвослов Календарь Ответы Наука Энциклопедия Ссылки Гостевая

Библиотека

 

Еп. Михаил (Семенов) "Каждый делай свое дело"

 

Мельников Ф.Е. "Откуда произошла вера в Бога (Яко с нами Бог)"

 

Публичное собеседование архимандрита Михаила с синодальным миссионером К.Крючковым

 

Духовные стихи

 

А. М. Селищев "Забайкальские старообрядцы. Семейские"

 

В.П. Гирченко "Из истории переселения в Прибайкалье старообрядцев-семейских"

 

Соловецкий инок Герасим Фирсов "О сложении перстов"

 

Книга Иова (ветхий завет)

 

Пр. Ефрем Сирин "Слово о священстве"

 

"Повесть о боярыне Морозовой"

 

Св. Иустин филосов и мученик "Апология I"

 

И. Усов "Разбор ответов на сто пять вопросов"

 

Епископ Арсений, уральский "Оправдание Старообрядствующий Святой Христовой Церкви"

 

Епископ Арсений, уральский "Истинность старообрядствующей иерархии"

 

Кириллов И.А. "Сущность обряда"

 

Мельников Ф.Е. "Старообрядчество и обрядоверие"

 

Аврелий Августин "О супружестве и похоти"

 

Еп. Михаил (Семенов) "Зачем нужны обряды?"

 

Мельников Ф.Е "Публичная беседа об именословном перстосложении"

 

Мельников Ф.Е "Краткая история древлеправославной (старообрядческой) Церкви"

 

Мельников Ф.Е "В защиту старообрядческой иерархии"

 

Житие святых преподобномучеников Константина и Аркадия Шамарских

 

Ветковский патерик

 

Мельников Ф.Е. "О старообрядческом священстве до митрополита Амвросия"

 

Священномученик Афанасий, епископ Иркутско-Амурский

 

Апостольское служение преосвященного Иосифа

 

Сын церковный

 

Епископ Арсений, уральский и оренбургский

 

св. Иоанн Златоуст "О сквернословии"

 

АПОСТОЛЬСКОЕ СЛУЖЕНИЕ ПРЕОСВЯЩЕННОГО ИОСИФА.

 

Дивен Бог во святых Своих! Являет Он нам Свою силу в делах святых. Являет Свое неистощимое милосердие к живущим на земле временно, стремящимся в жизнь вечную. Каждый угодник Божий - наше утешение и укрепление, пример и помощник в долгом нашем шествии ко Престолу Господа Славы.

 

Сколь же велик и тяжел крестный путь святителей - пастырей Христовых, устраивающих во благо земную Церковь Его! Их святыми молитвами и заступлением мы пребываем во Христе, их святым ходатайством не сбиваемся со спасительного пути. Своим жизненным подвигом прославляют они Бога в селениях дольних, а по праведной кончине продолжают служение и в селениях горних.

 

Примером подвижнического святительского служения Церкви явлен был в начале ХХ столетия преосвященный Иосиф, первый архиерей на дальневосточной российской земле. Волею Божиею и решением Освященного Собора боголюбивых старообрядческих епископов в 1911 году он возглавил вновь образованную Иркутско-Амурскую и всего Дальнего Востока епархию Древлеправославной Церкви Христовой.

 

В 1853 году в лесной деревушке Крюк, на реке Сылве, Пермской губернии, Кунгурского уезда, Урминской волости в крестьянской семье родился мальчик, которого по крещению нарекли Иаковом. По отцу он был Исаакович, по фамилии - Антипин. Родители его были старообрядцы-безпоповцы часовенного согласия. Воспитывали они сына на строгих началах христианской жизни, по правилам и нормам, изложенным в Домострое. Мальчик Иаков с раннего возраста проявлял стремление к жизни духовной, родители же оказывали ему в этом всяческое содействие. В раннем детстве Иакова отдали в учение грамоте к начитанной женщине, знающей Писание. Учение продолжалось три года. Мальчик обнаружил хорошие способности: скоро обучился церковно-славянскому чтению и прилежно читал Божественные книги и жития святых. Преуспевал он в изучении богослужебных книг: не имея и семи лет от роду, он уже учил Псалтырь, а к восьми годам читал в моленной кафизмы.

 

Детство и юность Иакова выпали на время преследований за веру со стороны господствующей церкви и правительства. Когда Иакову было 8 лет, родители его, скрываясь от преследований, переселились в Томскую губернию, где более свободно можно было исповедовать свою веру. В 1863 году семья переехала в деревню Павловскую (близ станции Боготол, Сибирской железной дороги) Енисейской губернии Ачинского уезда Назаровской волости.

 

На семнадцатом году отец женил Иакова. Воспитанного в строгой старообрядческой семье на вековых устоях христианской жизни, Иакова Исааковича женили на девушке из семьи столь же строгих семейных правил.

 

Когда Иакову исполнилось 25 лет, его призвали на военную службу, в процессе которой он сумел пополнить свои знания изучением светских наук. Вернувшись после службы в родное село, он углубляется в изучение Священного Писания и занимается этим с большим усердием. Видя его благочестивую жизнь, глубокие знания и начитанность в святом Писании, безпоповское общество в 1895 году единодушно избрало Иакова Исааковича Антипина своим духовным наставником. Среди паствы он пользовался большим авторитетом.

 

Однако ни внешнее благополучие жизни, ни уважение со стороны сельчан не смогли дать настоящего покоя его устремленной к Богу душе. Постигая книги священного Писания, Иаков Исаакович увидел, что Церковь не может существовать без священства, которое по обетованию Спасителя должно пребывать вечно. Из Большого Катихизиса узнал, что таинства церковные не на время только установлены, но на все времена обязательны для всякого православного христианина: «таинства же церковныя никто же может строити, кроме святителей хиротонисанных, им же дана есть власть от Господа Бога рукоположением наследников апостольских».

 

Все более и более углубляясь в изучение истинного учения Церкви Христовой, он начал сомневаться в истинности безпоповского учения. Совесть его стала смущаться от безпоповских действий. При совершении треб он приходил в трепет и ужас, его начал одолевать страх. Иаков Исаакович стал усердно молить Бога, чтобы Тот указал ему правый путь, ведущий ко спасению.

 

Однажды ему было видение, будто бы оказался он на кладбище у могил, в них лежали трупы, покрытые множеством червей. Весь воздух заразился от трупов невыносимым смрадом. Тут явился ему седой старец и сказал: «Вот, смотри и порадуйся на этот смрад. Это ваш путь ведет в вечную погибель». Иаков пришел в ужас и от видения, и от слов явившегося старца. Смрад же он чувствовал натурально и после пробуждения. Стал он со слезами горячо просить Бога, чтобы Он показал ему путь спасительный. Много он молился и трудился, чтобы найти истинную Церковь Христову. Спустя время ночью ему было дано новое видение, будто бы в молитвенный дом явились святые апостолы Петр и Павел, и сказали: «Церковь и священство есть и будет». Это видение представлялось Иакову до трех раз. С тех пор он оставил безпоповское учение и начал искать истинное священство.

 

Наконец, как Корнилия сотника, упоминаемого в Деяниях апостольских, осенила Иакова благодать Божия, и он, движимый верою во спасение, отправился в 1896 году вместе с супругой в томскую тайгу, где в лесной глуши был старо-обрядческий скит, в котором проживал преосвященный Антоний, епископ Пермский и Тобольский. Проведя ряд бесед с епископом и прочим духовенством, проживающим в скиту, Иаков Исаакович убедился в истинности исповедания Белокриницкой иерархии и присоединился к святой Христовой Церкви.

 

Увидев добродетельную жизнь Иакова и его начитанность, преосвященный Антоний рукоположил его в том же 1896 году в священники на приход его второй родины, в деревню Павловскую. Стал он священнодействовать в своем приходе, и безпоповцы начали присоединяться к Церкви Христовой. В течение пяти лет присоединилось около 200 душ. Так с первых своих шагов служения Церкви отец Иаков стал приумножать стадо Христово и до конца пребывал его верным пастырем. В помощь отцу Иакову на приход деревни Павловской был рукоположен в священники Феодор Маркиянович Жлуков. Дело проповеди у них шло очень успешно. Но отцу Иакову пришлось свой приход оставить: его перевели в Бийский уезд в село Тайну на место умершего священника. Здесь также полюбили прихожане отца Иакова - за благочестивую жизнь, за проповеднический дар, за ревностное и подвижническое служение. Владыка Антоний назначил его благочинным. Довольно скоро увеличилось стадо у искусного пастыря: приход о. Иакова разросся до 1000 душ! Но и здесь священствовал он недолго. Верующая душа искала иной жизни - отшельнической.

 

Случилось, что о. Иаков тяжко заболел. Во время болезни дал обещание Богу: если выживет - примет иночество. Исцеление скоро пришло, и он, следуя своему завету, купил в 55-ти верстах от д. Тайны, при речке Тарбояк небольшой участок земли для обустройства скита. По благословению правящего архиерея о. Иаков в 1909 году начал строить монастырь. В нем стали селиться иноки (в это время уже гражданская власть не преследовала старообрядцев, и монастыри могли существовать открыто). Местность, где шло устроение монастыря, была благодатная: река богата рыбой, лес - ягодами. Хорошее здесь было и пчеловодство. Отцу Иакову эта местность очень нравилась, он не хотел с нею расставаться. В новом монастыре был выстроен молитвенный дом с иконостасом и кельи для иноков.

 

В том же году отца Иакова вызвали на Освященный Собор в Московскую архиепископию (о ревностном и энергичном священнике были наслышаны не только в Сибири, но и в Москве). Он, не желая оставлять начатое монастырское строительство, дерзнул не поехать, заявив, что нездоров и потому не может явиться на Собор. Но не попустил Господь Бог ему костенеть в «непослушании» Собору, тем паче в неправде. Скоро о. Иаков действительно заболел и был нездоров почти целый год. До конца благое дело строительства монастыря ему так и не удалось довести, ибо предстоял ему более трудный путь и более ответственная задача, которую он, как отрекшийся от своего «я», не имел права не исполнить. В марте 1911 года отец Иаков по взаимному согласию с супругой (матушка его тоже ушла в монастырь) принял пострижение с именем Иосиф. Вскоре священноинок Иосиф получил от преосвященнейшего Иоанна (Картушина), архиепископа Московского и всея Руси приглашение явиться на Освященный Собор к 25-му августа 1911 года. На что правящий архиерей - преосвященный Иоасаф (Журавлев), епископ Томский и Алтайский сказал ему: если опять откажешься ехать на Собор, то Господь вновь накажет - нельзя ослушиваться своих епископов. Страшась и Божия наказания, и запрещения от епископов, священноинок Иосиф (Антипин) прибыл на Освященный Собор, слезно распрос-тившись со своим монастырем, ибо знал причину приглашения. Освященный Собор старообрядческих епископов в августе 1911 года избрал священноинока Иосифа во епископы на вновь открываемую, Иркутско-Амурскую и всего Дальнего Востока епархию по единодушной просьбе сибирских и приамурских приходов.

 

В отдаленных от центральных районов восточных пределах России православным христианам трудно было налаживать полнокровную церковную жизнь. Местность эта была населена множеством старообрядцев: некоторые обосновались здесь давно, убежав от религиозных преследований господствующей церкви и властей; некоторые прибыли позднее, на волне государственной переселенческой политики. Одна общая беда была у всех - ничтожно малое число священников при огромных расстояниях дикого края и их разобщенность. Даже и после того, как милостию Божией и святительским подвигом иже во святых отца нашего Амвросия, митрополита Белокриницкого, была восстановлена в 1846 году в Церкви трехчинная иерархия, долгое время дальневосточные христиане-старообрядцы вынуждены были жить без священников. В Амурской области, например, первый священник появился в послераскольные времена лишь в 1879 году. Он был прислан из Москвы по долгим настоятельным просьбам верующих и привез с собой походную церковь. Очень скоро по требованию представителей господствующей церкви этот духовный пастырь был арестован, а походная церковь конфискована.

После царского манифеста о веротерпимости 1905 года церковная жизнь на Дальнем Востоке оживилась. Сюда переселились тысячи старообрядцев из центральных и западных областей России, из Румынии, Австрии, Турции. Вместе с прихожанами приехали и священники. Огромные территории требовали архипастырского окормления. Древлеправославные общины дальневосточного края возбудили ходатайство перед Освященным Собором Церкви об открытии епархии и учреждении епископской кафедры. Просьба эта была удовлетворена - в Церкви появилась новая епархия, в состав которой вошли приходы Приамурья, Забайкалья, Якутии, Приморья, Иркутской и Магаданской областей. Эти огромные по протяженности просторы и суждено было духовно окормлять новоизбранному епископу.

 

Хиротония в епископа Иркутско-Амурского, преосвященного Иосифа, состоялась в Москве на Рогожском кладбище 18 декабря 1911 года. Совершили ее московский архиепископ Иоанн и рязанский епископ Александр. Новорукоположенный епископ вскоре отбыл к месту своего служения в город Иркутск. Но этот город, как окраина епархии, оказался непригодным для резиденции епископа, и владыка не убоявшись трудностей необжитых земель, направился вглубь своей епархии.

16 мая 1912 года владыка Иосиф прибыл в село Бардагон Амурской области. У церковной ограды владыку встретили члены Успенской старообрядческой общины с хлебом-солью и со святой иконой. Владыка благоговейно осенил себя крестным знамением, облобызал святую икону и, благословив хлеб-соль, произнес собравшимся благодарственное слово, а затем проследовал в церковь. При входе в церковь владыку встретил священноиерей Иулиан. Владыка оградил себя животворящим крестом, облобызал крест, и затем оградил им встречавшего его священника. Отец Иулиан от лица всех амурских старообрядцев приветствовал владыку следующей речью: «Преосвященнейший владыко, милостивейший архипастырь и отец! Вот и ты, святитель Божий, с нами, вот и дети твои с тобою. Посмотри, владыко, веселыми ногами стеклись они встретить тебя, своего отца, котораго послал нам сам Царь Небесный. Вот старшия твои дети, окружающия тебя, священнослужители, готовые с покорностью исполнять твои веления. Мы верим, владыко святый, что твои веления это веления Святаго Духа, благодать Котораго сугубо почивает на тебе. И мы готовы помогать тебе, владыко, в твоих святых заботах о спасении Богом вверенной тебе паствы; с радостию желаем делить с тобою твои архипастырские труды. С неописуемым восторгом встречает тебя, преосвященнейший владыко, Богом вверенная и преданная тебе паства твоя. Молим Всевышняго Господа Бога, чтобы Он, Всемогущий соделал тебя отцем, веселящимся о детях своих, и чтобы сильным предстательством Покровительницы нашея Пресвятыя Богородицы возлюб-ленный Ея Сын, Господь наш Исус Христос, сохранил твою кафедру: чистой и непорочной, и тебя самого, владыко святый, да явит: в мире цела, честна, здрава, долгоденствующа, право правяща слово истины. С упованием просим и тебя, святитель Божий, обними нас всех теплою любовью отца, чтобы, согреваемые ею, мы с большею ревностью спешили на предлежащий нам подвиг - подвиг добра, чести, долга, преданности престолу Божию и отечеству нашему, и под твоим руководством неуклонно шли по той дороге, которая ведет в царство небесное. Даруй, премилосердый и всесильный Господи, чтобы нам неосужденно предстать во время оно пред Благим, Праведным Судиею и чтобы ты, владыко святый, мог сказать Спасителю: Господи, вот я и дети мои. И мы твердо веруем, что Господь наш Исус Христос, верховный Пастыреначальник наш, и Пречистая Матерь Его Пресвятая Богородица, призвавшие тебя на новое поприще своего служения, постоянно будут содействовать тебе и укреплять силы твои. Мы уверены что все, что есть в новой пастве твоей честнаго, добраго, истинно христианскаго, с любовию и доверием примкнет к тебе, зная тебя, по славе твоей, тобою самим же заслуженной. Мы уверены, что твое служение новой пастве твоей будет славно, просветительно и благоплодно. Просим и молим тебя, преосвященнейший владыко, просвещай нас, во тьме ходящих, светом твоего учения. Не забывай нас в молитвах своих пред престолом Божиим».

 

Владыка в свою очередь обратился к собравшимся с пространным словом: «Благословен Бог, благоустроивший путь мой к вам, братия, - говорил владыка, - С благодарением Богу и преданностью воле Его я принял настоящее мое назначение. С доверием и любовью спешил я к вам. Вы меня еще не знаете, и я еще ничем не заслужил такого вашего внимания. Я вижу здесь народ, преданный своей вере и Церкви, уважающий сан святительский, готовый внимать своему пастырю и любить его. Великое дело - любовь и единение духа между пастырем и паствою. Это сила, которая много может сделать и в духовной, и в общественной жизни нашей, и в делах веры, и в нравах народных, и в пользе Церкви, и в благе гражданском. Любовь не завидует, не гордится, не превозносится. Любы есть Бог, на любви в€исят и закон и пророцы, а без любви ничтоже есть».

 

Народ с глубоким вниманием, в тихом безмолвии и со слезами на глазах от радости слушал слова владыки. Воистину дана была новопоставленному епископу та сила, о которой он говорил, дарована свыше.

 

В последующие дни владыка служит в других старо-обрядческих селениях Приамурья, где с радостным почтением христиане встречают своего архипастыря. К 15 июня 1912 года владыка выехал в город Благовещенск, где было намечено проведение первого епархиального съезда Дальневосточной епархии.

 

Местом для учреждения епископской кафедры преосвя-щенный Иосиф избрал село Бардагон, расположенное на реке Зее недалеко от вновь построенного города Алексеевска. Это решение было поддержано большинством голосов приехавших на епархиальный съезд христиан вновь открытой Иркутско-Амурской епархии. Село Бардагон, почти полностью населено старообрядцами, и «дало приют» своему епископу. Здесь владыка пребывал вплоть до 1919 года. Преосвященный Иосиф на месте нового своего служения ревностно и с большим усердием взялся за дело духовного окормления и благоустроения новой епархии. Он регулярно совершал многомесячные объезды епархии, преодолевая в седле сотни верст. Эти поездки имели очень большое значение для верующих. Особенно важны они были для старообрядцев, живущих в смешанных по вероисповедальному составу селениях и районах.

 

Проповеднический дар владыки Иосифа помогал привлекать людей к Церкви, его не могли слушать без слез, множество верующих стекались на проповеди владыки. Так, однажды в селе Красный Яр Суйфунской волости Никольск-Уссурийского уезда (ныне - Приморский край) вследствие тесноты свое поучение после архиерейской службы владыке пришлось произносить во дворе молитвенного дома. Все слушающие - поповцы, безпоповцы, никониане - плакали. Все время пребывания в селе владыка проводил в беседах с безпоповцами и своей паствой, а в последний день, по разрешению безпоповского наставника ходил в их часовню для беседы об истинности старообрядческой Белокриницкой иерархии. В конце беседы самые грубые и гордые сердца безпоповцев смягчились. Провожали архипастыря - истинного преемника апостолов - все слышавшие слово Божие из уст старообрядческого епископа, одаренного благодатью Духа Святаго.

 

Он предпринимал частые поездки по епархии, везде наводил порядок и духовную дисциплину. Первым долгом преосвя-щенный Иосиф обращал внимание на определение приходских границ, окормляемых священниками его епархии. Посещая приходы, он не был деспотом для своих подчиненных, а был любящим отцом и, в некоторых случаях, даже братом, не требуя себе почестей и какого-то исключительного внимания; он был поистине «всем вся, да вся приобрящу», как сказал о себе апостол Павел. Под его руководством открывались новые общины (к 1912 году в Амурской области насчитывалось более 20 приходов), строились и освящались храмы (в 1918 году был освящен Свято-Никольский храм в городе Владивостоке), проходили ежегодные съезды дальневосточных старообрядцев, полу-чивших статус епархиальных. На каждом из этих съездов владыка выступал с поучениями и докладами о самых важных и волнующих дальневосточных христиан проблемах и бедах, мешающих церковному устроению. Владыка был постоянным участником Освященных Соборов в Москве до тех пор, пока политические события в стране не стали для этого помехой. Учреждение дальневосточной старообрядческой епископской кафедры со столь ревностным архипастырем во главе ее было исключительно важным событием в религиозной и общественной жизни края. Старообрядцы-дальневосточники обрели наконец полноту церковной жизни. Господствующая церковь перестала быть единственно главенствующей в общественном сознании. Христиане получили наглядный и живой пример истинного церковного делания, для сомневающихся душ явилась реальная возможность выбора спасительного пути.

 

Но недолго пришлось пробыть любящему отцу в окружении любящих его детей. События, разыгравшиеся в 1919 и 1920 годах на Амуре, заставили преосвященного Иосифа покинуть избранное им место жительства. Приход большевиков на Амур застал владыку объезжающим приходы епархии. В середине 1919 года епископ Иосиф выехал в город Хабаровск, а затем - в Приморье, во Владивосток, Никольск-Уссурийский и, наконец, в начале 1921 года, в город Харбин. Вскоре граница оказалась закрытой, а владыка отрезанным от всех своих российских приходов.

 

Первое время в Харбине, где епископ Иосиф обосновался на жительство, жизнь была весьма и весьма трудной, но и здесь с самого начала архипастырь активно взялся за устроение церковной жизни. Жил он теперь в небольшой комнатушке, где собиралось к нему на молитву «малое стадо Христово». Для оказавшихся на чужбине христиан епископ Иосиф стал и епископом, и священником, и общественным деятелем. Старообрядцы китайского Трехречья, до того разрозненные, стали собираться вокруг епископа. Первые службы преосвященным Иосифом проводились в различных местах: в палатке в саду русско-китайского суда (на Участковой улице), в торговых «Московских рядах», среди китайских фанз (домиков беднейших людей) в Нахаловке, в Корпусном городке. Вскоре христиане сняли для владыки в Харбине квартирку в девять квадратных сажен, где он обосновал первую домовую церковь: освятил алтарь для совершения богослужений. Затем была другая квартира и третья. Не взирая на преклонный возраст, ему приходилось быть и церковнослужителем, и распорядителем по установке алтаря и святых икон при переездах на новые квартиры, которых было переменено немало. Когда с очередной волной беженцев из России прибыли в Трехречье протоиерей Иоанн Кудрин и иерей Иоанн Старосадчев, преосвященный Иосиф получил возможность заняться архиерейскими делами и с большей активностью взяться за устроение церковной жизни христиан в Китае. Как и в прежние годы, подвижническая деятельность владыки собрала воедино разрозненное стадо гонимых за веру в родной стране христиан и приумножила его.

В эти годы христиане стали замечать скорую помощь Божию, приходящую в разных нуждах и бедах после молитв ко Господу их епископа. В Харбине многие знали старообрядческого епископа Иосифа и все относились к нему с большим уважением и почтением. Он вел очень скромный образ жизни, что украшало его в глазах находящихся в нужде людей.

 

В день 70-летия владыки, 21 октября 1923 года в Корпусном городке, во временном старообрядческом храме чествовать преосвященного владыку собралось большое количество прихожан. К этому времени увеличилось в Трехречье и количество христиан, и количество пастырей церковных. Церковная жизнь затеплилась во многих старообрядческих селениях, основанных переселенцами. Тогда же харбинская старообрядческая община вознамерилась строить свой собственный каменный храм. Постройка эта уже была произведена вчерне, когда средства у прихода закончились и источника для их появления не стало. Тогда преосвященный Иосиф все свои сбережения отдал на окончание постройки храма. С весны 1925 года он целые дни проводил на строительстве и даже ночевал там, в сторожке, вплоть до окончания строительства и обустройства нового храма.

 

Огромная духовная радость охватила владыку, когда он освящал новый храм во имя святых верховных апостолов Петра и Павла. Участвовавшие в торжествах освящения христиане вспоминали, как плакал он от радости, плакал и улыбался какой-то неземной улыбкой. Много лет назад покровительство верховных апостолов Христовых, трижды приходящих к нему во снах, помогло встать будущему владыке на спасительный путь. Их покровительства и заступления просил он для своей паствы, освящая православный храм в Китае, возведенный силами и молитвами гонимых за веру и вынужденных покинуть родину русских православных христиан.

 

После освящении храма немного пожил преосвященный Иосиф. Болезнь и труды оказали свое действие на организм старца. Владыка часто стал болеть и лежать в постели, утешаясь только тем, что семена, посеянные им, не пропадают даром, а дают прекрасные всходы. Основанные им с большим трудом и лишениями приходы во главе с харбинским приходом не умалялись, но росли. Это особенно радовало апостольскую душу святителя, он часто повторял слова святого Иоанна Златоуста: «Слава Богу за все». Он любил негромко петь для себя слова песни святого пророка Моисея, воспетые после перехода через Чермное море: «Славно бо прославися...», славя Господа, видимо за то, что и он, и его паства путем великих страданий избежал работы «новых египтян», за то, что чудесно спаслись христиане от грозящей в советской России гибели.

 

В праздник Рожества Христова в 1926 году, сильно недомогавший владыка Иосиф, торжественно совершал богослужение: накануне - всенощное бдение, а в самый праздник - святую литургию, но после этого он уже не служил. На третий день праздника состояние его резко ухудшилось. Он прожил до 1-го января (по старому стилю) 1927 года. В праздник Обрезания Господня, в 8 часов вечера, его святая душа отошла ко Господу. Почти до самого последнего часа владыка был в сознании, только последние три-четыре часа не говорил - язык отказался служить. Славил служитель Христов на земле Бога, и ушел славить Его в горних селениях, вкупе с угодниками Божиими.

 

4-го января (по старому стилю) были похороны святителя Христова. Отпевание совершали: настоятель харбинского храма протоиерей Иоанн Кудрин и иерей Иоанн Старосадчев. Прощаться с любимым пастырем пришло множество старообрядцев, его любимых чад; прощаться с почившим служителем Церковным пришло и много инославных - почита-телей его общественных трудов. Перед самым погребением прибыл новообрядческий архиепископ Мефодий, который простился с усопшим, поклонившись ему до земли.

 

Владыка Иосиф был похоронен возле алтарной стены созданного им храма во имя святых славных и всехвальных апостол Петра и Павла в городе Харбине. В своем завещании преосвященный Иосиф обращается ко всем нам, ибо для деяний духовных не существует препятствий в виде времени и расстояний: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Возлюбленным моим чадам Иркутско-Амурской и всего Дальнего Востока епархии. Находясь на смертном одре, пишу вам и отечески наказую. Ничто я вам не могу оставить, кроме завещания, завещаннаго нам Спасителем мира: будьте единомысленны и пребывайте в любви, никто не посягай на чужое, никто не твори зла своему ближнему; младшие повинуйтесь старшим, миряне - духовным своим вождям, бойтесь клеветы, особенно на предстоящих святому Алтарю и Престолу - «Тии бо бдят о душах ваших». Слово праздное и гнилое пусть никогда не сходит с уст ваших, знайте, что за все неправды и проступки вы дадите ответ Богу. Меня же грешнаго поминайте в своих молитвах и не забывайте мою могилку. Жаль мне вас оставлять, но Господь меня требует, и я от вас ухожу с миром и мир оставляю вам... Если послушаете сего моего последнего наставления, то да почиет на вас благословение Божие и моего смирения. Если же не послушаете, то пусть да будет вам Судия Бог. Простите меня все Христа ради. Аминь. 30 декабря с./с. 1926 года. г. Харбин».

 

По кончине преосвященного Иосифа, его ученики, последователи и духовные чада остались продолжать свой земной путь, каждый, в меру своих сил стремясь укреплять дело, начатое владыкой, и стараясь выполнять оставленное им духовное завещание. Недолго пришлось христианам свободно и открыто славить Господа в Китае. Гонения за веру, которых они избежали, покинув Россию, настигли их на чужбине. Война с Японией позволила советской армии войти в Трехречье и начать репрессии на бывших соотечественников. Затем началась в Китае не менее жестокая «Культурная революция», во времена которой почти всем русским людям пришлось покинуть Китай.

 

Как при своей земной жизни преосвященный Иосиф делил с паствой все невзгоды и лишения, беря большую их часть на себя, так и по кончине он продолжал разделять их участь. Бессмертной его душе теперь уже ничто не угрожало - осквернение и надругательство могло быть совершено над его святой могилой и храмом, возле алтаря которого покоился его прах.

 

По закону нового Китая вся земля, все жилые постройки и иные строения принадлежали государству, и с отъездом иностранцев, которые занимали эти дома и земли, переходили в руки местной власти. Свято-Петропавловский храм и дома причта тоже подлежали изъятию. Чтобы избежать поругания могилы, оставшиеся прихожане и два священника добились разрешения городских властей перезахоронить прах на общее Успенское кладбище в районе Нового города. Перезахоронение произошло 14 января (по новому стилю) 1957 года, в праздник обрезания Господня, ровно через 30 лет после кончины преосвященного Иосифа. Гроб с телом владыки благоговейно извлекли из сделанного в земле возле стены алтаря склепа, поставили его в новый, больших размеров, сложили в него архиерейское облачение, накрыли архиерейской мантией и поставили посреди возведенного трудами владыки храма. И так гроб стоял посреди церкви во время всей праздничной службы. Протоиерей Иоанн Кудрин в сослужении иерея Иоанна Старосадчева служили божественную Литургию и панихиду возле гроба владыки. Затем гроб закрыли крышкой, с пением «Святыи Боже...» вынесли из храма. Молодые прихожане бережно перевезли его к месту нового захоронения. Отслужив заупо-койную литию, гроб с телом владыки опустили в могилу.

 

В одно из сильных, грозящих городу наводнений, власти Харбина распорядились свезти все кресты и памятники (включая и памятник владыке) с Успенского кладбища на укрепление дамбы на берегу реки Сунгари. Мраморные памятники послужили для спасения города и людей от наводнения. А на месте бывшего кладбища появился парк. Никто теперь достоверно точно не сможет указать место, где была могила владыки. Бог сделал место захоронения преосвященного Иосифа сокровенным. Вынужденные искать место нового прибежища для себя, для своих семей, где можно было бы сохранить и открыто исповедовать веру своих отцов, русские православные христиане покинули Китай. Они сделали все, что смогли, чтобы уберечь свои святыни, остальное же оставили на волю и промысел Божий.

Многие страдания претерпели чада епископа Иосифа, рассеянные по всей земле гонениями и преследованиями. Но и в самых трудных путях своих они хранили в сердце своем слова и поучения своего первосвятителя, основывая церковную жизнь в пределах Австралии, Южной и Северной Америки, Аляски. За годы своего святительского служения Церкви пре-освященный Иосиф, епископ Амурско-Иркутский и всего Дальнего Востока привел ко спасению огромное число православных христиан. Шестнадцать лет, до конца дней своих, он, перенося тяготы, гонения и лишения, вынужденный оставить Родину, не оставлял своей паствы, проповедуя Слово Божие, строя храмы, присоединяя к Церкви заблуждающихся и неверных, исполняя воистину апостольский подвиг.

 

Благоговейную память о первом дальневосточном епископе бережно хранят христиане в Сибири, на Дальнем Востоке, в православных старообрядческих приходах Австралии, Америки и в других странах, куда заброшена была в годы гонений его многочисленная паства. Молитвенное обращение к владыке помогает нынешним христианам в деле восстановления и устроения Дальневосточной епархии. Все происходит по воле Господней, Ему же и славу воссылаем!

 

А преосвященного Иосифа благоговейно просим:

Святителю Христов Иосифе, моли Бога о нас!

 

 

e-mail автору проекта

  Rambler's Top100 Rambler's Top100